Промахнулся сразу по нескольким пунктам.

Подготовка – одна из важнейших составляющих хорошего интервью. Каждый уважающий себя журналист обязательно просматривает последние вью своего спикера. И на то есть несколько причин. Во-первых, так  можно сразу понять, о чём следует говорить, а где упрёшься в тупик. Во-вторых, со стороны всегда виднее, что упустил коллега-интервьюер. И в-третьих, это важно для того, чтобы не задавать человеку одни и те же вопросы.

Повторение всегда считалось дурным тоном. Иногда оно требуется, но только в разумных дозах. В этой ситуации хорошим выходом будет повторить не вопрос из прошлого интервью, а зацепиться за ответ. Юрий Дудь – один из законодателей жанра «Ты говорил то» и «Ты сказал это». Получается что-то вроде батла по фактам. Но в выпуске с Мишей Козыревым Юра грубо пренебрёг своим же правилом.

Речь идёт о моменте, где Дудь приводит Козыреву вот эту цитату Олега Кашина:

На первый взгляд, тут всё чётко. Сначала Юра обозначил, что не хочет говорить о Чичериной на Донбассе – его интересует только запрет песен Летова на «Нашем радио». Обозначил рамки, привёл цитату – красавчик, разве нет?

Проблема в том, что точно такой же вопрос с абсолютно той же цитатой Михаилу уже задавал Николай Солодников с канала «Ещёнепознер». Это было во время диалогов в «Открытой Библиотеке» с Козыревым и Сапрыкиным. Смотрите с 38-й минуты.

Прямой эфир этого разговора транслировался на «Эхо Москвы», так что цифры под видео не полные. Но проблема далеко не в том, что Юра взял чужое – всё же для широкой аудитории многое можно проговорить и несколько раз. Проблема в том, что и как отвечал Михаил.

Козырев ответил почти слово в слово. В «Открытой Библиотеке» ответ длиннее, но, что касается Летова и «Нашего Радио», Михаил оттарабанил буквально то же самое – про строчку «Вешай жид*в и Россию спасай» и то, как провинциальные зрители не отличают позицию персонажа песни и позицию Летова.

Получается, что Козырев не дал вообще никакой новой информации. А у всех, кто видел оба ролика, будут неприятные вопросы.


Было видно, что Козыреву лень снова отвечать на этот вопрос. Это – главная проблема одинаковых вопросов. Когда интервью превращается в оживлённую беседу, в которой все заинтересованы – это победа. И совсем не победа – ситуации, когда спикер уныло пересказывает то, что уже неоднократно объяснял.

Дудь был обязан видеть тот выпуск. Вообще, вариантов всегда два. Либо Юра проморгал такой важный момент при подготовке – и это плохо. Либо он намеренно решил повторить.

Второй случай вероятнее, но тогда непонятно, почему Дудь просто не вставил этот момент или хотя бы не использовал формулировку «Ты говорил» с упоминаем места и времени цитаты. Ссылка на контент коллег – всегда признак хорошего тона. К тому же, так собеседнику будет проще вспомнить, сориентироваться и не повторять ответ.

Можно было сработать куда изящнее. Поскольку Козырев не сказал по этой теме ничего нового, уже абсолютно очевидно, что Дудю нужно было как раз цепляться за ответ, а не повторять вопрос с цитатой Кашина.

Например, так: «Миша, твои слова: «Я не могу представить, как я бы объяснил своим детям, почему я на всю страну включал песню с рефреном «Вешай жидов и Россию спасай». Так ты объяснял, почему на «Нашем Радио» не было Летова. Ты не думал, что есть другие песни?»

Длинновато, конечно, но получился бы классический вопрос в стиле Дудя. Точка, откуда можно двигаться в любую сторону, отталкиваясь от следующих фраз собеседника. Быстро вводишь зрителей в курс дела, задаёшь вопрос и развиваешь тему так, чтобы получить хоть крупицу новой информации. Красота.

Эта тема – ключ к раскрытию Козырева. Она действительно важна. Самое обидное в этой истории не то, что Юра допустил странную ошибку, а то, в какой момент это случилось. Миша Козырев известен своей странной нелюбовью к Летову, основанной, считайте, только на иронической песне «Общество «Память», где и звучал тот самый рефрен.

Аргумент «Как я буду объяснять своим детям?» разбивается очень просто – так же, как и все остальным. Это песня, в которой Егор Летов смеётся над обществом «Память» и его членами-антисемитами. Но если уж Козырев считает, что люди из глубокой провинции не поняли бы прикола, то можно было бы играть и что-нибудь другое из «Гражданской Обороны».

Можно было полнее раскрыть и тему цензуры на «Нашем Радио» и вспомнить действительно плохих артистов, которых Козырев, в отличие от Летова, вполне себе ставил. А так получается, что Юра нашёл правильное место, но почему-то решил на него не давить.

Вот и вышло впечатление, что «Наше Радио» было колыбелью величественной свободы и местом, где жила совесть эпохи. Ну не ставил Миша Летова и не ставил. В остальном-то было прекрасно! И это ложное ощущение создалось, во многом, из-за этого маленького диалога. Нужно было идти до конца.

Но Юра почему-то решил сначала замучить Козырева повторением пройденного, а потом никуда не двигать его ответ. Необъяснимая аномалия и пример того, как делать не нужно. Конечно, у Юрия Александровича было много действительно плохих вопросов. Только этот в каком-то смысле даже хуже, чем просто плохой – он бесполезный.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии