Кинчев копировал Rammstein, а Летов продвигал олдскул. 

Думаю, всем понятно, что русский рок был большой копировальной машиной, где смешивались жанровые влияния разной западной музыки. Иногда они были незаметны. Скажем, какой-нибудь «Аквариум» миксовал The Velvet Underground, T.Rex и Патти Смит так, что сложно было указать пальцем. А иногда было сразу понятно, чем именно вдохновлялись российские музыканты. 

Важно: этот текст – не про плагиат, а про занятные закосы и влияния. Они гораздо интереснее, содержат уникальные истории и отметают вечные надоевшие аргументы из серии «Все что-то копируют» и «В музыке всего семь нот». Хотя о плагиате мы тоже поговорим.

Сплин – Oasis

Сравнение не кажется очевидным с первого взгляда, но только если не знать секретный ориджин группы. «Сплин» времен первого альбома «Пыльная быль» – неряшливый фолк-рок бэнд с песнями про домовых и сказочных стариков, только без хоррора, как у «Короля и Шута». И с таким концептом Васильев бы ни за что не взлетел в топы. 

Продюсер Александр Пономарев решил срочно менять имидж. К счастью, в середине 1990-х был отличный референс, не занятый на российской сцене – группа Oasis. У звезд бритпопа были классные прически и модное звучание. «Сплинов» постригли и пустили по другим рельсам. 

Альбом 1997 года «Фонарь под глазом» звучал значительно лучше и хитовее, а группа даже успела закосплеить Green Day – When I Come Around в песне «Англо-русский словарь». А уже в следующем году вышел «Орбит без сахара», в итоге ставший одной из самых надоевших песен в истории. Зато модно, бритпопово и успешно.

Агата Кристи – The Cure

Кто знает, что было бы с братьями Самойловыми, если бы в Шотландии они не купили пластинку с альбомом The Cure –  Disintegration. До 1989 года «Агата Кристи» играла чудовищный арт-рок для редких ценителей. Ну какие, простите, гномы-каннибалы? Еще и таким надрывным голосом.

После знакомства с творчеством The Cure «Агата Кристи» превратилась в самый очевидный закос на русской рок-сцене. Глеб и Вадим Самойловы начали выглядеть как Роберт Смит и еще один, но более худой Роберт Смит. А их музыка внезапно превратилась в пост-панк с жестким басом и глухой драм-машиной. Тот случай, когда сходство даже не надо доказывать.

Единственное жесткое отличие от праймовых The Cure – кислотный синтезаторный звук клавишника Александра Козлова. Но остальное, от начала и до конца карьеры, было каким-то негласным трибьютом The Cure 1980-х и 1990-х. И вокально, и инструментально, и особенно эстетически.


Кино – The Cure, The Smiths

Виктор Цой и Юрий Каспарян из «Кино» поступили мудрее. Да, они тоже прониклись британским пост-панком и косили звучанием под кумиров. Но, в отличие от Самойловых, взяли несколько референсов. Помимо The Cure и Роберта Смита, состав «Кино» восхищался The Smiths. И уже ретроспективно Цоя с компанией часто обвиняли в плагиате.

Например, хит «Перемен» считается калькой на Barbarism Begins At Home от The Smiths. Но разница все же заметна. Звучание похоже, но не до степени слияния.

Гораздо смешнее, что песня Girlfriend In A Coma мутировала в «Когда твоя девушка больна». Видимо, Каспарян так здорово адаптировал музыку, что Цой решил сделать то же самое с текстом. Уморительный случай. Но давайте серьезно: они не могли так нагло украсть чужую песню. Это явный трибьют.

Влияние The Smiths чувствовалось, как правило, в веселых песнях «Кино». А более готические The Cure вступали на депрессивных моментах. «Электричка» и «Транквилизатор» чисто стилистически – контент для ультрадепрессивного альбома Pornography. Но больше всего пугает, что вступление песни «Спокойная ночь» – брат-близнец Faith от тех же The Cure.

Если что, это не очередная попытка как-то прибить Цоя. Во-первых, у нас были более явные. Во-вторых, все это копирование и вдохновение не отрицает влияние «Кино» на культуру. Но если смотреть на группу трезво, Цой с Каспаряном – просто радиоприемники с русификатором. 

Ария – Iron Maiden, Manowar

Была ли на русской рок-сцене более кринжовая группа, чем «Ария»? Вероятно, да, но есть занимательная тенденция. Когда «Король и Шут» были в прайме, группу считали символом грязи и безвкусицы, а потом признали как самобытный феномен. Увлечение «Агатой Кристи» тоже можно оправдать готической романтикой. А что будут говорить те, кто ходил в футболке «Ария», сложно представить. «Мне нравились сказки, пот и БДСМ»? Наверное, что-то такое. 

Так или иначе, бэнд Кипелова всегда очевидно косил под две западные группы – Manowar и особенно Iron Maiden. Второй кейс настолько вопиющий, что сложно обойтись без примеров. Вот песня «Зверь» группы «Ария».

А вот Apparition от Iron Maiden.

Не надо иметь слух или вообще уши. Даже глухой по вибрации догадается, что это одна и та же песня. Разница между ними – всего три года. То есть, любой человек, увлекавшийся творчеством Брюса Дикинсона, уже в 1995 году имел непробиваемый фундамент для обвинений. 

И у ценителей Iron Maiden не было никакого повода включать «Арию» в принципе. Хотя бы потому, что англоязычный текст можно воспринимать просто как звуки, без уморительно несуразного пафоса Кипелова. Так что секрет успеха «Арии» не просто в закосе, а в массовом незнании английского и западной сцены. 

Алиса – Rammstein

Константина Кинчева регулярно метало из жанра в жанр, а список его референсов огромен. Там были и Pink Floyd, и Black Sabbath, а в одно время лидер «Алисы» даже пытался читать рэп. Вы уже догадались, что для русского рока нет более важной группы, чем The Cure – Константин Кинчев тоже так считает. Его «Театр теней» – чистая калька на Kyoto Song.

Но, опять же, трибьют, а не плагиат. На альбоме группа The Cure указана в качестве соавторов песни. Роберту Смиту вряд ли сообщали, но какая разница, правда?

Мы же поговорим о другой истории. В 2000-х мода изменилась и главной тяжелой группой поколения стал Rammstein. «Алиса» тех времен решила, что она может так же. А Кинчев начал жестко косить под Тилля Линдеманна. Судите сами. Вот раз.

А вот два.

Даже оформление клипов как будто в стиле Rammstein. И это еще не все. Слово Tier с немецкого переводится именно как «Зверь». Но идем дальше. Вот песня Der Meister.

А вот ответ «Алисы» и Кинчева. Звучит подозрительно похоже, не так ли?

Но пусть лейблы и артисты разбираются с плагиатом сами, если им так хочется. Дело скорее в гибкости сознания Кинчева. В 2005 году для записи альбома «Изгой» он даже притащил звукаря, который работал с Rammstein. Как думаете, о чем просил? 

В 1980-х, когда в топе была The Cure, Кинчев делал трибьюты готическим балладам Смита. И речитатив он проносил в тексты, потому что тогда это был свежий приемчик с запада. Уж очень космополитское поведение для любителя распевать ксенофобские песенки про семя орды. Но стоит восхититься тем, как активно группа из 1983 года следила за трендами.

Егор Летов – The Grateful Dead, The Doors

Ни слова о плагиате. Летов – слишком сложная фигура для столь простых решений. Но «Гражданская Оборона» продвигала собственную музыкальную идеологию, отличную от веяний, популярных у коллег. Пока рокеры увлекались The Cure, The Smiths, Sisters of Mercy, Iron Maiden, Metallica и другими звездами 1980-х и 1990-х, Егор Летов восхищался психоделическим роком 1960-х и 1970-х. В первую очередь, The Grateful Dead и The Doors.

Эти группы – ответ Летова на вопрос, почему лайвы «Гражданской Обороны» звучат так грязно. По мнению Егора, чтобы реализовать нужное звучание на концерте, необходимо большое количество вовлеченных специалистов. Поэтому правильные версии треков есть только в альбомах.

Мы уже рассказывали, как влияние «Гражданской Обороны» заставило Земфиру бросить модную электронику в пользу натуралистичных гитар в стиле тех же The Grateful Dead. И как от этого пострадал ее аранжировщик, бывший солист «Ленинграда» Игорь Вдовин. Так произошло лишь потому, что Летов, будучи большим любителем экспериментов, до последнего оставался сторонником олсдкульных музыкальных направлений.

Мумий Тролль – Blur

У Ильи Лагутенко странная история успеха. Группа существовала с начала 1980-х и была малозаметным коллективом из Владивостока. На их концерты ходили неохотно, а песни не становились хитами. Как и все рокеры того поколения, «Мумий Тролль» в оба глаза смотрел на новую волну – опять же, The Cure, The Smiths, Bauhaus, Interpol и так далее. Но им это не шло.

Все изменил альбом «Морская» 1997 года. Продюсер Леонид Бурлаков нашел для Лагутенко новый референс – бритпоперов из Blur. История напоминает превращение «Сплина» в Oasis. Но, в отличие от братьев Галлахеров, в нулевых Blur перешли от бритпопа к странному афро-инди и остались свежими.

Так или иначе, фирменное звучание «Мумий Тролля» тех лет – исконно британское. Похоже и на Blur времен альбомов Parklife (1994) и The Greate Escape (1995), и на Stereophonics, и на Cornershop. Но с вкрадчиво воющим вокалом Ильи Лагутенко и безумными текстами. Так точно стало гораздо лучше и группа из вечных неудачников превратилась в феномен.

Кинчев из «Алисы» – звезда ужасного русского рока. Но его рэп еще хуже

Откуда появились странные названия русских рок-групп? От ДДТ до «Сектора Газа»

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Главное
Виталий Халюков
16 Янв '23
10 редких историй про Горшка. Лидер «Короля и Шута» играл в «Ведьмака» и мог сняться у Балабанова
Знали?
Данил Тармасинов
12 Янв '23
Яна Чурикова назвала главную трагедию «Фабрики звезд». Жертва уже ответила ведущей
Правда, непонятно, на что обиделась певица.
Данил Тармасинов
12 Янв '23
Певец Шарлот умер второй раз за год. Скандальной звезде уже никто не верит
Никаких соболезнований – только сочувствие.
Николай Кубрак
30 Дек '22
20 лучших альбомов 2022 года. От криков Локимина до откровений Кендрика
Рассказываем о главных музыкальных релизах года: от дагестанской лирики до венесуэльских гангстеров.
Данил Тармасинов
29 Дек '22
Сколько Мэрайя Кери заработала на песне All I Want for Christmas is You? Хит кормит певицу раз в год
Звезда вряд ли расстраивается из-за слабой востребованности в остальные 11 месяцев.
Данил Тармасинов
26 Дек '22
Почему провалилась «Новая Фабрика звезд»? Продюсер 6-го сезона обвинил плохих рэперов
Виктор Дробыш смешно напрыгнул на певцов-однодневок.
Комментарии