Владимир Завьялов – о парне, который так и не смог красиво повзрослеть.

Карьера поп-артиста у нас часто складывается по следующему сценарию: большая популярность, резкий или плавный (как повезет) спад, затишье, ностальгический интерес пару десятков лет спустя. Под ностальгическим интересом понимаются всякие ретродискотеки и корпоративный чес со старыми хитами в роли свадебного генерала.

Как минимум такого сценария заслуживала карьера Андрея Губина, если не лучше.

Приведу старую цитату Юрия Сапрыкина: «Отрицательные персонажи всегда интереснее положительных. Применительно к поп-музыке это означает, что опрятно одетые люди с хорошо поставленными голосами интересны только старикам и детям. В них нет интриги, остроты, неинтересно, что с ними будет дальше».


А Андрей Губин был положительным персонажем, который смог. Ни интриги, ни остроты, минимум дерзости, максимум патоки, маленький рост, неформатный голос — так себе исходники для того, чтобы стать большой поп-звездой.

Не так давно я писал про Тиму Белорусских, которого образ хорошего парня эффективно выделил среди прочих. У Андрея Губина этот образ, если рассуждать грубо, был выкручен на максималки. Ноль мачизма и стопроцентно романтическое амплуа резко контрастировало с тем, что было в поп-музыке девяностых.


К главному. Естественно, все перечисленное не работало бы, если бы не песни, которые Губин писал сам (и явно умел это делать). Что интересно, первый большой хит «Мальчик-бродяга» — это не песня про любовь, а яркий социальный бэнгер о проблеме беспризорников, который в 1994 году мощно срезонировал с повесткой дня.

«Лиза», «Милая моя далеко» — «медляки» прямого действия, совершенные в своей образцовости. «Зима-холода» и «Ночь» раскачивали девушек (ну, а кого еще?) так же, как девушки раскачивали гастрольный автобус Андрея. Про автобус, кстати, не художественное преувеличение: Андрей рассказывал, что так было на самом деле.

В начале 2000-х, когда герои 90-х начинали тихо уходить в тень и меркнуть, Губин продолжил клепать хиты: «Танцы», «Девушки как звезды». Казалось, что он прошел проверку временем, а большая слава его закалила.


Где-то году в 2004-м наступила точка невозврата: последнее, что я зафиксировал — песню «Солнышко» с совершенно бессовестной строчкой «Целоваться в губы сладкие как будто ириски» и таким же бессовестным автотюном. Андрею было тридцать. В клипе выглядел (и вел себя) на двадцать.

Карьера Губина шла будто бы по накатанной. Сложно сказать, случились ли бы большие хиты после «Солнышка», но Андрей оставил достаточно большой послужной список имени себя, чтобы не провалиться в творческую бездну.

Обычно исчезновение человека с поп-сцены происходит постепенно: каждый новый хит оказывается слабее предыдущего. Если пропадает резко — значит, есть тому вполне объяснимые причины: звезду кинул лейбл, звезда поссорилась с продюсером, у продюсерского центра резко кончились деньги. В самых редких случаях — артисту просто надоедает поп-сцена, и он уходит, например, в бизнес.

Причины резкого исчезновения Губина объяснить сложно: он, в отличие от многих поп-звезд прошлого (и даже настоящего), был самодостаточной творческой единицей. Он запросто мог гонять по корпоратам, эпизодически выпускать какие-то песни.

Пугающе смотрится его страница на Википедии. После 2005 года — пара строчек. В текущем десятилетии: сходил на такое-то шоу, сходил на другое, стал гостем третьего. Список смешной, ситуация страшная.

Надлом карьеры Андрея Губина — одна из главных загадок нашей поп-музыки. Я смотрел эти шоу: психологическую экспертизу делать не хочу, но выглядит и ведет себя Губин действительно как человек, которому не очень комфортно его нынешнее положение.

Вполне возможно, Андрей не справился с резким старением: я ничего не знаю о его болезни, но пятнадцать лет назад я видел тридцатилетнего мужика с лицом юнца, а сейчас сорокапятилетнего мужчину (а Андрею именно 45). Посмотрите клип «Солнышко» и какую-нибудь его свежую передачу: почувствуйте разницу.

К чему все. Образ романтичного юнца — основополагающая вещь в успехе Губина. Абсолютно весь его материал так или иначе обслуживал этот образ. Представьте себе песню «Девушки как звезды», которую исполняет 45-летний нынешний Губин, который вообще не похож на того юнца. Или песню «Мальчик-бродяга». У кого-то получается гармонично и правильно взрослеть. Материал и образ Губина был намертво прикреплен к возрасту.

«У меня страшное лицо», — говоритГубин образца 2017 года с бешеными бегающими глазами. Его можно понять: «полосы на лице» — это нормальная история для мужчины за сорок. Для Губина с его образом это обернулось творческой катастрофой.

В любом случае, хочется пожелать Андрею здоровья: физического или ментального — в зависимости от того, какое больше требуется. Его нишу вечно юного романтика на нашей поп-сцене так никто и не занял.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.