Набор для экспресс-курса по русским девяностым.

Если вы внимательно следите за инфополем, вы должны были заметить жёсткий тренд на девяностые. Не в том смысле, что вернулась какая-то мода: просто поколение, родившееся в середине десятилетия, решило наконец-то плотно изучить его. Общее представление есть у всех, но объяснить, почему Ельцин сначала защищал Белый дом, а потом стрелял по нему, смогут немногие.

Тема становится важнее с каждым годом. Государственные люди из телевизора пугают девяностыми, а относительно молодые щеглы, вроде Дудя, наоборот, превозносят этот период за свободу прессы и широту возможностей. С чего же начать разбираться? Мы подготовили небольшой стартер-пак, с которым вы точно зайдёте дальше фразы «В 90-е убивали людей» из песни Монеточки.

Михаил Зыгарь, «Все свободны»

Книга только-только вышла, а её уже все читают. Прочитали и мы. Гоша Матавкин даже написал для «Палача» подробную рецензию. Поэтому будем краткими. «Все свободны» – идеальный нон-фикшн, в развлекательной форме рассказывающий о событиях 95-96 годов, когда у президента Ельцина была реальная возможность потерять власть.

Отсюда можно узнать о великой кампании «Голосуй или проиграешь!», расстановке сил в нелепой российской политике того времени и ещё куче всего. Зыгарь аллегорически связывает реальных героев с персонажами «Трёх мушкетёров» Александра Дюма. Ельцин – король в беде, вокруг которого пляшут либералы-мушкетёры и силовики-гвардейцы.

Комментарии для книги давали непосредственные участники: от Чубайса и Коржакова до Тимура Бекмамбетова и Артемия Троицкого. А когда чьи-то показания противоречат друг другу, Зыгарь приводит комментарии-опровержения с другой стороны. Очень удобно, чтобы получить полную картину. А главное – книга легко читается.

Избранная видеография Дудя

Дудь – самый массовый исследователь девяностых. Многие выпуски «вДудя» посвящены этой эпохе настолько подробно, что начинают откровенно бесить гостя. Так было с Сергеем Доренко, обозначившим весь перформанс словосочетанием «краеведческий музей».

Оценка справедливая, но у Дудя есть однозначная миссия – дать молодой аудитории полную картину событий. Иногда (очень часто) это получается топорно, но Юра компенсирует свои недостатки гигантским охватом, за что ему респект. Если захотите устроить марафон Дудя и девяностых, начинать стоит с великих журналистов.

Доренко. Нехотя, но рассказал, как выбирали Путина, и строились взаимоотношениях тогдашней прессы с олигархическим начальством. Здесь нужно отделять стёб Расстриги от реальных фактов, но какая-то картинка складывается.


Невзоров. Глебыч не столько травил истории, сколько демонстрировал циничное лицо эпохи. Чего только стоит инсайд, что сейчас он прекрасно дружит со своим несостоявшимся убийцей.

Парфёнов. Перед вами обладатель феноменальной памяти и ведущий программы «Намедни». Нужно ещё что-либо объяснять? Леонид Геннадьевич, прыгая с темы на тему, выдал бриф и по свободной прессе, и по разгрому канала НТВ, и по связи сегодняшних событий с их корнями из конца прошлого века.

Козырев. Здесь – разговор о культуре, но вью с Михаилом нужно смотреть из-за большого блока про девяностые и те самые выборы 1996. Козырев рассказал, почему лучше играть нечестно, чем допустить возвращение коммунизма.

Спецвыпуск про MTV. Лучшая документалка Дудя и иллюстрация пограничной эпохи между ельцинскими девяностыми и раннепутинскими нулевыми. Да, говорят там не о политике, а о развлекательном ТВ. Но Юра хотел показать, как MTV стал универсальным языком поколения, с чего эта свобода началась и почему она закончилась.

Отдельно стоит занести в список интервью с Алексеем Венедиктовым, Владимиром Познером и Эдуардом Лимоновым, но они либо больше концентрируются на других вещах, либо не так хорошо смотрятся в целом.

Исторические выпуски Сергея Минаева

Немногие помнят, но Сергей Сергеич не просто глянцевый журналист и писатель, воспевший гламурные нулевые. По образованию он историк, а на минаевском ютуб-канале выходят не только юмористические обзоры новостей, но и компактные исторические лекции.

Есть про Ивана Грозного и Екатерину II, а есть и про Распутина. Но нас интересуют два выпуска, объясняющие путчи: августовский 1991 года и октябрьский 1993 года. Суммарно ролики идут два часа, но этого хватает, чтобы покрыть почти все стыдные вопросы об эпохе девяностых.

Что такое ГКЧП? Почему никто не вышел защищать СССР, и как Ельцин стал президентом? Кто такие Баркашов и Макашов? Почему танки стреляли по Белому дому? Буквально всё, что вы не понимали, когда в шестнадцать лет читали Пелевина.

В чём кайф формата? Документальные сюжеты от Пивоварова и других лучше смотреть, а Минаева можно слушать как лекцию, которая подаётся нормальным человеческим языком. Сжато и ничего лишнего. Сергей Сергеич даже ни одной юморески за эти выпуски в ход не пустил.

Илья Яблоков, «Русская культура заговора»

Снова говорим о книгах. Точнее, о книге исследователя конспирологии Ильи Яблокова. Изучая историю девяностых, легко запутаться в противоречивых обвинениях со всех сторон. Либералы во всём видят заговор коммунистов, коммунисты обвиняют Горбачёва в работе на американские спецслужбы, а консерваторы люто ненавидят Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Как тут не заблудиться?

Чтобы выплыть из этого болота живым, нужно научиться отделять миф от правды. И Яблоков даёт универсальный ликбез как раз по части мифа. Из книги вы узнаете, как рождаются и распространяются теории заговоров. Речь будет идти как раз об эпохе девяностых, связывающей современные заблуждения с советскими.

Круто и то, что в «Русской культуре заговора» раскрываются карьеры теневых персонажей, воздействовавших как на массовое сознание, так и на конкретных властных людей. Вы узнаете много интересного о политологе Глебе Павловском и отце русской философии Александре Дугине. Забавно, но в большинстве случаев оказывается, что все эти тайные интриганы тоже верят в разные теории заговоров: от плана Даллеса до мирового правительства масонов.

Мастрид, заполняющий пустые куски, упущенные в других произведениях о девяностых. Чтиво не такое увлекательное, как у Зыгаря, где есть истории про группу бесполезных американцев, которых под видом политологов всучила Ельцину команда силовиков во главе с Коржаковым. Зато Яблоков объясняет суть противоречий между разными политическими силами. Для понимания эпохи это даже важнее.

История русской поп-музыки

Мало где эпоха проявляется так же ярко, как в музыке. Если вы, как и я, на слух отличаете Алёну Апину от Алёны Свиридовой, устройте себе супервечер. Посмотрите документальный сериал журналиста Олега Кармунина про историю русской попсы. Гениальный способ узнать всё разом о культуре десятилетия. Первая серия окучивает 1991 год, а последняя – 1999, и от этого невозможно оторваться.

Здесь лежат истории о мутном шоу-бизнесе, когда деньги на культовые клипы давали откровенные бандосы, топовое саммэри предвыборной кампании 1996 года в мире музыки и сквозная история о важности фильма «Брат».

А ещё вы точно поймёте, насколько безумными были девяностые. О том, что безграмотная песня про «два кусочека колбаски» рассказывает о голоде и нравах эпохи, а Иосиф Кобзон записал целый альбом в жанре техно. Таких историй – миллион. Кармунин просто собрал их в одном месте, а звезда маргинальной публицистики Антон Кораблёв создал кислотно-китчевое оформление.

Важно: первые десять минут пилотного эпизода могут отпугнуть странной подачей, но это быстро выравнивается. Дайте «Истории русской поп-музыки» шанс. Это одна из самых смелых документалок на русском ютубе, а ещё самая драйвовая энциклопедия культуры девяностых.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии