Владимир Завьялов – о немцах, которые не хотят меняться.

Есть две оптики зрения на творчество группы Rammstein.

Первая должна вроде как опровергнуть заголовок (очевидно, глупый, преувеличенный и кликбейтный) этого текста. Ну, правда — если они такие безыдейные, скучные и неинтересные, почему их до сих пор массово слушают, обсуждают и ходят на концерты? Почему новые клипы мужиков за пятьдесят — инфоповоды в 2019 году?

Причины действительно есть. Rammstein за эти двадцать с лишним лет сделали много чего примечательного. Пустили металл на танцпол — пробовали многие (Oomph!, Tanzwut), но эффективнее и успешнее всех вышло у Rammstein.


Зазвучали по-немецки и брутально, вызывая у обывателя ровно те ассоциации, каких Германия пытается избегать уже 74 года — музыкой Rammstein как будто не получается не озвучивать в голове нацистские марши. Делали монументальные и очень дорогие шоу — с кучей пиротехники и дерзких жестов на тематику секса: клянусь, не видел ни одного человека, которого не поразило их шоу.  

И, наконец, регулярно делали политические заявления, пели про Москву и Америку, но при этом аккуратно обходили стороной ту самую запретную для современных немцев тему. Карьере Rammstein уже 25 лет, но про Германию они спели только сейчас — естественно, сразу же нарвались на обвинения в антисемитизме, но вызвали бурную дискуссию абсолютно везде. Например, на сайте The Flow, аудиторию которого сложно заподозрить в любви к танц-металу. Новость о клипе читали лучше многих профильных. Показатель? Определенно.


А есть и другой взгляд на группу Rammstein. Давайте вырвем из контекста всех этих шоу с дилдаками и клипов про секс и холокост собственно музыку группы. Для наглядности — возьмем все треки со всех альбомов, хорошенько их зашаффлим, а потом по очереди угадаем — с какого альбома трек? А следующий?

Я вспомнил недавнее совместное видео Линдеманна со Шнуровым. Парадокс: у этих абсолютно непохожих музыкантов из разных, если совсем грубо, миров — есть один ярко выраженный общий атрибут. За пределами визуального и смыслового контекстов их музыка с ходу узнаваема и имеет свои характерные черты, но при этом абсолютно одномерна и практически бессменна на протяжении карьеры.

Удивительно, но Шнуров на этом фоне выглядит даже привлекательнее — он хоть хрипел, хрипит и будет хрипеть (люди, дудящие в дудки — та же тема), но, например, между песнями «Когда нет денег» (нефильтрованный и аутентичный ска) и «Вояж» (прыгучий поп под дурашливые синты) чувствуется зазор в 18 лет. Группы «Ленинград» было две. Rammstein — одна.


В 2019 году у Rammstein вышли Deutschland и Radio — и работают они ровно по той же методике, что и десять, двадцать лет назад. Это тот же подчеркнуто маршевый, опорно-двигательный индустриальный металл с раскатистым рыком Линдеманна.

Поставь Radio после какой-нибудь Du Riechst So Gut на альбоме 1995 года — почувствует ли неподготовленный слушатель разницу? Вряд ли. Rammstein узнаваемы, но это тот самый случай, когда отлаженная формула делает свое дело, поэтому никто ничего в ней не меняет.

Что в итоге? Rammstein — арт-провокаторы, ньюсмейкеры, создатели зрелищных шоу и зрелищ вообще. Но музыка здесь явно не на первом месте.   

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.