Не вернется на телик, живет в коттедже за миллион долларов.

Василий Уткин дал большое (больше двух часов) интервью Ксении Собчак. Экс-комментатор и спортивный блогер рассказал Ксении о своей жизни после «Матча», конфликте с Соловьевым, заработках и расходах, о профессии и коллегах.

«Палач» отобрал самые главные цитаты из выпуска.


Важно: интервью было записано полтора месяца назад, поэтому некоторые высказывания по горячим темам могли потерять актуальность. «Есть вещи, которые существенно изменились с тех пор, но я не счел возможным как-либо корректировать сказанное», — заявил Уткин.

О Соловьеве

Я не могу спорить с ним, потому что у него нет ценностей и нет взглядов <…> Я всего лишь отвечал на агрессию и мне нужно было «дойти до Берлина». Видимо, сначала я дошел до границы и сказал, что отзываю войска, но ему еще захотелось.

О цензуре на ТВ

Я помню, о чем я не спросил (на встрече с Эрнстом — прим. «Палача»). Думал, надо как-то поинтересоваться — я полтора года как на телевидении не работаю — а что сейчас говорить-то нельзя? Потом подумал, что наверное правильно, что я этого не сказал и схватил себя за язык.

О первом запрете на телевидении

Я знаю другую историю, которая была за два года до этой (отстранение от эфиров во время ЧМ-2018 — прим. «Палача»), когда Первый канал пригласил меня работать на чемпионате Европы. Собственно говоря, на меня была оформлена аккредитация. Так получилось, что спортом на Первом канале руководил Николай Малышев и он не у того человека узнал мой телефон, чтобы мне позвонить. И это сразу стало известно на «Матче».

И я знаю от тех, кто там был, что было совещание, на котором [член совета директоров «Газпром-Медиа»] Дмитрий Чернышенко истерику устроил — «Как это так, мы тут очистили канал от белоленточников, а вы их на работу берете?!» Так я не попал на чемпионат Европы.

О стоимости загородного дома

Я купил новый дом, в котором никто не жил. Он обошелся в 2008 году в ипотеку в 24 млн рублей, тогда доллар стоил 25 рублей, и я за него только в прошлом году рассчитался. Получается, примерно миллион долларов.

О «КраСаве»

Жалко, что он глупый такой… Хороший очень парень, на самом деле — я очень симпатизировал ему как игроку, я ему и сейчас симпатизирую. У него такой звездняк славный, добрый и искренний поймался, что ему нужно быть обязательно ото всех отдельно — я этого не понимаю.

Он сделал большой выпуск про болельщиков, когда спартаковского болельщика приняли в Питере <…> и видео почему-то забанили на ютубе. Все его поддержали, а он хоть бы кому «спасибо» сказал! Написал «вот, это происки [президента «Зенита»] Миллера были какие-то». Я этого правда не понимаю — ты ж не пуп земли!

О заработках

Я зарабатываю на том, что делаю рекламу в своих выпусках. Еще я немного зарабатываю на каких-то публичных мероприятиях, которых все меньше. Если это можно назвать заработком (хотя, скорее всего, это фан), то мне немножко платит «Эхо Москвы» и «Дождь» чуть-чуть <…> У меня еще есть маркетинговая компания, которая тоже что-то зарабатывает.

О расходах

Я живу миллиона на полтора в месяц. Это то, что остается мне и то, что я могу потратить на свое усмотрение. Я трачу не только на еду и приобретение вещей, у меня есть «скелеты в шкафу» — какие-то люди, которым я помогаю. В конце концов, у меня есть мама и сестра, которым я тоже что-то даю.

О главной ошибке в жизни

Главная ошибка — согласиться работать на новообразованном канале «Матч» после того, что я написал о Тине Канделаки. По большому счету это можно не считать ошибкой — меня об этом многие люди просили — но в конце концов стало понятно, что я полгода провел впустую.

О возвращении на ТВ

Комментировать я точно не пойду, это та часть работы, которая меня совершенно не интересует. Во-первых, я считаю, что это не рационально — у меня в этой профессии, извините, есть статус легенды. Чтобы вернуться и качественно работать, мне нужно соревноваться с собой молодым <…> В комментаторской работе очень много зависит от навыков, от формы. Я сейчас не смотрю футбол в таком количестве, необходимом для того, чтобы «бац» и сесть.

Во-вторых, сейчас уже есть не только «Матч», но и другие истории (намек на Окко, с которым Уткин не смог договориться— прим. «Палача»). Вот видите, без меня там обошлись.


Главное по теме «Интервью»
Раскрыть комментарии