Владимир Завьялов – о номерах, на которые можно взглянуть хотя бы одним глазом.

«Евровидение» уже очень давно исправно и бесперебойно воспроизводит самые пошлые клише поп-музыки прошлого и настоящего устами певцов и певиц, которых больше никто никогда не запомнит после заветного майского эфира в какой-нибудь евростолице.

Стоит ли искать там музыку? Примерами ниже доказываем, что иногда да.

Brainstorm — «My Star»

Латыши Brainstorm — тот редкий случай, когда Евровидение помогло с реальной европейской карьерой: не грандиозной, но сноcной. Были причины: став известными сначала у себя, потом Brainstorm по-английски не только запели, но и зазвучали — получилась очень породистая гитарная поп-музыка будто бы прямо с Альбиона. 


«My Star» с Евро — характерный пример такой музыки: эта песня пригодилась бы любой британской группе жанра в то время (стоял 2000-й год), от Travis до Coldplay. Эта песня — не сколько хитяра на века (такой стала Maybe через год), сколько месседж: на постсоветском пространстве тоже могут.

«Мумий Тролль» — Lady Alpine Blue

Логичная реакция России на победу Brainstorm — почему бы не послать наших главных англофилов с гитарами? Итог получился неоднозначный — если рассматривать Евро как спорт, то 12-е место так себе результат.


Но суть не в этом. «Lady Alpine Blue» (и песня, и выступление) — типовой лагутенковский номер: кошачий прищур, жеманность, манерность на максималках. В каталоге группы песня скромно ютится где-то в треклисте альбома «Меамуры» — там были вещи и посильнее: «Это по любви», «Стекла». А вот на Евро даже вроде бы проходная вещь от Лагутенко смотрелась и слушалась ультрасвежо.

Malcolm Lincoln — «Sirens»

Эстония обычно подходит к Евро максимально обстоятельно и изобретательно. Для этого там проводят ежегодный внутренний конкурс Eesti Laul, на котором и выбирают делегата. Было всякое: панки-безумцы, например.

Но мой личный фаворит оттуда — песня Sirens группы Malcolm Lincoln из 2010-го: фальцет прям трагически дрожит, клавиши переливаются (тоже трагически), а сама песня — будто с шоукейса свежих инди-скандинавов тех лет, а не с отбора на Евро. Что характерно — дальше отбора песня не прошла. Жаль — группа, кстати, тоже быстро кончилась.


Emmelie De Forest «Only Teardrops»

Этномаркер — лучший друг поп-песни на Евро. Главное — грамотно увязать с треком и не сильно переборщить. Чтоб знали, кто вы и откуда. Если все хорошо — получаются, например, «Дикие танцы» Русланы и «Fairytale» Рыбака.

«Only Teardrops» датчанки Эмили де Форест — в этом же ряду. Это вообще отличное пособие по тому, как абсолютно просчитанный поп-хит выдать за скандинавский фолк — скулит волынка, бьют барабаны, певица похожа на Дейенерис из «Игры Престолов». Другое дело, сработало бы все это, если бы не хитовый припев (прошло шесть лет, а ведь до сих пор в голове) и очень уж голосистая Эмили? Вопрос. А тут все сложилось воедино — и успешно во всех смыслах.

Увы, у Эмили дальше пошло все не так гладко. В песне усмотрели плагиат, а сама Эмили даже по меркам Дании творчески померкла — ее второй альбом никому не было особо нужен.

Tom Dice «Me and My Guitar»

В последние годы повелось, что Евро — не только про музыку, но и в значительной степени про шоу: часто второго сильно больше, чем первого, примеры — Лазарев-2016 и швед Монс Зельмерлов годом ранее.

На этом фоне в определенном смысле смело выглядят номера без какой бы то ни было визуальной помощи. Например, бельгиец Том Дис в 2010-м. Песня называлась «Me and my guitar»: вот Том, вот гитара — и все. В таких случаях буквально все зависит от песни и харизмы, обаяния и голоса артиста, и тут все сработало как нужно — это мелодраматическая баллада, какие обычно попадают в саундтреки к соответствующим фильмам.

Песня заняла крепкое 9-е место. После Евро Том записывает альбомы с такой же музыкой и имеет определенный успех в родной Бельгии.

Zala Kralj и Gašper Šantl  «Sebi»

Мой личный безусловный фаворит этого года. Опять же, непонятно, как эта песня попала на Евро — такие обычно ошиваются в профильных плейлистах на Spotify. Это в буквальном смысле перепрочтение конспектов группы The XX — мальчик+девочка тихо и застенчиво поют про любовь, будто бы боясь кого-то разбудить, так же тихо стрекочет драм-машина и робко перебираются струны.

Само выступление на полуфинале тоже показательно — участники дуэта похожи на подростков перед первым поцелуем: вроде бы обоим страшно неловко, но со стороны все кажется дико трогательным.

Lake Malawi «Friend Of A Friend»

Люди с гитарами — регулярное дело на Евро, но чаще всего они делают максимально обезжиренный поп-рок для кофеен и моллов. Хотя бывают и исключения — например, чехи Lake Malawi с конкурса этого года: прыгучее диско 80-х с фанковым басом, которому уместнее быть на шоукейсах инди-фрешменов, чем на Евро. Итог — одиннадцатое место.

Hatari «Hatrið mun sigra»

Поставщик фрикшоу — один из обязательных типажей Евро последних пятнадцати лет. Кажется, отправная точка — это победа Lordi в 2006 году. После этого кого только не было — украинский трансвестит, бурановские бабушки и так далее.

Другой вопрос, что все это было совсем не про музыку. Обратный пример — исландцы Hatari, про которых все только и говорят. Оставим за скобками шоу с латексными костюмами, гримом, БДСМ-намеками, огненным шоу и шарфами с палестинской символикой — в итоге получаем любопытное прочтение темной, жесткой, крикливой и не очень доброй электроники в упрощенном прочтении стилистики Евровидения. Получилось очень зрелищно: кричалка под угрюмую чеканку драм-машины одним нажатием кнопки превращается в эстрадный шлягер в духе конкурса.

Песня заняла десятое место: флаги Палестины, наверное, были и правда лишними. Переборщили.

Lovebugs «The Highest Heights»

Евровидение считается конкурсом молодых артистов лишь условно — например в 2009-м году от Швейцарии подалась группа Lovebugs, вполне состоявшаяся у себя. Типовая история: играют поп-рок для радио, поют по-английски, популярны на родине.

Зачем сунулись на Евро — не очень ясно, но зато написали хорошую песню «The Highest Heights», вполне отражающую дух времени: когда группы, которые всю жизнь играли стадионный рок, вдруг сдули с пыль со старых синтезаторов и дискошара и погнали на танцпол. На Евро, правда, не оценили — коллектив слетел еще на отборах.     

Lena «Satellite»

Накал, драматизм, патетика — почти всегда это неизбежные сподвижники номер-победителя на Евровидении.

Победная песня немки Лены Майер-Ландрут в 2010-м году эту тенденцию прямо нарушает: абсолютно непафосный, без серьезной маски, игривый и в чем-то даже дурашливый рокабилли-номер тогда с большим перевесом опередил конкурентов. Что к этому привело: тут и зашкаливающее природное обаяние певицы, и завораживающий припев, от которого и правда сложно отвлечься.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.