Подростки против парадоксов.

В конце июля в онлайн-кинотеатре Premier появились первые эпизоды «Наследия» – подросткового sci-fi с Алексеем Серебряковым и толпами малоизвестных зумеров. Фантастический проект о мире после апокалипсиса – амбициозная попытка сыграть на поле «Голодных игр», «Бегущего в лабиринте» и других тинейджерских франшиз. В чем главная проблема «Наследия»? И почему новое общество, показанное в сериале, оказалось настолько шатким? Разбираемся.

У «Палача» появился телеграм-канал о российских сериалах. Подпишись, если знаешь, чем «Мажор» отличается от «Метода».

Муравейник с незавидной судьбой

Чтобы продолжить человеческий род, российские ученые запустили программу «Наследие»: погрузились в криогенный сон вместе с кучей эмбрионов, проснулись через сто лет (уже после апокалипсиса) и начали воспитывать детишек, а потом и подростков, по стандартам изменившегося мира. По задумке генетиков, тинейджеры должны были произвести потомство и создать мирное общество, но все пошло не по плану, и молодые восстали против старых.

Алексей Серебряков на съемках «Наследия»

В результате бунта в живых остался только Алексей Серебряков. Его герой, заслуженный генетик Петр Титов, уже в трейлере «Наследия» выдал фразу: «Они все превратили в ад». О поколенческом конфликте зрителей предупредили заранее, но попытки молодых людей построить новый мир и ужиться друг с другом волновали создателей гораздо больше, чем терки зумеров и бумеров.

Пока все логично: подростки (или вчерашние подростки), преодолевающие проблемы взросления, за последние пару лет стали главными героями российских сериалов. Но у детей из «Наследия» не было шансов на нормальную жизнь: их – казалось бы, единственных спасителей человеческого рода – искусственно обрекли на варварство, братоубийства и диктатуру.

Фото со съемок «Наследия»

Удивительно, но, влетев в новую реальность, российские ученые с советским прошлым даже не попытались создать аналог Чевенгура. Подростков из «Наследия» воспитывал стереотипный вояка Рябов: заставлял их убивать кроликов, развивал дедовщину и глумился над слабыми. «Это вы – надежда человечества, а мне по барабану», – коронная фраза персонажа, которого, очевидно, не стоило брать в команду по спасению мира.


В то же время местный психолог Бернацкий рассказывал детишкам о муравьином обществе. «Если в течение нескольких дней муравей-разведчик приходит ни с чем, его казнят», – объяснял он парню по кличке Нос. Результат этих бесед показали уже через минуту: молодежь, получившая власть, отправила предателя на дно гигантской ямы. В такие моменты слоган «Наследия» – фраза «Человеком не рождаются» – звучит как издевательство.

Вайб «Голодных игр», но только для взрослых

Катерина Ковальчук на съемках «Наследия»

Вдохновившись разговорами с психологом, Нос построил человеческий муравейник. Трон матки (несмотря на наличие мускулистых мужиков) заняла девушка Лидия в исполнении Катерины Ковальчук, а рядом оказалась пачка зумеров-муравьев со своими как общественными, так и кинематографическими задачами. Каждый из них, к сожалению, до боли стереотипен.

Здесь есть мальчик, которому, как Томасу из «Бегущего в лабиринте», снятся странные сны. Есть и надоевший образ не такой, как все, и слабохарактерный нытик с агрессивным безумцем, и злой гений, и парочка влюбленных, и десяток юных революционеров.


Фото со съемок «Наследия»

Они стреляют из лука, как Китнисс Эвердин из «Голодных игр», носят грязно-зеленые костюмы, зовут друг друга по номерам, а в начале даже не подозревают, что за пределами бункера скрываются пейзажи Абхазии. А ведь эти горы и леса (вместе с Рябовым – ходячим олицетворением исконно русской дедовщины) – единственное, что отличает «Наследие» от подростковых блокбастеров из Голливуда. И в данном случае схожесть – не комплимент.

Но мочить сериал за вторичность не хочется: жанр новый, это мы еще не проходили, и, чтобы не скатиться в лютый трэш, пришлось списать. Удивляет другое: как проект, работающий по образцу «Голодных игр», «Дивергентов» и «Бегущих в лабиринте», умудрился получить возрастной ценз 18+? Подобный продукт может порадовать школьную аудиторию, но едва ли удивит совершеннолетнего зрителя. Так зачем он нужен и для кого снят?

Фантастический клип, растянутый на восемь серий

Татьяна Меженцева на съемках «Наследия»

Меньше всего вопросов вызывает техническая сторона «Наследия». Картинка сочная, а футуристичный антураж радует глаз. Даже жаль, что стопка красивых кадров разлетается, как только персонажи открывают рот. Катерине Ковальчук, например, приходится играть сразу двух героинь: безэмоционального биоробота и жизнерадостную хохотушку из флешбэков. Поверить в столь радикальные изменения невозможно, а образы не сходятся воедино. Это два разных человека.

С детьми еще сложнее. Роль местной Китнисс Эвердин (да-да, не такой, как все) получила юная Таня Меженцева – дебютантка и вообще-то певица. Но объяснить выбор режиссера можно его же карьерой: Алексей Голубев уже работал с начинающей артисткой. В 2019-м снимал ее в футуристичном клипе на песню «Время для нас». Так выглядит трехминутный предок «Наследия».

Есть подозрение, что по схожей схеме в сериал попал и рок-музыкант Никита Пресняков. Голубев плотно сотрудничал с его мамой, Кристиной Орбакайте. Помните песню «Прогноз погоды», фит певицы с группой «Дискотека Авария»? Клип на этот трек делал будущий режиссер подросткового сай-фая.

В карьере Голубева десятки известных роликов: от «Мало половин» Ольги Бузовой до «Чики» Артура Пирожкова. Но бэкграунд звездного клипмейкера повлиял на качество «Наследия» в худшую сторону. У сериала нет проблем с визуалом, но содержимое продукта значительно слабее обложки.

Никита Пресняков на съемках «Наследия»

Более того, некоторые фрагменты будто созданы для клипа, а не для громоздкой антиутопии на восемь эпизодов. В финале третьей серии подростки, вдохновленные пафосной речью про Спартака, поочередно встают с мест, называют свои реальные имена и жмут друг другу руки. Можно представить, как эпично это смотрелось бы в формате трехминутного клипа. Но в сериале сцена выглядит пластмассовой и кринжовой.

Подростковая фантастика для совершеннолетних. Общество, приговоренное его же создателями. Восьмисерийник, которому лучше быть клипом. В сериале, как и в программе от российских ученых, критические ошибки возникли еще на самом раннем этапе. Исправлять их никто не стал.

Как «Клиника» убила старые ситкомы? Сериал похоронил «Друзей» и стал вечной классикой

Епифанцев, «Ведьмак» и цитаты из «Брата». «Два холма» – самый кринжовый русский сериал, но от него не оторваться

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии