Пять шагов к нормальному камбэку.

Пока жители Санкт-Петербурга справедливо жалуются на горы мусора и неубранный снег, Сергей Шнуров выпускает новый социальный клипец группы «Ленинград». В наличии фирменный матерок и женский вокал в припеве – «В Питере – говно! Пока так». Казалось бы, отличная новость. Шнур вернулся и высказался на острую тему, наконец-то не в графоманских стихах для бумеров. Но так ли это хорошо на самом деле?

Если присмотреться, то окажется, что «Пока так» – пусть и актуальный, но унылейший заход в стиле позднего «Ленинграда», пытающегося поднять вялую трубу таблетками и мемасами. Дешёвый и безошибочный способ поднять респектов от уставших питерцев. Группировка снова бьёт по очевидной мишени, рифмуя мат под кабацкие мотивы.

Интересно и то, что творится в комментариях под клипом. Полно сообщений с одинаковым содержанием, иногда прям слово в слово. Естественно, сложно доказать участие ботов или какого-то спланированного рейда, так что никаких заявлений. Вдруг горожан так впечатлил дисс на Беглова, что они бомбят со всех аккаунтов. Но выглядит история как-то совсем странно.

А как должны были бы вернуться Шнуров и «Ленинград» на самом деле? Что нужно сделать, чтобы вызывать не стыд, а хотя бы понимающие кивки? Мы собрали только самые важные шаги, необходимые для нестыдного возвращения спорной, но культовой группы.

Отказаться от политики и медиа

Эти шаги изначально выглядели странно. Разумная публика понимает, что Сергей Шнуров всегда был питерским интеллигентом, а не тем самым мужиком из народа. Но ранний «Ленинград» хорошо играл на бунтарском образе, создавая народные хиты про диких мужчин, а Шнура любили за то, что он говорит на самом понятном языке.


Когда же он переоделся в пиджак, стал политиком и медиаменеджером, многие восприняли смену курса как предательство. И ладно бы Шнуров закончил музыкальную карьеру насовсем – такое тоже бывает. Но он продолжил выпускать песни и курировать новый проект «ЗОЯ», оказавшийся тухлой и безыдейной лайт-версией позднего «Ленинграда».

Шнурову пора определиться, кто он на самом деле – политик или музыкант, структурная номенклатура или бунтующий почвенник, светский интеллигент или мировой мужик. Избавиться от негативных ассоциаций и раздражения, можно только сделав окончательный выбор одной из сторон. И если мы хотим нормального камбэка, то пора отстёгивать от себя рюкзак с политической принадлежностью.

Тем более, в телеграме уже пошли слухи, что атака на Беглова – политический заказ сверху, поэтому скоро о нём начнут снимать диссовые фильмы некоторые звёзды ютуба. Всего лишь слухи, но если их положить в одну тележку с налётом клонов в комменты, выйдет нехилое такое подозрение. И это учитывая, что защита родного города от куч мусора – в целом благое дело.


Чтобы вернуться в топ, Шнурову нужно быть независимым. Иначе в его движениях будут постоянно находить ядовитые подтексты, способные отравить восприятие артиста в целом. Да и, будем честны, пока не видно, что из Сергея вышла какая-то звезда русской политики.

Дать обширное интервью злому журналисту

Ещё одна превентивная мера, без которой Шнур не сможет полностью вернуться в игру. Все его последние действия требуют объяснения: уход в политику, RTVi, стрёмные стишки и спорные заявления. И второй раз к Дудю не покатит. Нужен кто-то более злой и объективный. 

Лучший вариант – Ксения Собчак, с которой Сергей время от времени переругивался в соцсетях. Вот она уж точно не станет его щадить и постарается вскрыть все раны. Задача Шнурова проста: дать внятные ответы на все обвинения и сказать что-то такое, что сделает публику лояльнее. 

Отдельного упоминания заслуживает вопрос Дудя про «оказавшись перед Путиным». Как мы помним, у Шнурова была такая возможность, но он полностью проигнорил свой же ответ. Могли ли у него быть причины так сделать? Вполне. Теперь мы хотим их услышать в ситуации, где Шнур вещает не на собственных условиях.

Интервью – это обряд очищения Сергея перед возвращением к музыке. И ему совсем не обязательно давать признательные показания и публично каяться. Будет достаточно любого внятного объяснения. Без такого обряда любой большой камбэк будет тащить за собой хвост из спорных кейсов.

Выбросить дешёвую сатиру

Бунтарская натура Шнурова почти никогда не имела по-настоящему острых воплощений. Особенно в последние годы перед заморозкой «Ленинграда», когда группировка экранизировала почти анекдотичные стереотипы. Был ли «Экспонат» острым? Ни в коем случае. «В Питере – пить!» – тоже никаких откровений.

Даже олдовый прикол про выборы-выборы – заявление на уровне команды КВН, где игроки шутят о том, что абстрактные чиновники абстрактно воруют бюджетные средства. Мотив вроде и социальный, но всё слишком очевидно, чтобы это считалось реальным протестом.

У Шнурова никогда не получались хорошие заявления. Его сатира всегда бьёт по очевидным целям – офисному планктону, недалёким чикулям и вот теперь по Беглову, о чьих грехах написали уже везде. Лидер «Ленинграда» тупо не вписывается в комедийное правило «бей сильного». А если сатира не получается острой, может от неё пора избавляться?

Говорить на одном языке с народом и говорить очевидные вещи – не одно и то же. А безобидная игра со стереотипами времён «Мата без электричества» работала неплохо. Нужно признать, у Шнура хорошо получилось родить «Ленинград» второй раз, пересадив группу на женский вокал и мемные клипы. Но ведь и это надоело. 

«Пока так» иллюстрирует проблему ещё и тем, что текст песни крутится вокруг сочинённого «Ленинградом» же мема про «В Питере – [вставить нужное]!» Повторять себя таким образом уже просто неприлично. Иногда шутить в воздух лучше, чем его пинать.

Научиться стареть красиво

Логично предположить, что раз Шнурову удалось переизобрести «Ленинград» однажды, сейчас ему следует повторить попытку. Но каким может быть новый формат группировки сегодня? Шнур, читающий рэп? Треки для тиктока? Непонятно.

Сергей уже превратился в объект остроумного стёба Монеточки, так что заигрывать с молодой публикой уже не получится. А старые фаны любят «Ленинград» в первую очередь за то, какой группа была когда-то. За весёлый трэшовый балаган с криками и намеренной какофонией. Так почему бы не заниматься именно этим?

Шнурову 48 лет. В этом возрасте рок-звёзды уже не выпускают хитов на все времена. Возьмите любую великую группу прошлого. Никто не выпускал лучший альбом, меняющий музыку, в пятьдесят. Наоборот, музыканты в годах принимают свой возраст и откатывают свой best of. И те, кто рос на их музыке, вполне за это благодарны.

Если у Шнура нет в кармане гениальной идеи перезапуска (а вторичка от «ЗОИ» на это и намекает), то может ему стоит просто качественно делать то, за что «Ленинград» когда-то и полюбили? Дискографии точно хватит, чтобы устраивать мощное шоу на старых запасах. Тем более, когда новейшие треки уже серьёзно попахивают. Да, и кстати о шоу.

Угореть как в последний раз

Володя Завьялов когда-то написал грустную рецензию о том, как выглядят поздние концерты «Ленинграда». Вместо разрывного выступления от, как говорил Юрий Дудь, «самой рок-н-ролльной группы России», вышел унылый пенсионерский корпоратив. А ведь когда-то на сцене происходили трэшовые перформансы с голыми людьми и во всех смыслах заряженным Шнуром.

Такой, простите за пошлое слово, драйв – та самая причина, по которой «Ленинград» стал культовым явлением в русской музыке. И он сохранялся даже во времена, когда Шнуров двинулся по направлению к попсе и массам, то есть с альбома «Для миллионов».

На самом деле всё просто. Если Шнур наелся, устал и потерял искру, то не помогут никаких камбэки. Но если он снова горит идеей выступать и понимает, что работа менеджера в пиджаке – ошибка, то почему не вернуть безумие? Ведь это правда поможет. Вернуться к истокам гораздо лучше, чем метаться между народным сатириком и кабинетным дядей.

Творчество «Ленинграда» годами справедливо критикуют за примитивность, конъюнктурность и кабацкий душок, но единственное, что было не отнять у Шнура и компании – это умение делать шоу. Юрий Лужков запрещал концерты группы в Москве, а в некоторых композициях участвовал Стас Барецкий. Вот она, суть «Ленинграда».

Сейчас у Шнурова один из последних шансов вернуться в игру по-большому. И он ещё не настолько стар, чтобы не вспомнить, как выглядели концерты до вставленных зубов и красивой причёски. Нагнать на сцену фриков, кинуть что-нибудь в толпу, устраивать незапланированные перформансы. Угореть как в последний раз.

Если бы «Ленинград» вернулся таким образом сейчас, то никто бы не присматривался к слабой сатире и вторичным идеям. Слово «второй» вообще звучало бы только в контексте второй молодости. И в этом случае камбэк стал бы действительно приятным событием. Можно и дальше штамповать бумерские клипы из зоны комфорта, но тогда все окончательно поймут, что музыкальные проекты Шнура – дохлый креатив. Пока так.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии