Александр Муйжнек казнит шоу казней.

«Палач» едва отошел от шедеврального интервью Александра Емельяненко каналу «Сила одного» – сделать что-то бездарнее надо еще постараться. Постарались на платформе Premier: в шоу «Хейт ток» на платформе Premier пришел Артемий Лебедев. А если сравнить бюджеты, проект Оксаны Кравцовой уже не выглядит провалом.

Казалось, нижнюю планку только-только задал канал RTVi с истеричным, даже хабалистым выпуском «На троих». По итогам того шоу Тема накатал пост о некомпетентности российской журналистики — без упоминания Екатерины Котрикадзе и Тихона Дзядко, но все и так ясно. «Прочитал Википедию, тыкнул первые три ссылки в «Яндексе», спросил в личке у своих друзей и теперь полностью готов к эфиру», — наглядная инструкция, как не нужно взаимодействовать со спикерами.

Очень грустно, что ей не последовали на «Хейт токе». «Вершина моего падения на дно – присутствие на этом шоу. Ниже вряд ли упаду», — эта шутка Темы на редкость правдива.

Что вообще такое «Хейт ток»?

На интернет-сервисе ТНТ стабильно выходят не только сериалы. Документальные фильмы о Децле и Бардаше — настоящая гордость, поразительно, что их просмотр бесплатен. Еще «Премьер» наладил сотрудничество с Николаем Солодниковым (теперь #ещенепознер там выходит каждый четверг), есть и свои интервью — уже лежат с Рыбкой и Полонским.

«Хейт ток» похож на «Гордон Кихот», только без адвокатуры: гости в масках кидают предъявы герою, не сдерживаясь в словах, и требуют ответа. Если получают его — придется сдеанониться. Модерирует шоу Борис Волков – он оттитрован как журналист, а вообще он продюсер «Пятницы». В первых выпусках гостили Сарик Андреасян и Ксения Собчак – правда, изучать их после Темы нет никакого желания.

Выглядит как идеальная платформа для «интервью с мудаками». К тому же Артемий — гений эпатажа, он обожает срачи, а в финале сам признал, что любит провоцировать. Оффлайн-споров с ним все еще мало — а «Хейт ток» свой шанс, как говорит Тема, провафлил.

Что ужасного?

Вопросы можно описать тремя эпитетами:

1. Буквоедство: публика докапывается до мелочей и пытается увидеть в мельчайших несостыковках противоречие.


Обстрел хейтом начинается так: «Дудю вы сказали, что не знаете мест в России, которые можно назвать жопой. А «Максиму» назвал Новосибирск городом-недоразумением. Дудю вы зассали это сказать?» Рили? Ничего, что в беседе с Юрой Артемий приложил Туву, Курск называет «фантастической дырой», попинывает Пермь после облома с проектом Марата Гельмана и только что громко поссорился с блогершей из Владивостока?

2. Некомпетентность. Как правило аудитория поскальзывается сразу же — и не в силах ничего возразить.

«Украденный логотип Ярославля» — ага, студии же никогда за него не предъявляли. «Почему вы начали высказываться о культе победы только после смерти деда?» — то есть даже дословно вспомнить цитату невмоготу («Для меня День победы практически потерял смысл вместе со смертью воевавшего деда»). Одна барышня вроде бы пришла с основательными аргументами о загрязнении океанов, но и ее Тема поймал на неполном цитировании конвенции.

Педофилия, реклама секс-игрушек в инсте, военные памятники — ни одного удачного разгона. Ощущение такое: сценарист прописывают гостям ровно одну строчку, а дальше отбивайтесь, как хотите. Стоит Теме отбрыкнуться в ответ – режиссер командует залу гудеть. На деле же все «бууу» предельно неуместны: предъявить Лебедеву нельзя ни за один ответ.

Наконец, по ходу шоу ведущий все чаще добавляет фактуру и уточняет вопросы. Есть ощущение, что один Волков справился бы не хуже всех хейтеров.

3. Хамство. Причем хамство на редкость трамвайное и совершенно не изящное.

«Ты вообще стал как бы неактуален. Завел канал на ютюбе – зачем тебе этот хайп? По сути, угомониться ты не можешь? Обязательно надо кому-то что-то доказывать?» — это омерзительно даже печатать, а произносится предельно заносчиво и вульгарно. Ясно, что хейтерам положено дерзить по формату и можно материться – но это не приковывает к экрану, а отторгает.

Автор цитаты выше попыталась добить, но без толку: сначала оступилась на аудитории (она у Темыча ни разу не старперская), потом на Собянине и презрении к политикам (Лебедев выдержал этот допрос еще у Дудя). Терпеть это стоило ради деанона: «Алина Белых, 37 лет, солистка группы Killer Honda». Кто-кто? Найк Борзов в курсе, куда и зачем полезла его коллега? 800 подписчиков в инстаграме, можно понять. Напоминать о себе нелепым пиаром в заштатной передаче — безусловно, триумф Алины.

Даже на важных темах хейтеры совершенно не вывозят. «Матери Беслана» (Тема посоветовал им просто похоронить погибших при теракте детей, а не спекулировать на них) — очевидный повод для возражений, но не для «Хейт тока».

«Как ты смеешь такие вещи говорить? Это что такое? А?! Что? Это? Такое?» — очень аргументированно, спасибо. Дальше дама предлагает Теме оказаться на месте жителей Беслана и забрать пять из десяти теминых детей (Лебедев осадил). Потом вроде пытается казаться серьезной: «Ты строишь рай на юродстве». Но сразу возвращается к галдежу: «Ты же эксперт русского языка, знаешь, что такое юродство!»

На этом все: тема Беслана – реально спорная и дискуссионная – захлебывается тут же. Финал истерики: «Почему ты даешь советы? Тебя кто-то спрашивал?» Браво, а кто просил твоих советов о советах?

По-настоящему вывело Тему из себя не хамство, а упоминание семьи: «Родителей оставь в стороне, ладно?» Ну хоть нашлось, что взять на тизер — именно в этом эпизоде Лебедев попросил «завалить ####».

Что хорошего?

1. Студия: свет и звук – на уровне. Продакшену в Premier экономить ни к чему – глазу приятно.

2. Вся визуалка: маски для хейтеров эффектно подсвечены, монтаж – по делу, а логотип сделал бы честь «Экспресс-дизайну».

3. Анонсы и тизеры. Нарезка в теминых сторис («завали #### [рот] и стой там в углу», «писи, пуки, сраки и факи») и вынудила набрать в браузере premier.one и ткнуть в «Хейт ток».

4. Редактура: видеоряд насыщен цитатами из «вДудя» и архивными выдержками из ЖЖ — рисерч проведен нехилый. Волков представляет Лебедева как «дезигнера всея Руси» (ультимативная банальность), но профайл гостя сделан не на коленке.

5. Упоминание Ивана Голунова, его задержания и виновных в этом силовиков. На ТНТ встретить эти слова в одном предложении до сих пор невозможно, но и для Premier это прорыв.

И стоит признать: пара заходов все-таки удалась. Продюсеры отыскали и привели ВИЧ-инфицированного сотрудника пациентской организации и женщину с ограниченными возможностями на инвалидной коляске. Их слова звучали более-менее весомо — это уже не тупая массовка. Ребятам даже удавалось вступить в полемику — Тема в обоих случаях как минимум не проиграл, но подарил фактуру для следующих, уже настоящих интервью.

Ну и роскошный тейк — о Николае Втором. Странно, что его еще не разобрали на цитаты российские информагентства:

«Николай был самый мерзкий, кровавый тиран на свете, незаслуживающий ни малейшего состраданий урод. Просрал вообще все на свете и отрекся от престола. Слабый правитель, который утопил огромное количество людей в крови».


Медиа-чес Артемия настолько масштабен, что без лажи не обойтись. Казалось, Лебедеву хватило бы и своего канала, где его никто не ограничивает: два новостных выпуска в неделю с общим хроном более часа, тревелы «Тут был Тема», экспедиции.

Но дизайнер сейчас и правда везде. Дебатам с Навальным на «Дожде» и беседе с Дудем уже два года — тогда казалось, что этим и ограничится, но Темыч вошел во вкус и не останавливается. Его уболтали на интервью давние приятели (Минаев из Esquire и Маленков из Maxim), блогеры второго (Шихман) и третьего эшелона (Сталингулаг), активно зовут в телик (вдумчивый «Разговор с атеистом» на «Спасе») и на конференции (AMOCONF). Скоро Артемий появится и в «Что было дальше?», а выпуск «Осторожно, Собак», похоже, убран на полку.

Трудно поверить в слова Лебедева, но он еще многим отказывает. Лучше бы и «Хейт току» отказал.

Подписывайся на канал «Палача» в Telegram

Подписывайся на лучшие скидки и экономь вместе с нами

Комментарии