Три часа пафоса от Юры и Алишера.

Приглашение Моргенштерна – одна из самых очевидных, но в то же время спорных идей Дудя. Конечно, вью напрашивалось. Алишер в последние пару лет оккупировал инфополе и как будто не собирается уходить. Но есть ли ему что сказать, не считая того, что он уже рассказал в той же «Исповеди»? Вопрос очень сложный.

Сам Дудь, скорее всего, хотел сделать интервью с главным пиарщиком страны, смешав историю успеха со стыдными и неудобными вопросами. Не получилось. Вместо этого нам выкатили трёхчасовое житие святого Алишера, который разговаривает исключительно матом и пространными жизненными максимами.

Моргенштерна всегда слишком много – и это раздражает

Начнём с того, что Юре с самого начала пришлось оправдываться за две вещи. Во-первых, за слишком очевидного спикера. Во-вторых, за то, что он позвал человека, который, по сути, самостоятельно напросился в гости. Лучший способ закрыть эти вопросы – сделать крутой контент. А главная тому помеха – сам Алишер.

«Я такой крутой. Я всем доволен. Мне на всё п***й». В принципе, в эти три фразы можно уложить добрые 70% интервью. Моргенштерн пытается уверить, что добился всего по щелчку пальцев, не стараясь. А Юра не протестует и слушает.

На первый взгляд кажется, что это классическая тактика интервьюера – дать гостю расслабиться и напонтоваться, а потом поймать на противоречиях. Но даже на это благое дело не стоит выделять три часа.

Тем более, когда у Юры так не прёт с противоречиями. Перед ним сидел, конечно, не Слава Гнойный, но тоже большой постмодернист. Сначала Алишер говорит, что жанров не существует, а через секунду задаётся вопросом: «Ну кто сейчас слушает рок?»

А как только Дудь пытается его поймать на чём-то таком, диалог упирается в очередное «Да? П***й». Бессмысленная игра, в которой невозможно победить и за которой неинтересно наблюдать. Нового портрета Моргенштерна тут нет – он всё так же рисует его сам. Единственное, что разбавляет – контраст между мегапафосным рубаха-боем Алишером и нервненьким сайдкиком Славой Мэрлоу. Но этого так мало!

Хронометраж никогда не убивал сильнее

Серьёзно, ни один сольный выпуск «вДудя» ещё не переходил границу двух с половиной часов. Исключения – фильмы про Кремниевую Долину и Беслан, но это гигантские темы с кучей спикеров и точек зрения. А тут – всего лишь один Алишер, который говорит только о себе. Ну разве не кошмар?


Даже мегафактурный выпуск про MTV Russia шёл менее двух часов, как и оба выпуска с Чичваркиным. У меня и в мыслях не было учить чему-то Дудя, но разве не очевидно, что плотность контента и время должны друг другу соответствовать?

У меня сложилось стойкое впечатление, что в интервью слишком много лишних блоков. Мы вполне могли обойтись без половины футажей с концерта, влогов пьяного Моргенштерна, его битвы с Дудём в качалке и насквозь клишированного блока про музыку с кондовой фразой «Всё уже написано до нас».

А если взять прям хороший размах поганой метлой, то можно убрать ещё и вещи, звучавшие в других местах. На выходе получится нормальное интервью как раз часа на полтора. Особенно это важно в ситуации, когда у всех, кто помнит выпуск с Ваней Фейсом, на большинстве тем случится жёсткое дежавю. Но ладно. Может, Юра просто решил оттянуть тетиву подальше, чтобы застрелить нас финальным панчлайном? Не будьте наивны.

Острые вопросы начинаются после второго часа

И ни к чему не приводят! Первый момент, когда начало казаться, что Дудь наконец ставит Моргенштерна в неудобное положение, случился за сорок минут до конца. Боюсь представить, какое количество зрителей отвалилось по дороге, не выдержав пыток понтами.

И даже сам этот момент ни к чему не привёл. Дудь решил надавить на Алишера вопросом про странный гив, где спонсорами были люди из семьи Рамзана Кадырова. Гость только улыбнулся и проглотил вопрос всё с теми же комментариями о том, как ему плевать, и как это на самом деле круто.

Возможно, проблема в том, что Юра взял тот же угол атаки, что Дмитрий Ларин и другие блогеры. Не посолил и не поперчил – подал как есть. То есть, у Алишера (а он, не будем забывать, гениальный пиарщик) была куча времени подумать, как отреагировать.

А ведь был реально важный момент, о котором Ларин как раз сказал. Моргенштерн (в том числе в интервью) отметил, что не приглашал капперов и инфоцыган. Но это – неправда. Обычно в этот момент Юра показывает гостю пруфы, а здесь как будто забыл. Получается какой-то слив.

Внятного ответа не было ни на обвинения в плагиате, ни на вопросы об отношении к государству, ни на что-либо ещё. Дудь даже не вытянул из Моргенштерна секреты пиара, кроме совершенно топорного: «Если об этом говорят – значит, это хорошо». Вот это да!

Дудь забыл, что он – не Forbes и не MTV

Была на западном MTV какая-то передача, где телевизионщики приходили в гости к богатым и знаменитым личностям, чтобы те хвастались своими яхтами, бриллиантовыми хлебницами и платиновыми унитазами. В России этим обычно заочно занимается Алексей Навальный.

Так вот, Дудь в этом выпуске неосознанно провернул то же самое. Интервью не деконструирует икону поколения, а просто позволяет Алишеру как следует флексануть своей лухарской жизнью. Восемь миллионов на машину? Да легко! Ещё семьдесят мультов на открытие ресторана в разгар пандемии? Пожалуйста!

Любовь к звонким циферкам не всегда идёт Юрцу на пользу. Здесь он стал не проводником, показывающим зрителю что-то, вызывающее эмоцию (привет основам пиара от Алишера), а полотном, куда Моргенштерн транслирует хайлайты с собой-красивым. Так зачем тогда это смотреть?

Единственная реальная ценность этого выпуска в том, что он показывает главную трудность диалога поколений. Алишер как бы учит нас тому, что можно не отвечать на вопросы, апеллировать к одному и тому же аргументу, противоречить себе – и абсолютно не париться. Естественно, это разрушает мир, в котором живёт и работает Дудь.

Да, разбираться в трендах времени всегда важно для истории. Но это можно сделать куда менее мучительно для аудитории. Хотя бы по хрону. Молодая аудитория и так слышала всё, что здесь рассказывал Моргенштерн. А старшим это и не нужно – они просят Николая Дроздова!

Мы и так бы поняли, что Алишер – карьерист, хитрец и кокетка. Кто-то посмеялся бы над шутками про извинения перед Тимати и записал в блокнотик фразу «Время Оксимирона уже позади». И уж точно это было бы лучше, чем интервью, которое можно досмотреть только в два присеста.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии