Стокгольмский синдром в действии. 

Если что, с Black Star уходили не только Крид и L’One. Другие рэперки тоже боролись за треки и псевдонимы, грызлись с Тимати и критиковали политику самого противоречивого лейбла страны. Чуть ниже – яркие истории любви и ненависти.  

DJ M.E.G.

Эдуард Магаев шесть лет работал на Тимана в качестве диджея. А параллельно записывал треки, снимался в клипах и протирал микшер внушительными дредами. Но в 2012 году Мэг решил, что его музыкальные вкусы не соответствуют интересам Тимати. Диджей объявил об уходе из Black Star и намекнул: есть много разногласий и подводных камней. 


В день расторжения контракта на инстаграм-сцену выбежал сам Тимати. Он выдал философский спич и косвенно затронул старину Мэга. Мысль проста: кто не с нами, тот под нами. 

«На пути к непокоренным вершинам порывы ветра срывают маски с лиц тех, кого некогда грели лишь корыстные мотивы, и они остаются наедине с богом и совестью, в недрах перевалов, в поисках своего пути. Моя стая продолжает двигаться вперед, под стуки сердца, определяя вектор нового маршрута».

Следующая разборка гангстеров случилась в 2016-м. Тимати записал трек «Запретный плод», где облил бывших подчиненных отборным рэпом. В частности, Юнусов признался, что «очистил лейбл от чертей». 

Мэг ожидаемо пригорел: попытался уточнить, не его ли только что обозвали чертом, но тут же нарвался на еще парочку мощных панчей от Тимана. Тут и завистник, и гнилой, и «внатуре дерзкий». 

Казалось бы, после этих слов Тимати ждет жестокое наказание. Мэг ведь предупредил: «За такие предъявы ответишь». Но расправы не вышло. Диджей не смог ударить работодателя, а скандал закончился рукопожатием и чувственным инстаграм-признанием Магаева (ныне удалено). Осторожно: после фразы «Время будто остановилось» сложно удержать слезы.

«Ты смотришь на него и думаешь: «Б**, это же Тиман!» Сама мысль о драке показалась просто смешной в этот момент. Мы перекидывались «претензиями» друг к другу, как будто пытались задеть. Время будто остановилось, а перед глазами у меня были одни флешбэки, так много хотелось высказать здесь и сейчас, но словно что-то мешало… Между нами по-прежнему осталось много недосказанного, всё же мы услышали друг друга, пожали руки и разошлись в разные стороны». 

Kristina Si 

У бедной Кристины Саркисян отжали все. После окончания контракта девушка потеряла звездный псевдоним (товарный знак), авторские права на треки и даже фотографии. Она приходила к Нежному редактору и плакалась: Тимати плохой, лейбл – трэш, Баста круче.

«Они сказали, что контракт заканчивается, и мы хотим, чтобы ты продлевала, чтобы ты с нами осталась. И я сказала, что, ребят, скорее всего не получится. Я очень устала». 

Но усталость – не единственная причина ухода. На Кристину просто забили. Хиты не писали, денег на микро не давали, альбомы не пиарили, а песенки, которые певица предлагала лейблу, выкидывались в помойку безжалостным тираном Тиманом.

«Старалась поговорить, но меня не слушали. Все было просто: я просто хотела делать немножечко другую музыку, выйти на новый уровень. Когда ты пять лет ездишь по одним и тем же клубам с одной и той же программой, оплачиваешь танцовщиц своих, не имеешь микрофона, так не должно быть на лейбле». 

В прошлом году конфликт закончился. Кристина отчаянно судилась за звездное погоняло и, наконец, попала под амнистию Black Star: забрала несчастные две буквы придуманной фамилии. Правда, тут же превратилась (как и DJ M.E.G.) в жертву стокгольмского синдрома: отозвала иск и рассыпалась в комплиментах. 

«Хочу ещё раз поблагодарить ребят за то, что помогли мне с моей карьерой, помогли создать базу для моего дальнейшего пути». 

Вандер Фил

Украинский рэпер работал на лейбле всего год и, видимо, не успел насладиться всеми прелестями сотрудничества с Тимати. Ведь он, в отличие от Кристины Си, не считает Black Star корпорацией зла. Даже наоборот: Вандер Фил получал необходимую артисту свободу. Его отпускали в родной Харьков, разрешали писать музыку там, где комфортно, и даже оберегали от других, кринжовых резидентов лейбла. 

«Чтобы не портить имидж, Паша [Пашу – гендиректор Black Star] сам сказал: «Вот этого артиста Фил ни за что не должен закидывать к себе в инстаграм, чтобы аудитория не думала, что Фил — дол***б».

Но если все было так хорошо, зачем рэпер свалил? Сам Фил ссылается на бюрократические «задрочки» и творческие барьеры. Оно и понятно: аудитория Black Star слушает другую музыку. Чаще всего – ту, которую совсем не хочется выпускать. Подобный парадокс прослеживается и в речах Кристины Си, и в заявлениях диджея Мэга. Фил – не исключение. 

Псевдоним и треки остались при нем. Рэперок даже казнил невнимательных коллег и удивился, как можно подписать невыгодный контракт и надеяться на благоприятный исход. 

«Надо быть реально тупым человеком, чтобы надеяться, что ты заберешь свое имя и свои песни, если в контракте прописано, что они по истечению срока остаются у компании. В моем контракте эти пункты были переделаны. У меня было прописано, что мое имя им не принадлежит, а моими песнями они могут распоряжаться только на период действия контракта».

Скруджи

В прошлом году татуированный рэперок выпал из жизни на пару месяцев. Соцсети не обновлялись, приписка «Black Star» в инстаграме исчезла, а новая музыка задерживалась. Поклонники гадали: неужели Скруджи взбрыкнул на Тимати, и теперь уличного мальчика выгонят с лейбла? Или даже промоют мозги. 

Тогда «творческий отпуск» рэпера прокомментировал L’One. Оказывается, такие исчезновения – стандартная практика, а Скруджи просто перестал окупаться. Вот его и задвинули. 

«Вложили денег. Деньги не отбиваются. Ему говорят: ну иди, пиши песни, денег больше не дадим, прихода нет, записывать песни не на что, снимать клипы не на что».  

Теория Левана частично подтвердилась. Скруджи вернулся живым и рассказал о переговорах с лейблом. Все, конечно, хорошо: пересмотрели условия, «дали новые возможности и еще один шанс». 

Но на деле Скруджи понизили до дочернего лейбла. Теперь дистрибьюцией его треков занимается не Black Star, а их отпрыск – компания Make It Music. Новое творчество рэпера не вписывается в формат коммерческого музла, и человек-наколка прозябает в глухом запасе. Теоретически – он по-прежнему часть Black Star, на практике – наоборот. 

«Мы взвесили все и поняли, что на лейбле мы не можем, к сожалению, такое выпускать и артиста заковывать в цепи тоже не можем. Поэтому мы с ним пересмотрели наши отношения». 

Джиган 

Некоторые действия Дениса Устименко не поддаются логике, но одесский гиперкач необходим, чтобы окончательно понять принципы работы Black Star. Он покинул лейбл в 2013-м и тоже рассказывал о новом музыкальном видении. Но есть проблема: с тех пор хип-хоп Джигана не сильно изменился. 

Да и поведение Тимати говорит об обратном: дело не только в музыке. Однажды Тимур Эльдарович выложил в инстаграм пафосную фотографию, отметил на ней Джигана и намекнул, что его экс-подопечный – «среднестатистический лох». Денис свел инцидент в шутку, но Тимати не останавливался. Как и в ситуации с диджеем Мэгом. 

«Отметку я не удалял, ее удалил сам Джиган. Пост я писал про себя, но любой здравомыслящий легко может уловить подтекст»

Через несколько лет Джиган сфотографировался с Егором Кридом. Тот уходил из Black Star, и Джига поддержал коллегу: написал в инстаграме слово «freedom» («свобода»). А потом подробно рассказал о минусах Тимати. Оказывается, бизнесмен Юнусов – ревнивый дядя. 

«Как же ситуации, когда глава лейбла Тимати ревностно относился к чужому успеху? Он обижался, даже когда я кроссовки купил, как у него. Почему вы заблокировали все мои клипы, выпущенные на лейбле? Я знаю, почему. Ты [Пашу] тогда сказал мне: «Я не могу, Джига, меня Тим задолбал». Он заблокировал мои клипы просто назло».

Зато сейчас Джиган и Тимати помирились. У первого улетела кукушка, а второй вовремя подоспел на помощь: поддержал, обнял и пригласил на студию. Этого хватило, и Джига дал волю чувствам. «Люблю тебя, мой брат».


Главное по теме «Рэп»
Раскрыть комментарии
Рекомендации