Владимир Завьялов — о самой передовой русской поп-группе конца 90-х.

Hi-Fi появилась в то время, когда русскую поп-музыку еще сильно ругали. Публика постарше — за то, что вот раньше была музыка живая, с душой и настоящая, были самодостаточные артисты, а сейчас нет. Публика попроще — за то, что «рот разевают под фонограмму», в песнях нет правды, а Киркоров — «слащавый и накрашенный» и вообще все они ну это самое. Считающий же себя наслушанным человек считал русский поп слишком примитивным.

Hi-Fi умудрилась собрать в себе все перечисленные претензии, и тому были причины.


Во-первых, это был стопроцентно продюсерский проект в самом обывательском смысле слова: композитор группы Павел Есенин элементарно пел за Митю Фомина, и сам Митя как-то честно признался, что «анимировал» его голос. То есть вдумайтесь: это была группа, в которой участники лишились творческой работы — они не писали музыку, ни сочиняли тексты и сами не пели песни. Отдельный повод для тогдашних шуток: что, черт возьми, там делают двое остальных людей?     

Во-вторых, всю карьеру Митю окружали шутки про его ориентацию. Забавно и показательно: с пародии Павла Воли на Фомина в пилотном выпуске начиналась телевизионная история Comedy Club.


В-третьих, хиты группы — это понятная музыка прямого действия для танцполов. Своими глазами видел, как под «Седьмой лепесток» и «Среднюю школу №7» деревенские парни врывались на побитый и просевший танцпол сельского ДК: кажется, этот факт лучше всего иллюстрирует, насколько мощным был охват у этих песен.


С другой стороны, хейта группа ну совсем не заслужила.

Говоря о Hi-Fi, надо иметь в виду не только самих участников, а, прежде всего, творческий союз композитора Павла Есенина и поэта Эрика Чантурии, который очень сильно освежил русскую поп-музыку в конце 90-х. Этот альянс сделал большой звездой новосибирского метросексуала Шуру, написал отличную песню «Белый снег» аж Алле Пугачевой («Афиша» назвала ее последней великой в карьере Примадонны; полностью согласен) и много чего много кому, но опорный пункт их творчества и карьеры — это Hi-Fi.

В работе над группой Есенин с Чантурией довели до совершенства передовой танцевальный поп-звук, опробованный на Шуре, но уже с другим темпераментом. Там, где у Шуры был китч и фрик-шоу, у Hi-Fi — пылкая, но сдержанная романтика с чуть дрожащим голосом вокалиста (им был сам Есенин). Отдельного слова заслуживает и бесспорный поэтический талант Чантурии: вслушайтесь в песню «Не дано», например. Вроде и необременительный танцевальный номер, а на самом деле клубок философских размышлений. По такому же принципу работали и другие хиты группы.


Другой вопрос, что вся дискография Hi-Fi — это целый спектр творческих методов. Если послушать группу более детально, можно найти крайне неочевидные вещи. Например, сразу же после доходчивой «Не дано» на дебютном альбоме вдруг начинается танцевальное многозвучие и отчего-то английский текст в «Call me Misha», а еще есть привет эстетскому нью-вейву 80-х в песне «Детство», «Прости меня» с трипхоповым битом и «Пионер», ловко превращающийся из тоталитарного клубного рейва в доходчивый поп.

А еще будет несправедливым совсем минимизировать роль Фомина и остальных участников. Мите удавалось очень правдоподобно и достоверно визуализировать песни, которые он сам ни сочинял, ни пел. Включите любой клип или лайв группы — увидите,  насколько убедительно он их доносил: это не слишком оцененный, но крайне важный паззл в общей картине успеха группы.

К сожалению, этот успех не длился долго. К середине 00-х Есенин и Чантурия сбавили объемы хитопроизводства, да и музыка группы стала в звуковом смысле сильно попроще. Уход Фомина же стал линией разграничения — после него у Hi-Fi не получалось вообще ничего, несмотря на временами безупречные песни вроде «Забытого сентября».

Парадокс: вокалистом в Hi-Fi Митя не был, но зато был артистом. После распада группы он запел сам, построил неплохую сольную карьеру и убедил в певческой дееспособности вообще всех.

Сейчас Hi-Fi снова вместе и в старом (чуть дополненном) составе занимается ностальгическими делами вроде редких лайвов и копрпоративов — кажется, послужной список больше и не требует. В 2020 году «Не дано» — до сих пор беспроигрышный хит разновидовых вечеринок, а винил с лучшими хитами группы делает новогодний праздник (проверено!). И ведь до сих пор не дано понять: почему так радуется ветер?  

Раскрыть комментарии
Реклама и рекомендации
Загрузка...