Первый робот-музыкант.

Нет, Фадеев – не Бетховен. Если Людвиг к 48 годам полностью потерял слух, то Макс и в 52 спокойно пишет музычку и отвечает на вопросы интервьюеров. Тем не менее основатель группы Serebro действительно плохо слышит. 

В разговоре с Дудем композитор признался: он не ходит на чужие концерты. Виной тому – частичная потеря слуха. У Макса была контузия, и теперь правое ухо Фадеева работает на 60 процентов, а левое и вовсе на 40. С тех пор Максим избегает шумных залов, но редко рассказывает о причинах недуга. 


Но «Дождь» узнал сомнительную правду. Оказывается, контузия случилась из-за того, что Максим «огромное количество раз очень громко слушал музыку». А ее последствия проявились чуть позже, когда Фадееву стукнуло 38. Дядя сидел в наушниках и вдруг понял, что звук пропал. 

«Я был в Арабских Эмиратах. Мы были на каком-то отдыхе, и я слушал Цоя в наушниках. И вдруг как-то звук так [щелкнул]. И просто я слышу запись, но уже как-то не очень. Я пытаюсь сделать громче и вроде вся громкость. Думаю: «Ну ладно»… И я уснул и проснулся. И иду тихонечко в ванную и включаю воду. И тишина. Я начал стучать, и вообще тишина. Просто тишина». 

А ведь врачи предупреждали Фадеева. Они просили воздержаться от постоянных посиделок в студии, но Макс не слушал. Как итог – остался без ушей на целый год. Даже песню группы Serebro «Дыши» Максим написал, находясь в глухом состоянии. Помогли ощущения и музыкальная память. 

Фадеев с сыном

У композитора есть еще одна теория – религиозная. Однажды Фадеев сидел с сыном, несколько раз обратился к нему, но тот почему-то не услышал. Макс тут же позвонил врачам, но вечер поздний, и никто не брал трубку. Тогда продюсер выбежал в подъезд и попросил бога: «Оглуши меня, а не его». Сыну вылечили отит, а Макс оглох. Буквально через месяц после инцидента. 

Лечение

Несмотря на бессилие врачей, продюсер не отчаялся, отложил мысли о самоубийстве (в один момент Фадеев хотел уйти из дома и пропасть в тайге) и воспользовался китайской медициной. Его спасал целитель, лечивший Бориса Ельцина. Метод хоть и банальный, но дико неприятный – иглоукалывание. 

«Он что-то на китайском написал. Ну и мне переводят. Он пишет: «Я не бог, эта ситуация наисложнейшая, у тебя нерв почти умер, но я попробую». И последняя приписка: «Но будет очень больно». 

Полегчало уже после первой операции. Фадеев услышал скрежет, а с каждой новой процедурой лишь сильнее превращался в Терминатора. Он слышал то, чего не слышат другие. И страдал.

«Связь между нервом и мозгом была утрачена, и я слышал собственный организм. Я знаю, как теперь качает кровь по сосудам. Я знаю, как звучит весь мой организм. Это как будто гигантский железный завод. Я ничего не слышал внешнего, но слышал внутреннее. Я не мог ни спать, ни жить, ничего».

Адский период продлился четыре года. Все это время Макс кололся длиннющими спицами и потихоньку приходил в себя. Так и не вернулся к стопроцентным показателям, но редкие выступления все же дает. Правда, не обошлось без роботизированных примочек. 

На концертах Фадеев искусственно лишает себя слуха: блокирует слуховой проход и считывает данные о песне с помощью датчиков в голове. Звучит как страшный сон инспектора Гаджета. Но это единственная возможность петь. 

«Был предложен такой путь — установка датчика на кости головы и по костной проводимости я буду пытаться воспринимать звук. Также будут специальные приборы, которые мне показывают реальную картину слышащего человека. А именно — прибор, который показывает форму песни, длительность и мое местонахождение в ней! Далее прибор, который мне показывает первую долю и темп. И главный датчик, стоящий у меня в кости на голове, мне «подсказывает» тон песни». 

Телеграм-канал автора. О телике, кино и не только


Главное по теме «Болезнь»
Раскрыть комментарии
Рекомендации