Близость и народность в миниатюре.

В начале июня Сергей Шнуров подарил миру первый альбом своего нового проекта – группы «Зоя». Релиз «Это жизнь» состоит из 14 треков, а «Лента» назвала его «колоритным коллажом» и «панорамой современной русской женственности». После таких слов кажется, что «Ленинград» умер не зря, а Шнур наконец делает нечто глобальное, новаторское и по-настоящему свежее. Но как бы не так!

Формат группы

Половина «Зои» – вокалистка Ксения Руденко. Она добралась до финала музыкального шоу «Я вижу твой голос», спела в дуэте с Меладзе, но так и не ознакомилась с кейсами давно забытых Юлии Коган и Алисы Вокс. Видимо, поэтому подписала контракт со Шнуром и теперь воспевает «близость и народность». Это, по мнению Руденко, лейтмотив творчества «Зои».

Ксения Руденко

Сам Сергей Владимирович устал от певческой деятельности. Его участие в проекте ограничивается продюсированием и, самое важное, написанием текстов. И в них, если не учитывать общий стиль «Зои», скрывается главная проблема (и одновременно с этим особенность) новорожденной группы. Скажу сразу: к Руденко претензий нет. Она, как и любая солистка «Ленинграда», всего лишь инструмент, за которым прячется маэстро Шнур.

Релиз «Это жизнь»

Название не врет. Треки «Зои» – действительно жизнь. Но жизнь женщины, от которой хочется держаться подальше. И этот образ формируется с первых строк альбома. Обойдемся без прямых цитат, но дебютный трек релиза («Яркая жизнь») начинается с мудрости о большом количестве утырков и дырках, на каждую из которых в любом случае найдется спрос. Нечто подобное можно услышать из уст рандомной хабалки. Она, похоже, не только героиня альбома, но и альтер-эго Шнурова.

Сергей Шнуров и Ксения Руденко

Сергей Владимирович признавался: он ориентируется на сорокалетних слушателей. А его мечтательная коллега Руденко считает, что для восприятия музыкального творчества «Зои» нужен «житейский опыт и взрослая смелость». Без них вам не выкупить простейший сторителлинг Шнурова.

Но там нечего выкупать. «Зоя» – это матерное и пошлое кабаре под стандартные для «Ленинграда» гитары, трубы и барабаны. Лирическая героиня поет про отпуск, произносит «секс» через «е», использует слово «милёнок» и вспоминает удачные разы с Ахмедом, скалолазом, пенсионером и человечком. Несколько раз за четырнадцать треков.

Казалось бы, все это создано для выпивших бумерков и дачно-шашлычных тусовок. Ведь, если слушатель находится в трезвом состоянии, «Зоя» теряет весь свой (и без того сомнительный) шарм. Поэтому упоминания президента, пикетчиц и #MeToo, прожарка феминисток (в треке «Права») и призывы Руденко «смотреть глубже» звучат не только смешно, но и в какой-то мере дико.

«Зоя» – для пьяного угара. И в данном случае это клеймо. Хоть кто-нибудь захочет искать смысл или панораму современной русской женственности в монологах рандомной хабалки? Сам Шнур хоть и кликбейтит, чтобы казаться актуальным, но прекрасно помнит свою собственную (кажется, вполне продюсерскую) мудрость о дырках и утырках. Слушатель, каким бы он ни был, все равно найдется.


Телеграм-канал автора. Молюсь за российский телик

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии