Даже те самые откровенные сцены не заслужили такого большого внимания.

Каким-то образом авторам «Текста» регулярно удаётся создавать ажиотаж вокруг фильма. Сначала кто-то пустил слух о притязаниях на «Оскар». История с «формальным кинопрокатом» взбесила киноманов и заодно вывела проект в медийное поле. Адекватность в итоге победила – в лонг-лист «Оскара» за лучший иностранный фильм включили замечательную «Дылду» Кантемира Балагова, а экранизация романа Дмитрия Глуховского обратила на себя внимание широкой аудитории. Все остались в плюсе.

Но с этого всё только начиналось. После уже официальной премьеры в прошлый четверг «Текст» каким-то образом смог взорвать YouTube и соцсети. Собчак сняла полуторачасовое интервью с исполнителем главной роли Александром Петровым, Ургант подробно обсуждал фильм с другими центральными актёрами – Иваном Янковским и Кристиной Асмус, а откровенные сцены стали одной из главных тем офисных курилок. Почему-то именно «сиськи Асмус» обсуждают больше и ожесточённее всего – Ургант и Собчак удивляются так, будто им показали продолжение «Нимфоманки», каждый моралист считает своим долгом сказать «Она же замужняя женщина!», а муж актрисы Гарик Харламов устал отбиваться от волн говна в инстаграме и написал большой пост:


View this post on Instagram

Гарик, вы видели сцену секса ? Как вы позволили жене снятся в подобном ? Вашу жену @&#% на всю страну , а вы спокойны ? Это наиболее ласковые вопросы. Есть и пожёстче конечно. Собираю коллекцию для выставки потом. Так как фильм называется «Текст» , отвечу текстом. Если из всего фильма вы запомнили только сцену секса, то мне вас жаль. Фильм не об этом. Совсем. Теперь, когда вы обсудили эту сцену и завалили меня вопросами, пойдите и посмотрите все таки о чем кино вообще. Моя жена актриса. В этом фильме она играет роль. Сцена секса написана в книге и необходима для сюжета. Да, откровенно. Да, на грани. И что ? Когда я смотрю другое кино, сериалы и там вижу сцены секса, у меня не возникает вопроса « Что они себе позволяют ? Они же не муж и жена!» или «Что думал муж Шерон Стоун в момент переноса ног на стуле? Как он ей позволил «совокупляться» весь фильм с Майклом Дугласом». Или как Бред Питт позволял это делать Джоли в ряде картин ? Как это позволяли делать Монике Белуччи ? Эмилии Кларк ? Тут можно бесконечно перечислять. Это КИНО ! В фильме «Текст» нет моей жены, там история совсем о других людях. История тяжелая и сложная. Фильм «Текст» очень хорошая работа. Что я думаю о моей жене ? Я ей горжусь ! Это очень крутая и сложная актёрская задача и она была исполнена блистательно! Поздравляю режиссёра Клима Шипенко и весь актерский состав. Это очень круто! Все это я писал, как зритель! Теперь пишу, как муж: Элоян, Шипенко и Янковский -вам пиздец ! ?

A post shared by Гарик Харламов (@garikkharlamov) on

Более-менее понятно, что фильм «Текст» – важное событие недели. Все скандалы отлично работают на маркетинг, но вот публично и однозначно премьеру как-то не хвалили. До Юрия Дудя, который едва ли не первым из медийных лиц написал хвалебный пост в своей традиционной рубрике под известным хэштегом.

Но главный вопрос: заслуживает ли фильм «Текст» такого внимания и таких оценок? Конечно же, нет.

Давайте сразу закроем тему, которая сильнее всего взволновала людей. В той самой откровенной сцене нет вообще ничего вызывающего или из ряда вон выходящего. Вполне себе рядовой секс, снятый от первого лица на камеру айфона. Но снято не так мастерски, как у Содерберга, а нелепо и смешно. На моём сеансе зал ухохатывался. Причём не традиционным для сурового русского зрителя стеснительным смехом, а вполне себе истерикой. Это настолько неуклюже отыграно и снято, что больше походит на комедию, чем на разврат. А все возгласы про голое тело и излишнюю откровенность – не более чем хороший инструмент для выявления колхозности нашего зрителя. Таким людям просто противопоказан просмотр «Любви» Гаспара Ноэ или «Идиотов» Ларса фон Триера – ещё инфаркт словят.

Возможно, столь широко откровенные сцены и дрочащего Петрова (вот на этом моменте вы уже упадёте на пол в слезах) обсуждают, потому что относительно «Текста» больше и говорить-то не о чем. Дудь написал, что это «смелое и актуальное кино про Россию сегодня». Ну да, примерно как фильмы Юрия Быкова – такой себе чистый кинематографический четверг получился с одновременной премьерой «Текста» и «Сторожа». Обе картины залиты серостью, развалинами русской провинции, суровыми пропитыми мужиками и закадровым авторским воплем между строк: «Ох, бедная моя Россиюшка! Погубил тебе произвол богатев-силовиков и бездействие нищего народа!» В общем, чистая быковщина, которая уже выходит за пределы его фильмографии и заражает других режиссёров.

Если бы существовал счётчик киногрехов русского артхауса, то «Текст» выбил бы максимум. Позиционируя и создаваясь как откровенный мейнстрим (80 миллионов рублей бюджета), фильм явно косит под типичное русское авторское кино. По крайней мере, под то, каким его представляет режиссёр Клим Шипенко – то есть под карикатуру. Кажется, ни один уважающий себя режиссёр уже не снимает такую чернуху ради чернухи с клише-элементами, вроде планов тёмного неба над провинциальным пейзажем. Но Шипенко собрал все стереотипы из мрачного кино «нулевых», слепив из них вторичный продукт, который не вызывает никаких эмоций даже своим постоянным депрессивным давлением. «Левиафан», который был совсем про другое, по указке BadComedian’а за такое ругали, но у абсолютно искусственного и манипулятивного «Текста» пока вполне неплохая критика.

Впрочем, на обзор от Баженова он явно напрашивается. Там действительно есть над чем посмеяться. Дудь и остальные дружно хвалят Петрова, но ощущение, что они просто ослепли и оглохли на пару часов. Наследник Безрукова здесь как обычно пыжится, краснеет и орёт во всё горло, переигрывая буквально в каждой сцене. В совокупности с криворуким суетливым монтажом это делает уморительными все номинально драматичные сцены. Любовь Петрова к неестественным крикам и переигрыванию удачно высмеяла на интервью Собчак, придумав конкурс, где нужно отличить его вопль от визга тюленя и прочих звуков.

Как и любой суровый русский псевдо-артхаус, «Текст» наполнен забористым матерком. Только непонятно зачем – по закону в кинотеатрах мы его всё равно не услышим. Но Шипенко не унимается и заполняет матом целые фразы, из которых мы слышим только протяжное «пиииии». Мата настолько много, что зрителю порой тяжело следить за нитью разговора и угадывать, что именно сказал персонаж. А дурацкое «#%*&[email protected]» в сообщениях мессенджеров мгновенно убивает всю «натуралистичность», которую пытался показать режиссёр в якобы самом реалистичном рассказе о современной России.

Попытка привнести элементы screenlife-movie тоже вышла неудачной. Если забыть про самоцензуру в сообщениях, то в остальном общение героев в соцсетях выглядит предельно адекватно и походит на настоящее. Но его так много, что на затянутых сценах переписок, гугления и войсов становится просто скучно. Разнообразить их каким-то действием у режиссёра получается далеко не всегда – чаще это просто план в телефон из-за спины Петрова. Смотреть, как человек печатает или смотрит фотки кому-то может быть интересно разве что в метро, но точно не в кинотеатре.

«Текст» – очень затянутое кино, которое неудачно копирует чужой стиль и не видит портрет своего зрителя. Если Глуховский в своём романе натужно играл в Достоевского, то Шипенко играет в условного Сигарева – у обоих получается неудачно. «Текст» зачем-то радикально высмеивает богему, опаздывая за трендами и не откликаясь в сердцах простых зрителей, которых давно волнуют другие проблемы. В фильме множество нестыковок, а общую картину режиссёр рисует грубыми и небрежными движениями. Если уже такие фильмы считаются сильными, смелыми и актуальными, то русское кино явно в беде. Вернее даже не кино, а зритель, который тотально не отличает искусство от подделки и закрывает глаза руками, видя голую женскую грудь.


Главное по теме «Дудь»
Раскрыть комментарии