Николай Кубрак казнит науку, чья актуальность в условиях сегодняшней России вызывает всё больше сомнений.

Любые гуманитарные науки вызывают споры, потому что априори не предполагают никакой точности и объективности. Но ни одна из них не вызывает таких споров, как история. Особенно если речь идёт об истории России, которая постоянно переписывается, разбиваясь на параллельные событийные ветви, и создаёт враждующие между собой группы. Нужна ли такая наука для преподавания в том виде, в котором она есть в большинстве российских школ и ВУЗов – большой вопрос. Я считаю, что нет, и предоставляю три аргумента против.

Идеология вместо истории

Историю, как известно, пишут победители. И никто не изменил историю человечества так, как это сделали историки. Можно процитировать ещё десяток аналогичных афоризмов, которые чаще всего говорят об истории в негативном ключе. Например, вот такой от Роберта Хайнлайна: «История имеет такое же отношение к истине, как теология к религии – то есть такое, о котором и говорить не стоит».


Все высказывания объединяет простая мысль – история даже не претендует на объективность, потому что всегда обслуживает политику. Вместо истории в школах и институтах преподают идеологию. Особенно это заметно в России. Не знаю ни одного примера школы, где уроками мировой истории ни жертвовали бы в угоду российской. А уж то, с каким пафосом на них подаются военные победы и как обеляются любые сомнительные деяния великих правителей прошлого – отдельный разговор.

В последние двадцать лет историю преподают с особым фанатизмом – количество часов в неделю растёт пропорционально количеству музеев, обслуживающих власть. Как следствие – повальное увлечение историей России без должного погружения. Монологи Задорнова, основанные на дичайшей псевдонауке, сомнительные документалки и преподы-фанатики привели несколько лет назад к росту националистического движения в стране. Молодые люди, не слезающие с турничков, внезапно задумались об идентичности, а боксёры и бойцы нацепили на себя языческую символику и поверили в Перуна. Нечто подобное Карл Юнг подметил в Германии 30-х, и мы все помним, чем это закончилось.


В качестве альтернативы, конечно, есть лидеры мнений с ютуба, где царит тотальный плюрализм. Но далеко не каждый станет просматривать всё и определять для себя ту «правду», что посередине. Дудь, Парфёнов и Пивоваров подходят к вопросу красиво и основательно, но тоже обслуживают вполне конкретную идеологию – либерально-оппозиционную. А уж об инфернальном ютубовском андеграунде с коммунистом Гоблином и его друзьями даже говорить нечего – там всё давно понятно и хорошо разжёвано.


Мораль проста – в случае исторической науки верить нельзя никому: ни «своим парням» с ютуба, ни трижды заслуженным профессорам. Каждый из них подвержен субъективным взглядам, политическим веяниям и конкретным интересам. Нужно ли вам ещё по нескольку часов пропаганды в образовательных учреждениях, когда ей забиты интернет и телек – судите сами.

Поехавшие преподы

Сразу напоминаю, что моё мнение тоже субъективно и не претендует на истину. Но личный опыт чётко говорит об одном: почти все преподы истории – абсолютно поехавшие. Да, не каждый, но очень и очень многие, особенно если речь идёт о кафедрах провинциальных университетов. В самых разных местах и ситуациях мне регулярно попадалась как минимум парочка абсолютно отбитых личностей с ЧСВ, которому позавидует любой русский рэпер.

Подозреваю, что это уже вполне устоявшийся в России коллективный образ: самоуверенный мужичок 50+, который познал истину и легко разбомбит «фактами» ваши взгляды на любое историческое событие. Но, разумеется, каждый отталкивается исключительно от своих научных работ, которые продиктованы конкретными влияниями. А, следовательно, транслирует определённую политическую позицию, то есть обслуживает машину пропаганды, о которой говорилось выше.


А ещё у каждого есть какой-нибудь абсолютно трешовый бзик и стая тараканов в голове. Один из моих преподов коллекционировал вообще всё, поэтому вместе взяток хитро просил приносить на зачёт любую вещь из длиннющего списка, где были и старые патефоны, и зарубежная валюта, и даже напольные, мать его, часы! Другой – считал себя полубогом, которые разбирается в качестве любых продуктов: будь то творог от бабы Вали с рынка или современный компьютер – разумеется, суммы, за которые он их приобретал, тоже где-то на уровне кошелька Билла Гейтса. А уж сколько в универах и школах обитает православных околофанатиков, борцов за чистоту русской культуры или просто разочаровавшихся в жизни дам бальзаковского возраста – просто не счесть. То ли история как-то влияет на умы, то ли эти умы – на историю.

Поэтому ситуация с Олегом Соколовым меня совсем не удивила. Человек в 60 лет переодевается в Наполеона и танцует со студентками на импровизированных балах. Конечно, он может расчленить человека – удивительно, что не четвертовал в духе казней из работ Мишеля Фуко.

Прошлый опыт ничему не учит

Кстати, о Фуко. Всё, что говорилось выше, касается всеобщей или российской истории. Столь широкий взгляд на предмет даже невольно ведёт к неудачным обобщениям и условностям. Но историю вполне можно преподавать, раздробив на ряд вспомогательных дисциплин.

Например, чем плоха археология, если подавать всё через атмосферные рассказы, подкреплённые только фактами? История культуры при хороших лекторах – вообще кладезь полезных знаний, которая учит важным и полезным для всех культорологическим методам: контекстуальности и комплексному анализу. Этнография, антропология, эпистемология, музееведение, документалистика – все эти дисциплины прямо или косвенно касаются истории и учат смотреть на исторический процесс с неожиданной стороны. А уж вспомогательные отрасли, вроде генеалогии, источниковедения и хронологии, помогают собрать пазл в нечто единое и более-менее подкреплённое фактами.

Но, конечно же, в образовательных учреждениях (даже в тех, где преподаются подобные дисциплины) почти никогда не смотрят на науку комплексно и не вдаются подробно в столь узкие сферы. Философское и культурологическое осмысление исторических событий тоже мало кого волнует. Историю преподают как некую летопись – набор фактов, складывающихся в единый сюжет. Так проще объяснять и вдалбливать в голову мифы о непобедимой, великой и уникальной России.

Когда же кто-то из учеников задаёт логичный вопрос «А зачем мне сейчас подробно знать историю?», препод пафосно отсылает к базовым задачам этой науки. Среди которых обязательно есть что-то типа «изучить опыт и ошибки прошлых поколений, чтобы не повторять их». Как мы видим, последующие поколения настолько классно изучают опыт предыдущих, что творят две мировые войны за 50 лет и регулярно находят самые разные социальные группы для притеснения. Сталин тоже, наверное, очень внимательно изучал период Ивана Грозного, а Путин прекрасно помнит брежневские времена.

Как бы красиво специалисты ни толкали речи, но на деле история совершенно ничему не учит. В лучшем случае – открывает, с помощью той же археологии, факты о прошлом, меняющие мировоззрение. В худшем – служит вдохновением для не самых вдумчивых людей, делающих радикальные выводы. История не нужна, хотя бы потому, что в ней можно завязнуть надолго, забыв о будущем. Примерно в таком положении и застряла современная Россия – мы бесконечно копаемся в «великом прошлом», даже не предполагая, что нас ждёт впереди.

Загрузка...