Оригинальный заход в формате ютуб-интервью, который может стать ещё лучше.

Очевидно: Юрий Дудь произвёл революцию на русском YouTube, открыв двери десяткам интервьюеров. Сейчас таких шоу на любой вкус и любую ЦА: «Вписка» (которая была до «вДудя») – аналог «Пока все дома» для молодых и модных, «А поговорить?» – обо всех, кто популярен, но недостаточно, чтобы попасть к Юре, «Нежный редактор» – чаще всего о кумирах юных леди, «ОМ» – для рафинированной взрослой аудитории, «The Люди» – о треше в стиле центральных телеканалов, «Осторожно, Собчак» – пока непонятно, но, скорее всего, о глянце и светской тусовке.

Не знаю, как вы, но я всегда остро ощущал гигантский пробел. В конце 2018 года его заполнил Николай Солодников, приведя на YouTube персон, которые вряд ли пойдут в какой-либо из перечисленных проектов (за редким исключением).


«Ещёнепознер» отличается нарочито интеллигентными гостями, быстро заработав статус «вДудя» для интеллектуалов. И пока он этот статус умело поддерживает – минимум треша и громких заголовков, но почти всегда захватывающая и по-настоящему умная беседа. Это и не интервью в привычном его понимании, хотя Солодников всё равно больше слушает, чем говорит.

У «непознера» есть то, чего не хватает всем остальным проектам: очень хорошо образованный, начитанный и эрудированный ведущий. Вся карьера Солодникова связана с наукой и библиотечным делом, что даёт ему солидный интеллектуальный ресурс. Плюс есть узнаваемое лицо – как организатор «Открытой библиотеки» он несколько раз мелькал в медиа благодаря не только шикарным «Диалогам», но и нескольким скандалам (обыски ФСБ, вискарь на голове Венедиктова).


Николай ассоциируется у зрителя с чем-то элитарным и глубоким, полностью оправдывая этот запрос. В отличие от Дудя, «Ещёнепознер» не даёт титры после каждого относительно редкого слова, а вполне естественно обсуждает раннее творчество Пярта, операторов Тарковского и античных философов. А вместо блица и коронного вопроса про Путина тут спрашивают, кто может стать следующим президентом России и гадают на книге стихов Егора Летова.


Лучшие выпуски «непознера» дают фору и Дудю, и АП, и всем остальным. Глубочайшие беседы почти всегда укладываются в часовой хронометраж, а гости раскрываются с неожиданных сторон. Поначалу Солодников отличался тем, что всегда спрашивал о семье – не существует лучшего блока вопросов для раскрытия личности персонажа. Дальше – всё чаще стал экспериментировать. Поэтому качество интервью крайне нестабильное – наряду с роскошными выпусками со Звягинцевым (лучшее из всех интервью режиссёра), Сокуровым, Норштейном, Быковым, Шендеровичем и Долиным встречаются откровенно невнятные или провальные с Мединским и Чубайсом.

В лучшей своей форме «Ещёнепознер» – топовый контент русского YouTube для взрослой аудитории. Вполне на уровне «Парфенона», только с большей эмоциональностью и катарсисом. Но у проекта есть ряд недостатков, который мешает ему окончательно закрепиться в статусе одного из главных шоу подобного формата и набирать больше просмотров.

Беззубость

Солодников, судя по нескольким интервью, человек гиперэмпатичный, сострадательный и добрый. Это очень круто работает при разговоре с аналогичными людьми или хотя бы с теми, кому действительное есть, что рассказать. Но когда напротив сидит чиновник с автоматической репутацией «негодяя» зритель хочет одного – казни в стиле Дудя.


Цели такой у Николая нет, о чём он сам открыто говорил в интервью: «Я могу во многом не соглашаться с людьми, с которыми общаюсь, но четко понимаю, что мы друг другу не враги. Нет ни одной более или менее серьезной причины ненавидеть друг друга, как бы мы по-разному ни относились к Путину, Кадырову, искусству и так далее. Это я и хочу сообщить зрителю»

Вполне адекватная позиция. Но простой вопрос: зачем тогда звать Чубайса и Мединского, зная, какая у них репутация в народе? Изменить их медийный облик уже никак не получится. Да, Солодников раскрыл Чубайса с новой стороны – на интервью он оказался приятнейшим и умнейшим человеком, который не во всём придерживается линии власти. Но это лишь потому, что острых вопросов не было вообще. А с Мединским случился полнейший концептуальный провал, о чём мы поговорим позже.

Интервью всегда по большей части делает гость, поэтому их каст невероятно важен. С творческими личностями, оппозиционерами и кумирами фейсбука у Солодникова получаются блестящие беседы. С чиновниками не получаются совсем. Только по причине собственной беззубости и боязни задеть собеседника.

Излишняя элитарность

Иногда выпуски «непознера» напоминают нелепые пародии BadComedian’a на критиков-фанатов Звягинцева. Слишком сложносочинённые предложения, отсылки к малоизвестным для широкой аудитории авторам и манерность в отношении гостя. В лучших выпусках это нивелируется креном в андеграунд и более простым донесением «высоких материй» для аудитории. Но рандомному фанату «вДудя» в таких интервью всё равно без Википедии не разобраться.

Понятно, что это отсекает широкий пласт аудитории и бьёт по просмотрам. Но за ними Николай вроде бы и не гонится. Важнее другое – излишний позитив и чуть ли не раболепие перед гостем, которое откровенно раздражает. При личной беседе это вписывается в правила светского этикета и, наверное, выглядит вполне адекватно. Но в качестве интервью на сотни тысяч просмотров – только бесит и мешает.

Прочтите, например, описание к выпуску с Екатериной Шульман:

Наверняка Екатерина оценила столь эстетский комплимент. Но как же неуместно и глупо это выглядит в качестве представления гостя. Зритель из топов ютуба, которые случайно наткнётся на выпуск, вот никак не сможет узнать, кто такая Екатерина Шульман, чем она занимается и почему именно с ней говорят о будущем президенте России.

Дихотомии элитарное/массовое давно не существует. Любое такое деление в медиа-пространстве выглядит нелепо и отпугивает. Солодников же перебирает с напускной элитарностью, что вряд ли нравится даже его целевой аудитории.

И нет, это не я такое тупое быдло. Существует же пример Леонида Парфёнова. Сравните хотя бы как они делают рекламу: насколько аристократично пьёт не самый дорогой виски Солодников, и как уместно, даже по-родному, нахваливает дорогое вино Парфёнов. Какой бы у тебя ни был интеллектуальный багаж, всегда решает подача и диалог на равных с любым зрителем.

Гости-ноунеймы

Давайте сразу: ноунейм – понятие растяжимое. Меня вот до сих пор упрекают, что назвал Бурунова «ноунеймом в контексте гостей Дудя». Всё относительно – для широчайшей аудитории «вДудя» даже довольно известный сериальный актёр значительно уступает трендовым рэперам и лицам с федерального ТВ. Кто-то не представляет свой мир без музыки Мартынова, но большинство зрителей ютуба услышит о нём впервые.

Image result for бурунов дудь

И это совершенно нормально. Солодников сам ставил задачу привести таких людей  на YouTube. Но это чистой воды благотворительность. На шикарных интервью с интереснейшими, но не очень широко известными людьми, далеко в плане просмотров и успешности не уедешь. Можно сколько угодно спорить и напоминать, насколько велики имена, выпуски с которыми не дотягивают и до 500к просмотров, но реальность такова, что массовой аудитории они никогда не будут интересны.

За подобный подбор гостей Солодникову только уважение. Но вопрос тут ровно один – надолго ли ему хватит такой идейности? Пока к именам, за исключением Мединского и Чубайса, ноль претензий. Но список уважаемых интеллектуалов, который ещё и не прочь дать интервью, ограничен.

И тут два пути: скатываться в ещё больший андеграунд или искать пограничных персонажей. Если канал будет расти намного быстрее, чем ожидалось, то, вполне вероятно, придётся пойти на компромисс и погнаться за хайпом. Тогда мы, возможно, увидим среди гостей каких-нибудь Сергея Шнурова или Жору Крыжовникова, которые пока никак не вписываются в концепцию.

Пока же стопроцентных попаданий в аудиторию мало: Сокуров, Звягинцев, Быков, Хаматова и Венедиктов – на всех от 300к просмотров, все потрясающе откровенные и содержательные. Почти все остальные гости – это, прежде всего, прицел на фейсбучную аудиторию. Это гибельный ориентир, ведь Facebook – самая архаичная, омерзительная и токсичная соцсеть. Искать любовь среди кумиров обитателей «нового ЖЖ» – затея, изначально обречённая на провал.

Странные идеи

Что отличает Солодникова от всех других, так это экспериментальные концепции для интервью. Иногда они хорошо срабатывают: спрашивать Норштейна в сотый раз про «Ёжика в тумане» – глупость, а вот порассуждать об идеологии – крайне любопытно. Ещё более удачный пример – выпуск с Шульман, который превратился в президентскую футурологию, что наверняка интересно более-менее всем.

Но чаще всего эксперименты проваливаются – как в уже упомянутом случае с чиновниками. Хуже всего вышло с Мединским. Кажется, никто из зрителей не понял, зачем всё интервью Солодников построил на отрывках из беседы Виктора Астафьева и Георгия Жжёнова.

Во-первых, не очень понятно, сколько человек представляют себе, кто это такие. Во-вторых, причём тут Мединский? В итоге: абсолютное непонимание со стороны министра, стеснительное чтение матерных фраз и ноль фактуры от самого интересного для ютуб-аудитории гостя канала. Ни один скандал так и не был затронут, ноль вопросов о спорной деятельности «Фонда кино» и совершенно нераскрытый персонаж. Ну, зато мы теперь в курсе, что там говорил Астафьев во время посиделок с Жжёновым.

Идея со стихами Летова тоже спорная. В некоторых случаях получается душевно и символично, но многие гости вообще не понимают, что это и зачем. Это похоже на личный каприз ведущего, который выстреливает абсолютно случайно и ничего не говорит о госте. Но да, если уж совпадает, то сидит как влитой.

Лицо

Главный мем молодого проекта – это лицо Солодникова во время интервью. Человек он гиперчувствительный, что понятно и по некоторым его историям (например, о том, как «жена уносила его из зала после «Рассказов Шукшина»).

Для беседы это, пожалуй, плюс: сперва постоянно слезящиеся глаза выглядят даже мило и необычно. Но когда кислая мина из выпуска в выпуск появляется даже на весёлых историях от гостя, реагировать на это спокойно просто не получается.

Если Николай не в силах сдерживать поток эмоций, то хотя бы не вставляйте так часто на монтаже его лицо. На контрасте с улыбающимся гостем страдальческая мина выглядит дико – будто ежедневно ведущий переживает смерть любимого кота или ловит несварение после обеда в аристократичном питерском ресторане.

Image result for ещенепознер

Да, это вместе с крутым джинглом и цветокорром добавляет атмосферы, а Николай прекрасно бы вписался в один из поздних фильмов Звягинцева, но аудитория точно никогда не будет в восторге от столь печальной физиономии.

***

Наряду с «Парфеноном» шоу Солодникова – одна из лучших вещей, что случалась с русским ютубом за последние пару лет. Именно за счёт подобных проектов платформа превращается в идеально телевидение с огромной палитрой контента для любых возрастов и социальных групп.

По качеству интервью «Ещёнепознер» иногда ставит высочайшую планку, до которых и Дудь, и Шихман, и, тем более, все остальные дотягиваются лишь изредка. Упомянутая выше топ-5 по просмотрам, а также выпуски с Долиным, Басилашвили, Шендеровичем, Мартыновым и Сапрыкиным – тот контент, который вы больше нигде на ютубе не увидите.

Но обозначенные выше проблемы и полная нестабильность мешают Солодникову добраться до звания «ужепознера». Пока мы сравниваем проект с конкурентами на ютубе – и это точно не комплимент «Ещёнепознеру».

По стилю он ближе к «Белой студии» канала «Культура», но по уровню пока явно не дотягивает. Именно от дальнейшего курса станет ясно, какое место займёт проект в сегмент интервью на ютубе. Пока же он просто выпадает из общего ряда, что ему и в плюс, и в минус.