Владимир Завьялов казнил сумасшедшего продюсера.

Когда Фадеев объявил о кастинге в новое Serebro, я полагал, что худшее уже произошло — дальше будет типовое скучное реалити, выберут трех девочек, они что-то запишут. Ну, то есть, не произойдет ничего интересного, да и ничего возмутительного тоже.

Я ошибался. Кастинг в Serebro оказался мерзотным и унизительным зрелищем, передающим привет временам тотальной продюсерской диктатуры и безмолвия артистов. Почему — рассказываем.


Первая серия — группа девушек, прошедших отбор, перед ними — блогер Гусейн Гасанов. Что он сразу просит сделать? Правильно, раздеться. «Я хочу видеть чистое серебро. Вы должны смыть всю косметику и надеть кое-что», — говорит он.

Кое-чем, естественно, оказываются купальники. Девушки в замешательстве — им парируют в духе «это ж Serebro, что вы хотели».


Понятно, что внешность и фигура — мягко говоря, не последние параметры при отборе в Serebro. Но тут дело даже не в этом, а в том, как это все было подано. Во-первых, девушек заставили засмущаться, и на камеру показали эту смущение. Во-вторых, жесткий и бесцеремонный посыл даже не от Фадеева, а от блогера: либо раздевайтесь, либо катитесь к черту. В-третьих, показали сам процесс переодевания — бедным девушкам пришлось прикрываться чем есть и как есть под прицелом камер.


В общем, то, что девушек здесь не ставят вообще ни во что, обозначили с самого начала.

Дальше — больше. Во второй серии вместо относительно нейтрального Гасанова заявился самый бездарный и, вероятно, мерзкий персонаж русского ютуба Амиран и его сподвижник Олег Майами.

Что они делают? Приглашают девушек по одной и на камеру просят объяснить, кому из девушек с отбора не место в Serebro — с максимально наглой и надменной тональностью.


Одна из девушек оказывается с характером — Олег Майами просит ее что-нибудь спеть. Она вполне парирует: ты же не Максим Фадеев, чтобы я тебе пела. Дальше оба начинают ее унижать — ты же понимаешь, что наглость не работает, да как ты себя ведешь. Дальше она не прошла.

Следующий отбор в двух словах: Соболев и детектор лжи. Девушки прошли через раздевания и Амирана с Олегом Майами. На сладенькое оставили полиграф с Соболевым. Что дальше?

Дальше, к слову, ничего особо возмутительного не было — девушки познакомились с Серябкиной, в последних выпусках (!) все же прошли прослушивания, разделились на тройки.

Знаете, чем все кончилось? Максим Фадеев назвал участниц «сырым материалом». И что сделал? Правильно, объявил еще один этап кастинга.

Теперь главный момент. Каким мог быть и в принципе ожидался кастинг? Девушек отбирают, прослушивают, потом разбивают на тройки и делают концерты. Самые неловкие и стыдные моменты если и происходят, то остаются за кадром.  

Реальность: девушек заставляют раздеваться перед одним блогером, выполнять не очень этичные прихоти другого блогера и отвечать на полиграфе перед третьим, а только потом прослушаться. Ради чего? Ради того, чтобы главный босс сказал, что не, Миша, давай по новой.

На самом деле Фадееву в определенном смысле нужно сказать спасибо. Он показал в нефильтрованном виде картину мира старой продюсерской школы, в которой есть Карабас-Барабас и полностью управляемые куклы. И то, насколько она неконкурентоспособна сейчас.

Когда-то эта картина работала — у продюсеров была реальная власть и рычаги, а у артистов — толком ничего. Я не забуду воспоминания Сергея Жукова о том, как группа «Руки Вверх» жила в конце девяностых — они с Потехиным собирали дворцы спорта и стадионы (и это не фигура речи), но получали на руки жалкие гроши и первое время жили на съемных квартирах в Москве. Я помню, как уходила Темникова из Serebro и рассказывала об унижениях со стороны того же Фадеева.

Сейчас это уже в прошлом — во-первых, ушла эпоха мальчиковых и девичьих групп. Во-вторых, что важнее, старая модель взаимоотношений «продюсер-артист» морально устарела: теперь это история больше о деньгах и раскрутке (например, почитайте интервью Bahh Tee — когда-то исполнителя лирического рэпчика из VK, а сейчас — сооснователя лейбла Zhara Music, который выпускает кучу поп-звезд момента типа Hammali & Navai), чем о большой продюсерской работе о создании артиста с нуля.

Артист вправе сам диктовать условия — а лейблы биться за него, как это произошло, например, с Тимой Белорусских — главным хитмейкером момента. Или Cygo, который после «Панды» рисовал лейблам цифры с шестью нулями.

На этом фоне методы Карабаса-Фадеева допотопны. Он открыто называет девушек «материалом» и застрял где-то в начале 2000-х, когда классические продюсеры были лидерами мнения. Но все изменилось — спасибо кастингу в Serebro, что показал это настолько наглядно.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.