Владимир Завьялов — о личном и рабочем.

L’One официально объявил об уходе с Black Star и заодно обвинил боссов уже бывшего лейбла в том, что не дают ему петь свою музыку, забирают имя и возможность выступать.

Стоит указать, что Леван единственный пришел на Black Star рэп-артистом с именем, карьерой, респектами в жанре и поклонниками. Вопрос о том, кто кому больше дал — лейбл артисту или артист лейблу — до сих пор открытый. Это был тот самый топ-трансфер, после которого дела пошли вверх и у самого Левана, и у лейбла.

Вместе у них случились семь успешных лет, где были «Локти», дуэты с Тимати, «Тигр», «Медали» и Олимпийский. Важная деталь: кроме Левана, Олимпийский из рурэпа собрали лишь три человека.


Если дать волю исключительно эмоциям, Левана можно понять. Его отношения с Тимати не выглядели как «начальник-подчиненный» (как с Кристиной Си) или «ментор-ученик» (как с Егором Кридом). Это выглядело как дружба двух взрослых людей, скрепленная взаимовыгодным расчетом, где Тимати давал ресурсы, а Леван — хитовые куплеты.

Глядя, как эти двое братались на сольнике Тимати в Олимпийском, в голове не укладывалось, что один посягнет на имя и музыку другого. Со стороны вообще казалось, что между ними отсутствует субординация. Взятый по очереди «Олимпийский» как бы подчеркивал равновеликость двух артистов.


Что может разрушить такую идиллию? Вот представьте, что вы подружились с начальником. Сошлись на теме, например, футбола: за «Арсенал» топишь? Круто, я тоже. Сперва вы пропускаете по одной в ближайшей пивнухе, а потом вместе смотрите каждый матч и даже собираетесь на выезд.

Но работа-то продолжается. На работе веселый друг снова превращается в начальника, который может спросить, потребовать и отчитать. Скорее всего, в иной ситуации вы бы посчитали это нормальным. Но теперь: «какого хрена, мы же вчера так классно бухали?» Что еще хуже — этот же друг-начальник может тебя уволить. Не как друга, а как плохого работника. Или просто не удовлетворить твой финансовый аппетит.

В этом и главное коварство стертой грани между личным и рабочим. За всеми идиллическими творческими и дружескими альянсами, турами «ГТО», объятиями и рукопожатиями Левана и Тимати все эти семь лет тихо таился контракт. Если верить одной стороне, то у нее есть все претензии на имя, музыку Левы и права на ее исполнение.


При этом вторая сторона, кроме голых эмоций, не смогла обстоятельно, аргументированно и документально опровергнуть претензии первой. Да, были совместные песни, альбомы, туры и наверняка много счастливых дружеских моментов — это усиливает эмоцию, но не меняет условия договора задним числом.

Вряд ли Леван, подписывая контракт в 2012-м, мечтал о заоблачных высотах. Я перечитывал его интервью сразу же после контракта с Black Star — тогда он честно признался, что «устроился на работу» после распада своей группы Marselle и хотел больше не думать о деньгах, а делать музыку, чтобы ее услышали. «Я не мечтаю о Кремлевском дворце», — сказал человек, который через шесть лет собрал «Олимпийский».

Конечно, велик соблазн поругать Тимати: неблагодарный, корыстный, карабас-барабас. Обвинения в целом резонны, но они все-таки на территории лирики и эмоций. А есть контракт, на котором стоят есть обе подписи — наверное, Левану стоило его в свое время повнимательнее читать.   

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.