Юра никогда не скрывал любовь к рок-музыке. Даже древний ЖЖ Дудя на одну половину посвящен футболу и путешествиям, а на вторую – клубному рок-угару. В 2005 году 19-летний Юрец уже называл себя матерым рыцарем концертных площадок и использовал в речи слова «мочили», «колбасился» и «суперпупер».

В том же году Юрий съездил на «Нашествие» и пересекся с ребятами из профессиональной рок-группы «Общежитие». Как признается сам Дудь, до этого он «никогда не был так близко знаком с рок-звездами». Но уже фанател от них. 

Главной группой своей молодости (и любовью всей жизни) Дудь называл «Тараканов». В 2006-м он даже отправился в Рязань вслед за любимым коллективом, чтобы оторваться на полупустом танцполе в компании друзей-говнарей. Пого-дэнс от московской панк-четверки, по признанию Дудя, был сумасшедшим.

Но чувства возникли за четыре года до рязанского слэма. В 2002-м Дудь знал о группе «Тараканы» только по треку «Я смотрю на них», а на презентацию альбома «Страх и ненависть» пошел, чтобы выгулять младшего брата. Тот жил в Киеве и играл в местном панк-коллективе. Череда случайностей привела Юру на концерт, а там случилась любовь с первого взгляда.

В 2015-м лидер «Тараканов» Дмитрий Спирин покорил сердечко Юрия еще раз. Дудь смотрел «Нашествие» из дома и плевался от убогости фестиваля. Оно и понятно: сальноволосые старики играли полузабытые хиты, а Министерство обороны (спонсор рок-феста) развлекало зрителей пушками и танками. Но «Тараканы» пошли против системы: сыграли музыкальный сет образцовых пацифистов и перед каждым треком предупреждали слушателей об ужасах войны. Короче, показали корпоративным свиньям свой панк-протест. Юра настолько впечатлился, что пустил скупую слезу.


Это самый важный аргумент, почему Дудь до сих пор носит «конверсы» и называет себя панком. Рок-музыка заменяется рэп-речитативом, а шумные концерты не менее шумными футбольными матчами. Но свободолюбие и бунтарство – незаменимые символы. 

Телеграм-канал автора. Молюсь за российский телик


Теперь «Палачу» можно задавать вопросы. Спрашивайте что угодно – мы будем отвечать