Может, пора отказаться от этих ярлыков?

Мы с детства привыкли к тому, что все вещи, события или явления можно разделить на хорошие и плохие. Телефон не держит батарею и быстро ломается? Значит, он плохой. А есть другой – хороший и актуальный. Легко оценивать то, что имеет технические характеристики. Но как же быть с более тонкими и неоднозначными вещами? Например, с актёрской игрой. А ведь мы постоянно даём ей оценки.

Условный Паль по общему мнению – хороший актёр, а условный Галустян – плохой. Но как мы это определяем? Нужно разобраться, о чём мы говорим, когда навешиваем ярлыки. Этот текст сделан не для того, чтобы дать однозначный ответ. Но мы разберём подводные камни и ложные параметры, которые мешают отличать хорошее от плохого.

Ярлыки – это зло

Начнём с самого очевидного. Любой дурак сможет определить совсем уж плохую актёрскую игру. Покопайтесь в воспоминаниях. Это может быть тамада на чьей-то свадьбе, трясущийся одноклассник в школьной постановке или даже Томми Вайсо из легендарной «Комнаты». Их интонации и поведение настолько неестественны, что обнаруживаются невооружённым глазом.

Оценивать профессионалов гораздо сложнее. На ваше мнение сильно влияет институт репутации. Дэниэл Дэй-Льюис считается крутаном по умолчанию, о чём говорит список его наград и признание критиков. А Кристен Стюарт до сих пор называют бревном из-за старой роли в «Сумерках». Но разве это честно?

Если посмотреть другие фильмы актрисы, окажется, что Стюарт гораздо чаще смотрится хорошо или как минимум нормально. Просто её не отпускает самая известная роль из прошлого. Насколько вы уверены, что абстрагируетесь от репутации, когда оцениваете что-то?


Даже если допустить, что дело в насмотренности, вопросы всё ещё остаются. Антон Долин, БэдКомедиан, критики каких-то изданий: какими параметрами руководствуются они, когда называют что-то хорошим или плохим? Вряд ли только субъективными ощущениями. Нужна конкретика.

У профессионалов полно специальных критериев

Если у вас есть сфера, которой вы долго занимаетесь, вам гораздо легче замечать ошибки, невидимые для непрофессионалов. Просто за счёт опыта. Касается всего. И это нормальная ситуация. Восприятие актёров и режиссёров тоже натренировано, чтобы видеть фальшь.

Профессионалы держат в голове безумное количество вещей: язык тела, голос, уверенность и ещё много всего. Они могут определить, когда актёр в кадре ждёт своей реплики, а не слушает партнёра. Константин Хабенский у Дудя говорил, что ему даже в кино всегда видно, когда актёр пытается вспомнить слова. То есть, это не та сфера, где всё понятно интуитивно. Но каждый из ваших знакомых легко разделит актёров на хороших и плохих.


Нет ничего страшного в том, чтобы сказать: «Я не разбираюсь». Как и в том, чтобы давать простые оценки из серии «зашло/не зашло». Гораздо важнее найти вещи, которые мешают адекватному восприятию. А их может быть очень много.

Дубляж не даёт оценивать иностранных актёров

Когда вас бесит кто-то из голливудских звёзд, есть огромная вероятность, что ваш настоящий враг – закреплённый за ним актёр дубляжа. И мало того, что меняется голос и интонация, так ещё и перевод может доносить совсем другой текст. Фильм в дубляже отличается от оригинала. Это адаптация.

Самый простой пример – Джесси Айзенберг. Многим русским зрителям понравилась его роль в фильме «Ультраамериканцы», ведь его озвучивал не стандартный актёр дубляжа, а блогер Михаил Кшиштовский. Режиссёр дубляжа Пётр Гланц после рассказывал, что голос Кшиштана настолько ровно лёг на естественные интонации Айзенберга, что здесь даже не нужно было играть. Но это не значит, что такое происходит часто.

Мало того, что большинство из нас не может определить критерии для оценки, так ещё и сама игра доходит к зрителю через кучу препятствий. Допустим, что эта проблема касается только западных актёров. Значит ли это, что оценивать русских проще? И да и нет.

Александр Петров – хороший или плохой?

Распространённая претензия к известным актёрам – однообразие. В России за это отвечает Александр Петров, а до него были Данила Козловский и Гоша Куценко. Петров из фильма в фильм играет архетипических героев-красавчиков, чаще показывая скулы, чем глубоких персонажей. Осталось выяснить, виноват он в этом или нет.

Русскоязычному зрителю проще оценивать одинаковость исполнения. Но и тут возникают новые проблемы. Например, то, что Петров, возможно, просто надоел частотой своих появлений. А на эти похожие роли его утверждают режиссёры, продюсеры и сценаристы.

Есть ответ Антона Долина. Критик рассказывал, как режиссёр Стэнли Кубрик объяснял появление Тома Круза в фильме «С широко закрытыми глазами». Тогда Круза критиковали за деревянное исполнение, а Кубрик якобы сказал, что Тому не нужно сильно играть. У него есть естественная харизма, чтобы притягивать внимание зрителей в точку, которую задумал режиссёр. То есть, актёр – это инструмент киноязыка. Возможно, что-то похожее происходит и с Петровым. Добавьте к этому внешние данные и уже известное имя, и станет понятно, почему его так много.

Даже Джонни Депп страдал от однообразных ролей в нулевых и десятых. Один из главных фрэшменов девяностых играл похожих эксцентричных парней у своего кореша Тима Бёртона. Но потом (в «Бивне», «Чёрной мессе» и других фильмах) показал, что всё ещё умеет перевоплощаться. Требования режиссёра – ещё одно мегапрепятствие.

В сериале «Сообщество» был эпизод, где герой сходит с ума, пытаясь оценить актёрские способности Николаса Кейджа. Где-то он хорош, а где-то явно переигрывает и орёт на камеру. Вывод в конце серии утверждал, что Кейдж – недиагностируемый актёр, которого невозможно вписать в рамки. Такие есть и в России. Чего только стоит Павел Прилучный.

Помните, как БэдКомедиан издевался над его манерой пучить глаза в «Союзе Спасения»? Это же действительно очень нелепо. Но в «Мажоре» или «Жёлтом глазе тигра» Павел обходился без эмоционального перебора. И если представить, что вы видели только работы Прилучного-пучеглаза, для вас он – плохой актёр. А если вам попадались удачные варианты, вполне нормальный. Ещё пара-тройка контрастных ролей, и мы назовём Пашу русским Кейджем.

Разнообразие – плюс. Если у актёра широкий спектр, в хороших руках из него слепят много разных героев. Но этот критерий нельзя делать основным. Иначе мы смертельно обидим крепких артистов, у которых есть явное амплуа. На языке киношников и театралов это называется «характерный актёр». И это не должно быть негативной характеристикой.

Хорошего ответа нет, но можно выработать правила

Лучшее, что можно сделать, чтобы не ошибаться с оценкой актёра (если вы такой же аматор, как и мы) – создать небольшой набор правил, ограждающий от ложных факторов. У нас есть вариант, но его можно улучшать по своему усмотрению.

1. Не учитывайте репутацию. Дайте актёрам шанс даже в том случае, если уже видели отстойные работы или слышали плохое мнение со стороны.

2. Смотрите на персонажа, а не на актёра. Если вы думаете «О, Петров бегает», но не можете вспомнить имя героя, значит что-то идёт не так. Это понятно и без дополнительных параметров. Когда веришь в героя, об этом не задумываешься.

3. Делайте скидку для звёзд. В сознании зрителя ноунейму гораздо легче стать персонажем с именем и фамилией или хотя бы «тем чуваком». А не узнать Брэда Питта уже сложнее. Простите ему этот момент.

4. Делайте скидку на обстоятельства. Возможно, сценарий плох. Возможно, не справился режиссёр. Или фильм попал в производственный ад, а вы просто стали заложником дубляжа. Любое из этих допущений лучше, чем навешивание ярлыков.

5. Ведите счёт хороших и плохих ролей. Даже пользуясь субъективной оценкой «нравится/не нравится» можно подсчитать, кто из актёров чаще радует, чем лажает. Это всё ещё далеко от объективности, зато помогает скорректировать ожидания.

Это несовершенная система, но пользоваться ей гораздо удобнее и дешевле, чем идти на актёрские курсы и получать специальные знания. Конечно, если вы игнорируете чужие мнения. Но если это не поможет оценивать актёров, то хотя бы уничтожит доверие к топам лучших/худших и голословным заявлениям киноблогеров о хорошей и плохой игре.

Главное
Комментарии