2020-й год одна из главных звёзд русского YouTube начала провально.

Чуть больше года назад Ксения Собчак ворвалась на YouTube мощнее других знаменитых коллег по ТВ: своевременное интервью с Гуфом и выпуск про инстаграмщиц стали хитами, эксклюзив с Иваном Голуновым – большой журналистской удачей, а поездка к Ларсу фон Триеру – новой планкой для русской ютуб-журналистики.

С началом 2020-го всё резко изменилось – кликать на новые выпуски нет никакого желания, а инфошум они создают только в ориентированных на домохозяек инстаграмах и журналах. Разбираемся, что пошло не так, и надеемся, что удачный двухсерийный выпуск с Гудковым – начало выздоровления.


Сомнительные гости

Последними двумя видео Ксения подчистила карму – харизма Гудкова и новые факты из его биографии (барбершоп-бизнес, смерть друга, свадьба) скрасили впечатления от прошлых неудач.

Вышедшие подряд выпуски с героями совсем уж нетребовательных обывал, Эдвардом Билом и Милошем Биковичем, – это своеобразное соревнование, кто тошнотворнее. Алсу в последний раз была хоть как-то интересна после скандала годичной давности на «Голос. Дети», но это давно не актуально. Ида Галич стабильно лидирует в моём персональном рейтинге самых невыносимых и бесячих медиа-персон. А Валерий Комиссаров… Стоп, кто это вообще? Да, нам с первых минут объясняют про «Дом-2» и порно с Инстасамкой, но, Ксения, вы серьёзно?

Хоть сколь-нибудь яркими и актуальными гостями, кроме Гудкова, можно назвать разве что Жан-Поля Готье и Ренату Литвинову, но о том, почему и эти выпуски вышли слабыми – в следующем пункте. Пока же простой факт – за год с суперпопулярных Киркорова, Бузовой и Малахова шоу «Осторожно, Собчак» скатилось до персонажей даже не второго, а третьего эшелона, которые и до шорт-листа всеядного «А поговорить?» не дотягивают.

Неудачные интервью

В прошлом году Ксения регулярно разжигала мощными инсайдами и крутой фактурой – на её интервью регулярно ссылались крупные медиа, а отдельные эпизоды высмеивались в эфире Первого канала.

Сейчас просмотры плюс-минус на том же уровне – в среднем по два-три миллиона за выпуск. Но, кроме интервью с Галич, у которой большая аудитория подписчиков, ни один видос не приближается к отметке в пять лямов. В 2019-м за этот показатель перевалило аж восемь выпусков. Но самое печальное даже не цифры, а тот факт, что контент Собчак почти никак не резонирует в приличных медиа и пабликах.

С Готье и Литвиновой могло получиться хорошо хотя бы за счёт их харизмы и эксклюзивности. Но в обоих случаях вышло настолько пресно, что всегда забавная Рената не породила ни одного мема или хайлайта, а из выпуска с Готье запомнилось только то, что он в туповатом интерактиве определил Анатолия Вассермана самым стильным мужчиной. На фоне прошлогодней горы инсайдов и скандалов – это очень слабо, даже артхаусный «ещёнепознер» сейчас разжигает ярче.

Синдром телика

На фоне глобальной миграции узнаваемых журналистов с ТВ на YouTube зрители шутили, что «он-то с телика ушёл, а вот телик из него – нет». Справедливо это оказалось только для неудачного опыта Малахова с Шурыгиной, Максима Галкина и парочки узкопрофильных спецов – остальные звёзды, и уж тем более НТВ-шники, быстро прижились и породили новые тренды.  

Собчак тоже заняла свободную нишу имени себя – при всех проблемах, глупо отрицать, что никто не умеет так же круто балансировать между цирковым гламуром и душевным раскрытием героев. Случались, конечно, неуклюжие попытки сойти за свою – особенно, когда речь заходила о рэпе и молодёжных трендах, – но это было забавно и легко прощалось.

Сейчас же от фрагмента с «Ты знаешь такого рэпера – Томас Маз?» в интервью с Алсу даже не ловишь кринж, а просто в очередной раз тяжело вздыхаешь. В 2020-м Ксения слишком часто и чрезвычайно колхозно стала примерять образ «кульной и улётной». Знаменитый мем со Стивом Бушеми пора менять на скриншоты из выпусков «Осторожно, Собчак».

Но это не более, чем тревожный симптом почти всего высшего круга медиатусовки, которая за горами денег и телерейтингами давно не видит реального мира. Главная же проблема кроется в том, как Ксения сегодня подходит к созданию контента. На ней явно отразился малаховский формат шоу «Док-ток», с которым Собчак камбэкнулась на Первый. Заметнее всего это отражается в документалках и спецвыпусках, выходивших в 2020-м.

Тенденция началась буквально с первого дня нового года – «похмельный» спецвыпуск был пустым и бессмысленным. Во-первых, там собралась чрезвычайно разношёрстная компания: икона хипстеров Юрий Сапрыкин соседствовал с секс-блогершей Татьяной Никоновой (и он, и она замечательные, но сочетание странное). Во-вторых, имена гостей настолько неактуальные и непопулярные для ютуб-аудитории, что самым кликабельным среди всех оказался Сталингулаг.

Следующий выпуск – максимальная душнота по мотивам «Союза спасения». Респект за разнос омерзительной агитки, но слушать этот бубнёж о декабристах невозможно – тем более через пару недель после выхода по-хорошему лайтового выпуска Минаева. Даже в орущих политических шоу с федералки спикеры ярче и конкурсы интереснее (хотя Максим Шевченко тут тоже есть).

Главная боль – документалки. Они давно стали самым приятным трендом ютуб-журналистики, но в погоне за Пивоваровым и Дудём Собчак забыла задаться вопросом «почему?» Суть в формате и подаче: информация подаётся понятно и увлекательно, а автор говорит с тобой на одном языке. У Ксении пока не получается ничего из этого. Проблемы дока про Листьева наглядны в сравнении с выпуском «Редакции», который вышел раньше (к слову, очередное отставание в гонке с конкурентами после «Беслана»). Поэтому интереснее поговорить про «Клюквенную падь».

«Бурятский «Твин-Пикс» – это сильное заявление. Но содержание ни разу не оправдывает заголовок. Главный парадокс в том, что на деле вообще-то должен – история действительно невероятная, в чём можно убедиться хотя бы на примере этого текста. В столь мрачном и запутанном сюжете любые перегибы и притянутые аллюзии при правильном обращении идут только на пользу. Посмотрите хотя бы, как с аналогичными историями справляются в «Батеньке»: цикл про Козельск – один из самых атмосферных и жутких в русских медиа за последние годы.

Что с крутой детективной историей делает Собчак? В первые же секунды она убивает интригу, доносит информацию максимально пресно и, что особенно ужасно, снимает и монтирует всё в стиле передачи «Следствие вели…». Удивительно, как можно настолько испоганить и превратить в тотальный телевизонный колхоз историю, в которой даже трогать ничего не нужно. Дэвид Финчер от первых минут «Клюквенной пади» наверняка бы схватился за сердце.

Ужасный дизайн

С визуальным оформлением с недавних пор тоже проблемы. Вслед за другими популярными блогерами Собчак освежила дизайн и стиль канала – вышло максимально странно и непонятно. Нет, прошлая заставка с цепями тоже была той ещё дичью, но хотя бы запоминалась за счёт абсурдности. Новая же выглядит так, будто «Рика и Морти» вытошнило «Временем приключений» в бредовой фантазии застрявшего в начале «десятых» инфантила.

Но главный вопрос: почему собака? Хоть один человек в мире ассоциирует Ксению Собчак с собакой? При всём уважении, Ксению всегда отождествляли с другим животным, а шутки на эту тему она регулярно подогревала сама.

Одной из главных проблем провалившегося ютуб-шоу Малахова был монтаж – он косил под Николая Соболева, только в своём старпёрском стиле, поэтому дурацкие вставочки на монтаже были из советских фильмов и прочей «классики юмора». Поразительно, но после года вполне успешной обкатки формата и стиля «Осторожно, Собчак», команда вдруг решила всё поменять и сделать почти так же, как у Малахова. Пока перебора с «соболевщиной» нет, но в выпусках с Гудковым уже мелькали не всегда уместные вставки из фильмов и популярных видео. Из них где-то треть смотрелась органично и адекватно, но остальное вызывало недоумение. Без этих фрагментов оба видео точно ничего бы не потеряли. Но с ними портится весь вайб, ритм и впечатление от действительно сильного интервью.

Беспринципная и трешовая реклама

Старая болезнь Ксении, которая начала ещё с инстаграма. Сомнительные товары относительно регулярно мелькали и в прошлом году, но редко вызывали острую реакцию в комментах – ну, это же Собчак, все привыкли. «Светская львица» с начала карьеры дала понять, что для неё деньги точно не пахнут, но у всего ведь должны быть пределы. Спорные препараты и прочая дребедень – не более, чем тест на критическое мышление, но гуляние по ЦУМу во время карантина с зазыванием всех пойти по магазинам – это откровенный перебор. «Жизнь продолжается! Всё есть и никого вокруг!» – ага, именно эти фразы в антураже модных брендов мечтают услышать зрители на самоизоляции.

Вообще реклама – главная и самая стабильная фишка «Осторожно, Собчак». Она с первых выпусков держит планку кринжа и её всегда много (гудковский ролик по мотивам «Ведьмака», опять же, исключение). Отыгрыши Собчак в бытовых зарисовках про всякие кухонные приборы и прочие пельмени – это что-то на уровне культовых провинциальных ТВ-роликов. Вопрос лишь в том, осознаёт ли сама Ксения, насколько это нелепо? Потому что каждая реклама выглядит так, будто она всерьёз старается, но на выходе выдаёт Томми Вайсо.

Интеграции «Осторожно, Собчак» давно стали моим персональным guilty pleasure. Вполне возможно, что таковым станет и всё шоу целиком: по крайней мере, сейчас ютуб-канал Собчак уверенно движется в сторону низкосортного треша.


Главное по теме «YouTube»
Раскрыть комментарии