Помянем.

В такие моменты, как сейчас, только и остаётся, что говорить о прошлом. На этот раз мы обратим внимание на прошлое российского кино. Хотя бы потому, что пока рано рассуждать о его будущем. В России годами строилась серьёзная киноиндустрия, где было много всего, но крайне мало удачных блокбастеров. 

От «Ночного дозора» до «Майора Грома» аж 15 лет, а между ними почти пустота. Почему? Рассказывая о провальной «Этерне», мы уже касались этой темы, но пришёл момент, когда стоит подробнее поговорить об успехах местного крупнобюджетного кино.

В России не успела сложиться индустрия блокбастеров

Она же не может возникнуть на пустом месте, правда? А блокбастер – крайне рискованное дело. Если на производство тратится гигантское количество денег и сил, лучше бы такому проекту не промахиваться. А большие прокатные провалы случаются и в Штатах. 

Голливуд, прежде чем превратиться в машину по созданию дорогущих летних хитов, прошёл гигантский путь из проб, ошибок и имён. У России не было этого времени. Перестроечное и постперестроечное кино – как правило, жёсткие реалистичные истории, снятые в экономном режиме. Бюджет пришёл в наш кинематограф только в сытых нулевых.

Сразу появились и те, кто захотел делать большое популярное кино со спецэффектами и динамикой. Актёрская и режиссёрская школы уже были, но опыта постановки масштабного экшна и производства тех же самых эффектов не было. Всё, что оставалось делать – нарабатывать его эмпирически.

Съемки фильма «Этерна»

Даже в нашей казни «Этерны» есть вывод, что крупные провалы нужны, чтобы индустрия могла развиваться. А требовать от новорождённого жанра взрослых вещей – преступная наивность. Но вдруг пришёл Тимур Бекмамбетов, у которого всё получилось. Те самые «Дозоры»: был ли это знак роста и оздоровления? Да, но не всё так просто.

Влияние «Ночного Дозора» сильно переоценено

Спустя столько лет можно не сомневаться, что «Ночной Дозор» – главный блокбастер в российской истории. Роман Лукьяненко дал хорошую сюжетную основу и реалистичные локации, вроде тёмных городских улиц. А Бекмамбетов сделал так, чтобы кино не развалилось и выглядело достойно. Сцену с едущей по стене Жанной Фриске публика точно запомнила. Всё это бесспорные факты.

Съемки «Ночного дозора»

Но «Ночной Дозор» и его сиквел – лишь два успешных фильма на гигантское количество менее удачных попыток. Пока цитата про выход из сумрака была временным мемом, появлялись такие вещи, как «Волкодав из рода Серых Псов». Не помните? И отлично! Это кино стоило 10 миллионов долларов – серьёзные деньги для российской киноиндустрии нулевых. 


Успех «Дозоров» означал только одно: в стране появился режиссёр, научившийся работать с жанром. И что сделал Тимур Бекмамбетов дальше? Улетел в США снимать «Особо опасен» с Джеймсом МакЭвоем и Анджелиной Джоли, а в России перешёл в более безопасный коммерческий жанр «Ёлок». Осуждать его не за что – Бекмамбетов воспользовался возможностью и поехал за мечтой, не забывая про кэш.

Съемки фильма «Особо опасен»

Тимуру мешали взяться за не менее амбициозный российский проект? Вроде нет. Но он почему-то этого не сделал. И причина была – уже через пару лет после «Ночного дозора» местная киноиндустрия сильно изменилась.

Как изменилось кино в середине нулевых?

Произошло то, о чём так часто кричит BadComedian. Как только индустрия начала подниматься и делать первые деньги, появилась куча желающих заработать на кино с минимальными рисками. Резко выросло количество комедий: снимать их не слишком дорого, а медийные лица и реклама помогут нагнать аудиторию. Началась эпоха фильмов от звёзд КВН и Comedy.

Съемки фильма «Тот ещё Карлосон!»

В тот же период произошёл скандальный кейс с Бекмамбетовым, напихавшим тонны рекламы в ненужный сиквел «Иронии судьбы». Та самая история с бюджетом, окупающимися на стадии производства. Фильмов стало больше, но среднее качество упало, а зритель потерял доверие к массовому российскому кино. 

Зачем давать шанс комедиям с Галустяном, если в соседнем зале крутят «Аватара»? Вопрос, на который никто так и не придумал хорошего ответа. Получается, если бы «Ночной Дозор» вышел не в 2004-м, а в 2008 году, риск провала был бы выше. Развиваться в такой атмосфере гораздо сложнее.

Сергей Лобан

У авторского кино, кстати, этих проблем не было – оно не гонится за кэшем. А когда пытается, происходят грустные ситуации. В 2011 году режиссёр Сергей Лобан потратил два миллиона долларов на абсурдистский фильм «Шапито-шоу». Он получился крутым и визуально интересным, но не привлёк аудиторию и собрал чуть больше четверти своего бюджета. Кассовая катастрофа: талантливейший Лобан с тех пор так ничего и не снял. 

Блокбастеры делает Бондарчук, но над ним все смеются

На самом деле зря. Бондарчук – чуть ли не единственный режиссёр, который пытается снять что-то дорогое и красивое. Капитал доверия он заработал на «Девятой роте», а после стал королём больших бюджетов. И надо отдать ему должное: на фоне конкурентов визуал в фильмах Фёдора всегда был на уровне.

Съемки «Обитаемого острова»

Проблемы находились в других местах. В «Обитаемом острове» – розовый танк и несоответствие духу Стругацких, а в «Притяжении» – знаменитая сцена с Русом и общая глупость происходящего. Бондарчук оказался Майклом Бэем – американского режиссёра бьют в те же болевые точки. Но так ли это плохо на самом деле?

Индустрия не может сложиться на пустом месте. Ей нужно пробовать, делать ошибки и развивать технологии. Фёдор Бондарчук как раз всем этим и занимался, особенно технической частью. А все будущие режиссёры российских блокбастеров смотрели его фильмы и делали выводы.

В кейсе Бондарчука та же проблема, что была и с Бекмамбетовым. Одного человека слишком мало, чтобы делать выводы о молодой индустрии, где ещё и валяется слишком много мусора. У тех, кто оценивал состояние массового кино по двум постановщикам, слишком маленькая выборка. А правильный вывод звучит так: в России не было блокбастеров, а те, что были – статистическая погрешность. 

Успехи конца десятых – всё ещё переходный период

Точнее, так было. Сколько денег останется в кинематографе теперь – вопрос не сегодняшнего и, возможно, даже не завтрашнего дня. Но нужно оценивать здраво: после выжженной земли нулевых в России начало развиваться современное массовое кино. И ключевое слово тут – «начало».

Илья Найшуллер

Появился Илья Найшуллер – режиссёр с британским образованием, мышлением панка и гениальными клипами. Его «Хардкор» зашёл спорно, но выглядел как нечто новое. Не говоря уже, что человека, который назвал бы фильм недостаточно динамичным или визуально слабым, можно (и нужно) изолировать от общества в одиночной палате.

Клипмейкерский опыт пригодился и Олегу Трофиму. Несмотря на критику, «Майор Гром» – лучший российский кинокомикс, да ещё и сделанный по канонам жанра. Фильм про супермента стал единственным полноценным блокбастером со времён «Дневного Дозора». Без больших провалов по сценарию, без исторической основы, зато с качественным визуалом и ориентировкой на российского зрителя. 

Съемки фильма «Майор Гром: Чумной Доктор»

И речь о фильме, вышедшем в 2021 году. Массовое российское кино начало становиться дорогим и стилёвым вчера. В сериалах от стримингов чуть раньше, в кинотеатрах чуть позже, но всё равно недавно.

Всё, что было до – зародышевое состояние с единичными успехами. Всё, что должно было последовать – продолжение переходного периода с ошибками типа «Этерны» и окончательным отказом от мифа о «Ночном дозоре». Теперь же местный кинематограф вновь вернётся к началу. Русские блокбастеры – всё ещё мёртвый жанр: он так и не успел по-настоящему родиться.

«Морбиус» с Джаредом Лето оказался диким позором. За что его так возненавидели?

Что русские актеры дубляжа будут делать после смерти кинопроката? Уже есть ответ

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии