Воруем конфеты с кладбища ютуберов.

Как-то мы уже говорили о блогерской смерти, но тогда речь шла о персоналиях – ютуберах, чьи просмотры остались в далёком прошлом. Теперь пришло время эксгумировать мёртвые жанры. В нашем меню всё: от классических обзоров в стиле Мэда до практически недавних кейсов вроде Сергея Дружко. Почему они умерли? Что пришло на смену? Все ответы на месте.

Классические обзоры

Определимся с терминологией. Обзор – это полноценный ролик с монтажом и сценарием, где автор выражает своё мнение о конкретном продукте или произведении. Самыми популярными во все времена были обзоры на фильмы или игры, а королём этого жанра был Илья Мэддисон. Году в 2010-м он влиял на школьников сильнее, чем магнитные бури на впечатлительных стариков.

Тогда, в сытые для ютуба времена, амплуа обзорщика было чем-то священным. Русский сегмент видеохостинга буквально делился на обзоры и всё остальное. Тогда же засветились такие люди, как Руслан Усачев и BadComedian. В 2021 году Евген – чуть ли не единственный, кто продолжает стабильно работать в жанре и собирать большие просмотры. И то ему со всех сторон (в том числе от нас) прилетает за стагнацию и устаревший формат.

Почему умер жанр? Первым признаком смерти стало перенасыщение. Был период, когда люди сошли с ума и снимали обзоры на всё: носки, трусы и даже на свою бабушку. Сейчас такого уже нет. Или есть?

Так или иначе, обзорщиков стало слишком много, но выдавать качественный контент получалось у единиц. Тем более, с каждым годом повышались требования к качеству съёмки. Многие не могли даже написать толковый сценарий или смонтировать ролик, не говоря уже о том, чтобы позволить себе приличную камеру.


В результате обзоры проиграли эволюционную борьбу летсплеям, которые не требовали таких производственных усилий. К тому же публика устала от людей, выражающих поверхностное мнение – особенно от тех, кто пародировал Мэда. А в момент, когда Илья стал полноценным стримером, врачи объявили время смерти жанра.

Сегодня встретить классический обзор почти нереально. Кино и игры чаще разбирают в формате видеоэссе, где гораздо больше фактуры. В доисторическом виде сохранились только трэш-обзоры, напоминающие контент того же Жени Баженова. Но время этого формата тоже давно ушло.

Летсплеи

Новый король пробыл на троне относительно недолго, но успел знатно пошуметь. Летсплеями занималось ещё большее количество людей, чем обзорами. Во-первых, в начале десятых интернет уже поселился в каждом доме. Во-вторых, для старта хватало обычной веб-камеры и наушников с микрофоном.


Сейчас почему-то распространено мнение, что жанр летсплеев изобрёл PewDiePie. Это не так – Феликс всего лишь закрепил его популярность. А орущие в камеру летсплееры прекрасно чувствовали себя и в низших слоях «Спасибо, Евы!» Тогда можно было заработать относительную популярность, если умеешь играть и говорить одновременно.

Адепты олдскульных обзоров бесились, ругались и продвигали девиз «Летсплеер хуже п*****са», но всё равно не могли ничего поделать с новым жанром. Правда, и он вскоре столкнулся с серьёзными изменениями.

Почему умер жанр? Летсплеи не столько умерли, сколько переродились. С появлением сервисов для стриминга, почти все видные представители жанра перебрались туда. На ютуба снизилась монетизация, а живое общение с чатом и донаты предсказуемо перетянули контентмейкеров.

Обзоры вирусных видео

Альтернативное название сегмента – люди, копирующие Рэя Уильяма Джонсона. Главными титанами жанра были блоги «+100500» и «This Is Хорошо». Концепт прост до тошноты: блогер нарезает подборку вирусных роликов и сопровождает её авторскими комментариям – как правило, не очень смешными.

Проблема жанра была очевидна с самого начала. На самом деле зрителям не нужен посредник, чтобы смеяться над тем, как кто-то упал или сказал что-то смешное. Но Макса Голополосова и Стаса Давыдова спасала старательность. Ведь эти ролики нужно где-то находить, а так они сразу собраны в одном месте. Удобно!

Почему умер жанр? Чем больше контента появлялось в интернете, тем менее актуально выглядели обзоры в стиле «+100500». Искать вирусные ролики самостоятельно стало проще, а комментарии Макса и Стаса становились колхознее от выпуска к выпуску. Первым не выдержал Давыдов – он закрыл «This Is Хорошо» и делает новостной дайджест.

Максим оказался крепче, но ему всё равно не позавидуешь. Видосы «+100500» продолжают выходить и набирать просмотры по какой-то невероятной инерции, став реальным порталом в начало 2010-х. Чувак заперт во временной петле и о нём давно не вспоминают, как о важном блогере. А обзоры вирусных видео – жанр, где уже точно не появится новых лиц. Они просто не нужны.

Блогерские объединения

Не столько жанр, сколько тенденция. Десять лет назад казалось, что выстраивать собственные платформы-корпорации – отличная идея. С одной стороны была «Спасибо, Ева!» с кремлёвскими деньгами и участием My Duck’s Vision, где вырос тот же Данила Поперечный. А с другой – Caramba.TV от Макса Голополосова, родившая Картавого Ника и Яна Лапоткова.

Идея была в том, чтобы дать контентмейкерам общую крышу, а в случае «Евы» ещё и предоставить начинающим чувакам возможность для старта. В итоге первую конгломерацию погубил репутационный скандал с протекцией Кремля, а вторая была продана и распалась самостоятельно. Но это не значит, что явление ушло навсегда. Правильнее сказать, что оно трансформировалось в нечто новое.

Почему умер жанр? Тяжеловесные блогерские фермы себя не оправдали, но продолжили существовать в менее заметном виде. На ютубе появились продюсерские проекты, самым ярким из которых сейчас является Labelcom, но те же люди работали с Сергеем Дружко и Большим Русским Боссом.

А ещё есть вещи вроде «КликКлака» – творческие объединения блогеров, иногда выпускающих совместный контент. Им как раз удалось пережить кризис жанра. Со временем воскресли и фермы блогеров, но уже на других платформах. Достаточно один раз взглянуть на тикток-хаусы, чтобы понять: мы уже это проходили.

Скетчи

Если Мэд был очевидным королём обзоров, то скетчами заправлял Эльдар Бродвей. На фоне бесконечных реакций на чужой контент, он и другие чуваки, продвигавшие собственный юмор, казались чем-то по-настоящему свежим. The Broadway Show точно запомнится любовью к экспериментам, трудолюбием и невиданной для русского ютуба регулярностью выпусков. А вот к качеству юмора были вопросы. К концу своего жизненного цикла Эльдар и его копии превратились в заводы по экранизации анекдотов.

Зато ютуб-скетчи дали понять, что в рунете реально зарабатывать на комедии даже в формате очень коротких роликов. Побочный эффект этой тенденции – появление вайнеров во главе с Пашей Микусом. Можно даже пойти дальше и сказать, что Эльдар Бродвей – прадедушка современных тиктокеров. Непонятно только, звучит это гордо или оскорбительно.

Почему умер жанр? Причин масса. На ютубе начал появляться большой юмор, который сегодня представляют стендаперы – как из продюсерских цехов, так и независимые. А сверхкороткий метр закономерно ушёл на другие платформы: вайн, инстаграм и тикток. Там всё это смотрится гораздо уместнее.

Пранки

Один из самых раздражающих жанров в истории русского ютуба. Классическими его представителями являются пранкеры Вован и Лексус, продвинувшие жанр телефонного хулиганства так далеко, что в 2016-м их позвали вести ужасное шоу «Звонок» на НТВ. Их методика очень проста: звонить людям и представляться другими именами. Как нужно на это реагировать в своё время показал Михаил Боярский.

Другими звёздами жанра были Николай Соболев и Гурам Нармания с проектом «Ракамакафо». У них это называлось благородным словосочетанием «социальный эксперимент». Помогут прохожие человеку в беде или пройдут мимо? Тоже вполне телевизионный формат. Союз распался, когда у Соболева пошла вверх сольная карьера. Но к 2021 году Николай стал таким же неактуальным персонажем, как и его бывший напарник.

Почему умер жанр? Чистокровные пранкеры потеряли актуальность и маргинализировались. Но на их место быстро пришли современные вариации. Например, чувак с гитарой, который притворяется новичком – он из раза в раз попадает в тренды ютуба с ремейком одного и того же видео.

Более сложные вариации исполняются в шоу «Коммент Аут» и у Ильи Соболева. Маркони заставляет гостей писать злые комментарии, а Соболев развлекается с телефоном кого-то из зрителей. Не топовый контент, но он сложнее и интереснее стандартных разводов с телефоном.

Шоу с мемным образом

Вот этот пункт уже находится у самого порога современности. Речь идёт о постановочных шоу, полностью построенных на конкретном мемном персонаже. Удивительно, но двумя самыми известными представителями (Big Russian Boss и Druzhko Show) занимались спецы из одной и той же конторы – продакшна Medium Quality.

Дружко мощно стартанул в 2017 году, используя свой же утрированный образ из программы «Необъяснимо, но факт». И нужно отдать ему должное – мало кто ожидал, что человек из телика может так удачно залететь ютуб-аудитории. Сергею было достаточно как следует проинтонировать слово «хайп», чтобы это стало главным мемом недели.

С Боссом всё немного сложнее. Тут тоже был утрированный образ, утилизирующий одни и те же мемы, но его, в отличие от Дружко, строили с нуля. А Большой Русский Игорь (так его представили в новом шоу от «Чикен Карри») умел импровизировать и взаимодействовать с живыми гостями. Поэтому BRB Show и прожило значительно дольше, чем Druzhko Show.

Почему умер жанр? Образ, построенный на одних и тех же шутках, быстро приедается. Дружко начал сдавать уже выпуска с третьего, а Босс сдавал постепенно, продержавшись в эфире три года. На последних видосах (зима 2019 год) больше миллиона просмотров, но бородача в шубе перестали форсить и разбирать на цитаты.

Решалы из Medium Quality вовремя поняли, что стоит раскручивать проекты, основанные на живых комиках, а не на меметичных персонажах. Успех «Что было дальше?» – прямой результат этих вычислений. Срок жизни любого мема ограничен, поэтому мы и не видим новых больших шоу с подобными образами.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии