Анонимный пациент боится душа сильнее, чем Игорь Денисов.

У меня бывают панические атаки, и я почти не знаю, как от них избавиться. Причина – страх смерти, невероятный и непобедимый. Следствие – бегаю по квартире и кричу, что больше так не могу и хочу сдохнуть поскорее. А потом молю, чтобы меня положили в дурку и напичкали психотропами.

Да, это парадокс: если я боюсь смерти, почему я кричу, что хочу сдохнуть? Сам я объясняю этот оксюморон так: каждый подобный психоз и паническая атака – это невероятный стресс и боль, и я хочу лишить себя удовольствия переживать это снова. Вы бы тоже не хотели, чтобы с вами такое бывало.


Только представьте: 4 часа ночи, все в квартире и во всем доме спят, а я выбегаю из ванной в одном полотенце, мокрый, и кричу, что хочу сдохнуть, причем так громко, как могу. Бью вещи вокруг, переворачиваю столы. Родители максимально оперативно выбегали из комнаты и пытались успокоить. Я их на коленях умолял сдать меня в психушку. Пару раз из-за криков просыпалась и выходила из комнаты младшая сестра.

Мне стыдно за это перед ней до сих пор. Очень боюсь, что мог нанести своими паническими атаками психологическую травму несформировавшемуся человеку. Сейчас ей уже 12 лет и она троллит меня тем, что я голый выбегаю из душа и кричу. Или припоминает это мне в упрек, когда злится. Уверен: на ее психике это не сказалось, но она запомнила и использует сохранившуюся инфу так, как выгодно ей. Я не обижаюсь, но родители все равно ее за такое отчитывают. Зря: смешной троллинг.


Чаще всего панические атаки случались у меня именно в душе. Отец связывал их с тем, что у меня сильно менялось давление из-за температуры воды – я всегда любил поваляться в ванной или постоять несколько минут под расслабляющей горячей струей. Сосуды расширяются, что-то такое – не вникал.


Раньше, в школьные годы, таких панических атак было значительно больше. Они могли случаться раз в несколько недель. Постепенно приступы становились сильнее, но они случались реже. А еще я как-то научил успокаивать себя до забега из ванной комнаты в одном полотенце.

Никогда не позволял выпустить страхи и крики наружу в гостях – например, когда оставался на ночь у друга или у девушки. Они периодически приходили, но я сдерживал себя и не кричал. Может, потому что сильнее смерти боялся поставить друзей в положение, когда они не знают, что со мной делать и как меня успокоить.

Зато на хате у бабушки приступы бывали сильнее, чем дома. Я связываю это с тем, что ее квартира у меня сильнее ассоциируется со старостью и смертью. Вообще, мне противопоказано, находясь в душе, вспоминать «Игру престолов», CS:GO или размышлять о взрыве в Магнитогорске. В ванной комнате любая мысль о смерти может привести к панической атаке.


Мама меня записывала к психологу, хотела, чтобы я принял смерть, а не боялся ее. Психолог обсуждала со мной мои проблемы, давала решать какие-то тесты и, как мне кажется, мало работала собственно по проблеме. Я ездил к ней три месяца, а потом перестал – бессмысленно. Под предлогом сессии взял паузу, которая длится до сих пор.

Если я общаюсь с девушкой, которая мне нравится, я ей почти сразу говорю, что со мной раньше часто творилась такая жесть, а сейчас она бывает очень редко. Причины две. Во-первых, я хочу быть с ней искренним и говорить о своих недостатках – кажется, честность и откровенность подкупает людей. Во-вторых и в-главных, лучше, если она будет пребывать в шоке недолго, когда подобное (ну, мало ли) произойдет при ней.

Если у меня вновь случится очень сильный приступ (чего не было уже пару лет), я хочу, чтобы рядом был человек, который сможет привести меня в чувство. Тогда страх перед этой дрянью будет чуть меньше.