Владимир Завьялов — о локациях имени Достоевского.

Если я скажу, что центр Питера — главное туристическое место страны, то это, наверное, даже не будет художественным преувеличением. Сотни тысяч туристов ежегодно истаптывают Невский, заносят килограммы денег в Эрмитаж, а также зачем-то оправдывают существование уличных музыкантов, ряженых Петра с Екатериной и «аниматоров» со зверушками.

Питер, в отличие от той же Москвы, очень гостеприимен и радушен. Пятнадцать тысяч рублей в карман квартиранту — к твоим услугам комната прямо там, где Адмиралтейская игла, в гранит одетая Нева и другие заветные чекпойнты с открыток. Ты просыпаешься в десять утра (потому что выбираться ниоткуда не надо), выходишь из дома, берешь латте в ближайшей кофейне и проходишь мимо мест Достоевского и Пушкина. И все: ты, кажется, петербуржец.

Правда выясняется позже: центр Питера подходит для чего угодно, но только не для жизни там. И вот почему.


Старый фонд и его подводные камни

Очень легко очароваться архитектурой классицизма и модерна и снять там жилье. Другой вопрос, что негативные факторы в таком случае последовательно дают о себе знать.

Что такое старый фонд? Это проблемы с горячей водой, которые в лучшем случае решаются газовой горелкой, а в худшем случае вообще никак. Это дворы-колодцы, в которых ни днем, ни ночью нет нормального света. Это ржавые, прогнившие и выходящие из строя коммуникации, которые вечно нужно менять, чинить и так далее.


В конце концов, это насекомые, которые рано или поздно дадут о себе знать. Тараканы, клопы, муравьи — вечные друзья старого жилья, которые могут появиться там в любой момент: даже если ты образцово убираешь свой угол, вызываешь клинера и драишь полы, они могут прибежать от соседей или выбраться из ветхих перекрытий. Борьба с клопами — страшная война, в которой человек не всегда выходит победителем.

Самое печальное, что дело не только в ремонте. Я лично видел, как в один питерский хостел (обойдусь без названий) буквально через пару месяцев после его открытия заселились клопы и тараканы, несмотря на постоянную уборку и чистоту. Откуда они взялись? Перекрытия, соседние квартиры и общая древность здания. Из-за этого каждые три месяца в течение трех лет работы приходилось делать масштабную и очень недешевую фумигацию.

На моих глазах даже самые убежденные апологеты жилья в центре из-за маленьких рогатых друзей мечтали уехать хоть в Ленобласть, лишь бы не видеть их больше никогда.


Коммуналки и их контингент

Никогда не забуду, как впервые воочию увидел коммунальную квартиру: мама позвала меня с собой в гости к своей подруге, которая жила в большой хате на Лиговском. Лучшее определение для этого жилья – нищета доедает роскошь: ржавая ванна, облупившаяся плитка, убитый унитаз и грязнющая кухня. Комната маминой подруги представляла собой настоящий ад для астматика — ветхая мебель, превратившая комнату в непроходимый лабиринт, аромат библиотечной затхлости и горы пыли. Но больше всего поразили люди: на кухне сидел забронзовелый фронтовик-алкоголик с чекушкой, а из соседней комнаты разносился отборный мат. Тут же я понял, что однокомнатная квартира в Рыбацком — не так уж и плохо.

Ту коммуналку мне регулярно напоминает фильм «Брат» — помимо прочего, Балабанов образцово и достоверно передал бытоуклад коммунальной квартиры в Петербурге. Алкаши, невменяемые, дедули-плюшкины, уголовники, приезжие из мест не столь отдаленных — коммуналки и по сей день часто выглядят именно так. Комната в коммуналке — это самое дешевое жилье в городе. Выводы делайте сами.

К сожалению, токсичность коммуналок распространяется и на остальных жильцов в парадной. Видел, как обеспеченные обладатели солидных квартир воевали (и воевали безуспешно) с непутевыми и бедовыми горе-соседями из коммуналок через стенку. Видел, как эти солидные квартиры покидали: потому что дальше было невозможно сосуществовать с обитателями комнат.

Что характерно, получить по лицу я тоже чаще всего рисковал именно в центре Петербурга. Несмотря на мифологию (не очень справедливую) вокруг спальников вроде Купчина, самое дешевое жилье в Петербурге находится именно в исторической части города — как раз из-за обилия коммуналок. Коллективное жилье — самый нехороший рудимент советской власти в городе и вообще раковая опухоль центра Петербурга: хочется верить, что рано или поздно они будут расселены.

Ад для автомобилистов и велосипедистов   

Эти две категории людей в обычной жизни — заклятые враги, но в данном случае они друг друга поймут. Центр Питера — это место, в котором обоим одинаково дискомфортно.

Автомобилистам — потому что здесь банально негде запарковаться. Обычный процесс парковки здесь превращается в усложненный квест с горой препятствий — места может не оказаться ни во дворе, ни на обочине, да вообще нигде в округе. Своими глазами наблюдал примеры, когда люди парковались в паре-тройке кварталов от жилья.

Но парковка — полбеды. В центре крайне неудобно ездить — это и регулярные пробки, которыми забиты главные магистрали, и куча одностороннего движения. Очень часто перед тем, как вызвать такси, думаю головой: а зачем нарезать кривули, если можно просто пройтись, и я потрачу столько же времени?

Для велосипедистов центр — вообще сущий кошмар. Во-первых, практически нет велодорожек. Во-вторых, большой поток и узкие магистрали: особенно раздражают автолюбители, которые паркуются на обочине — за ними нужно постоянно следить. В-третьих, по тротуарам тоже невозможно ездить: они узкие и заполнены раздражающе неторопливыми туристами.

Плохая торговая инфраструктура

Сразу вспоминаю, как в районе Гостиного Двора пытался найти магазин стройматериалов — это превратилось в очень сложную задачу, которую удалось решить далеко не сразу, а пройдя два километра.

Это характерный пример, но не единственный. В центре очень напряжно как минимум с гипермаркетами — там полно кофеен, бутиков и прочих мест, где можно оставить много денег, не купив ничего жизненно необходимого, но вот больших магазинов с товарами первой важности. То есть все сильно сложнее, чем на окраинах. Это утомляет.

Туристы

Давайте честно: ну кого из жителей Питера не раздражают эти вечно снующие, расслабленные и медлительные люди?

Абсолютно согласен с тем, что туризм — один из главных источников дохода в Петербурге. С другой стороны, туристы  — именно те люди, из-за которых ты не хочешь бывать в центре летом. Их, во-первых, очень много. Они медленные, мешают движению. Во-вторых, они очарованные люди в самом плохом смысле слова. Примеры? Ну вот есть кейс с Hangetsu Tea — ублюдками-промоутерами, втюхивающими заведомо переоцененный чай. Сомневаюсь, что эти люди существовали бы без туристов, принимающих все за чистую монету. То же — и про аниматоров.

Еще сомневаюсь, что без туристов бы существовали самые отвратительные и бесталанные уличные музыканты — местному жителю уже осточертела «Группа крови», исполненная откровенно плохо. А вот для внутреннего туриста такое в новинку: посмотрите на тех, кто кучкуется рядом с уличными музыкантами — 90% из них именно гости города.

Что в итоге? Центр Питера — разумеется, золотая жила для города, место силы для туристов и важный сектор городской экономики. Другое дело, что жить здесь совершенно необязательно.

У нас есть канал, где мы регулярно постим ссылки на гаджеты. Акции, промокоды, распродажи – там есть всё.
Скорее подписывайтесь!
Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.