Александр Симбирский — об одном из главных флюгеров российской сцены.

За десять с лишним лет ростовский рэпер Василий Вакуленко дошел до статуса «элитного» исполнителя — собирает стадионы, регулярно появляется на ТВ, снимает кинцо для души и делает слабые интервью со звездами на миллионы просмотров. Даже не совсем понятно, кто из «народных» артистов торгует своим лицом чаще — Сергей Шнуров или Баста.

Популярность Вакуленко — одна из самых парадоксальных вещей в новейшей российской истории. Каким образом хрипящий ростовский рэпер, читавший про «***ный насос», дошел до уровня прайм-артиста? Ответ на этот вопрос можно найти в песне Егора Летова «Беспонтовый пирожок». В целом, нормальный человек пройдет мимо творчества Басты и будет, конечно же, прав.


Плагиат

Пока Вакуленко читал рэп под разными псевдонимами, особых вопросов к нему не возникало. Но как только от ростовской ракеты отвалилась старая ступень и для покорения новых высот потребовались так называемые шлягеры, вот здесь уже и пошел в ход любимый прием всех российских исполнителей.

Самый известный пример — берем какую-нибудь старую песню с простым, но запоминающимся мотивом (трек группы «Mr.Big» под названием «Wild World»), воруем не только последовательность аккордов, но и ритмический рисунок, слегка меняем вокальную мелодию и… Получаем новый хит для блютуз-колонок под названием «Выпускной».

Ну, и как без «Сансары»? После выхода этого трека Басту окрестили гением, но достаточно просто послушать песню израильской певицы Альмы Зоар «Indian Love Song (Miguel)» и понять, что в пафосном гимне Вакуленко нет ничего оригинального.

Вокал

Для меня большим сюрпризом стало то, что Баста оказался в числе наставников на проекте «Голос». Вакуленко выбирал участников по принципу «о, крутая песня, повернусь», поэтому его команда и заняла, собственно, последнее место.

Но это ладно, все-таки «Первый канал» пригласил Басту, скорее, для того, чтобы разбавить привычную тусовку. Но тогда из рэперов можно было бы взять кого-нибудь, кто реально поет. Например, Анта из 25/17 — он не самый великий вокалист, но в любом случае круче Басты.

Лучший показатель вокальных способностей — это чистый звук с лайва, так как студийку можно сто раз причесать и обработать. Вокалом Басты можно насладиться на лайве «Сансары» — во-первых, Вакуленко в куплетах не поет, а говорит по нотам, во-вторых, если уж и начинает петь, то дико фальшивит и демонстрирует отсутствие правильной позиции — звук проваливается вниз и получается какая-то любительская каша.

В общем, Баста не умеет петь, но почему-то его треки, в которых присутствует не только речитатив, пользуются большой популярностью. Странное дело.

Кинцо

Благодаря Евгению Баженову все знакомы с кинематографическими потугами Вакуленко. Режиссерскую карьеру Баста начал с фильма «Чайный пьяница», в котором, например, была сцена следующего содержания: Баста дает интервью, потом неожиданно вытаскивает из носа козявку и, конечно же, съедает ее, сопровождая словами: «Это просто Козя».

Такой фееричный старт задал тон дальнейшему творчеству Василия в сфере кино: в 2014 году на экраны вышел убойный высер под названием «Газгольдер», а четыре года спустя Вакуленко дропнул атомную бомбу «Клубаре» с Евгением Стычкиным в главной роли, где весь текст сценария был зарифмован (этим можно пытать людей).

На оба фильма Баженов сделал обзоры — первый уже стал культовым, а второй, помимо плотного разноса фильма, был дополнен сочной казнью позиции Басты по теме пенсионной реформы (говорящая голова из Вакуленко примерно такая же, как и вокалист из него же самого). Что символично, Баста за слова в поддержку реформы сразу же извинился.

Тематика творчества

Если раньше можно было подумать, что Баста — уникальный исполнитель, который примерял на себя неожиданные образы и пробовал разные формы творчества, то сейчас становится понятно, что Вакуленко просто пытался найти лазейку, ключ к популярности, которая принесла бы солидный кэш.

Примерно таким же образом известный в узких кругах Юрий Дудь лишь в 30 лет нашел свою золотую жилу: до появления «вДудя» о том, что Юра хороший интервьюер, знали только читатели Sports.ru.

Так и здесь. Контент «для пацанчиков» (Ноггано и N1NT3ND0) зашел только пацанчикам, так что Василий переключился на принимаемый широкими слоями населения формат.

Если Дэвида Боуи принято называть «музыкальным хамелеоном», то Баста на протяжении всего своего творчества был обыкновенным конъюнктурщиком — это сразу отталкивает. Да и получается так, что Вася всегда сам себе противоречил. Вот, например, строки из трека Ноггано «Голос андеграунда»:

Но ничего там нет, кроме саунда. И чем вы лучше фабрики звезд? Пять альбомов по контракту, чтоб отбить бабосы.

С таким раскладом лучше делать попсу. Это будет честно, по крайней мере.

Еще один яркий пример раздвоения личности Василия — вот это интервью, в котором Баста сначала с осуждением говорит о показательном андеграунде: «Поразить человека, сказав в одной связке «х**, жопа и п**да — это легкий приём для даунов», а спустя несколько минут приводит в пример в качестве достойных представителей андеграунда позеров из Азербайджана «Каспийский груз». Ну, то есть все рассуждения Василия как в творчестве, так и вне его — пустышка.

Вася везде

В «Голосе», в кино, на Версусе, баттлит с Максимом Галкиным, поет ужасную «Сансару» на ТВ, записывает безвкусный трек про ЧМ под названием «Миллион голосов», выступает с Оксимироном и Noize MC в поддержку Хаски — все это направлено на рост популярности, на пиар Васи Вакуленко.

Из примитивного рэпера Баста превратился в размытый элемент шоу-бизнеса, от назойливости которого практически невозможно спрятаться. И назойлив как раз тот артист, который делает некачественный продукт. Баста — флюгер без лица, стиля и харизмы, который в поисках славы и продвижения заиграл бы даже шансон, если бы того требовала ситуация.

Хотя знаете, даже Миша Круг был пободрее Васи Вакуленко.


Главное по теме «Баста»
Раскрыть комментарии