Владимир Завьялов — об окраинном самосознании русского слушателя.

Самой популярной новостью сегодняшнего утра стало видео, где Metallica поют на концерте «Группу крови». Это очень редкий случай, когда и охранители из телеграма, и либералы из фейсбука слились в единогласном восторге по этому поводу — посмотрите, как круто и как внезапно.

Но вот внезапно ли? А вот тут уже пошли нюансы — оказалось, что «Группа крови» — это не вкусовое откровение Хэтфилда и компании, а часть рабочей практики в их туре. Что происходит — в каждой стране группа играет какую-то песню местной группы: в Норвегии они каверили a-ha, в Швеции — Europe, а в США специально подбирали треки для определенного штата. И тут же восторг сменился на обратную реакцию в духе «мы думали, что вы, а вы».


На самом деле, и восторг, и последовавший за ним гнев одинаково омерзительны, и вот почему.

За последние десять лет русский слушатель и русская музыка научились уважать и друг друга, и себя. Западный рынок исчез как земля обетованная, «звук как у Radiohead» исчез как каргокульт, музыканты научились зарабатывать на своей музыке, менеджеры и лейблы научились зарабатывать на музыкантах, а слушатель научился голосовать за русскую музыку рублем и даже оплачивать стриминг.

Русская музыка пережила, поняла и приняла для себя одну вроде бы неутешительную, но полезную вещь — за редкими исключениями она, простите за популизм, не нужна на Западе — не нужно маниакально стараться всем понравиться, если можно обратить внимание на местный рынок и зарабатывать деньги уже здесь. Показательно, что это произошло как раз на фоне финансового кризиса в стране: в 2014-м году компания PMI, крупнейший привозчик зарубежных звезд в Питер, урезала 70% плана по привозам на следующий год — в следующем году случились как явление Оксимирон, Скриптонит и ATL. Знак тождества между этими двумя событиями ставить не совсем верно, но и не связать их тоже не получается.

Для массового слушателя вдруг выяснилось, что местных артистов тоже можно слушать, ходить на концерты: короче, массово инвестировать в их карьеру. Кейсы «Маятника Фуко» и «ВК Феста» тут будут к месту — можно делать кассу на фестивалях без западных хедлайнеров. А еще посмотрите топы стримингов — западной музыки там в лучшем случае 20% от общего топа.

Короче, к чему я. Казалось, что русской музыке больше незачем искать одобрения за Западе: любого и любой ценой. Но вот ажиотаж вокруг Metallica и Цоя мигом меня отбросил во времена, когда мерилом успеха русского музыканта считалась рецензия на Pitchfork, издание на западном лейбле и солдаут в Латинской Америке — смотрите, там нас заметили. Правда, рецензия растворилась в общем потоке ленты сайта, лейбл выпускает трех с половиной ноунеймов, да и клуб в Аргентине был размером максимум с «16 Тонн». Дошло до забавного: весь день новость про Metallica висела в топе паблика «Рифмы и Панчи», который сыграл не последнюю роль в том, чтобы местных музыкантов массово слушали, любили и посещали.    

Самое печальное, что эту наспех выученную (басист «Кино» небезосновательно поругал музыкантов Metallica за не очень умелое исполнение) песню приняли за глобальный акт признания русской культуры за рубежом — выражаясь простым языком, мимолетный комплимент приняли за любовь навеки. Но нет: русская культура осталась сама в себе и сама с собой — как показывают гастрольные артисты и роялти за стриминг, в этом нет ничего постыдного.


Главное по теме «Metallica»
Раскрыть комментарии