Сколько ни молодись, все равно придет Филипп Киркоров.

Новогодние огоньки примерно всегда были чем-то, что позорно смотреть приличному человеку. Только бабушки помнят времена, когда на Шаболовку приходили космонавты, а единственной причиной зависать перед теликом в ночь с 31-го на 1-е были «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», выходившие сразу после советского оливье-шоу.

Смех над телешабашами на поверхности, и «Голубой Ургант» не первый, не второй и точно не последний. Он появился примерно оттуда же, откуда парфеновские «Старые песни о главном» в 1996-м. Он из той же летающей в воздухе идеи, которая родила козыревские «Неголубые огоньки» в 2004-м. Оттуда же, откуда «Новогодний огонек» Стендап Клуба №1 в 2017-м. Это контркультура, пародирующая культуру первоначальную – протест нового поколения, которое вечно против старого.


В 2018-м «Вечерний Ургант» окончательно укрепился в сознании, как прокладка между телевидением и интернетом. В Третью студию «Останкино» приглашают стендаперов из YouTube, рэперов из ВК-пабликов и героев видосов, пересылаемых в WhatsApp, а «Музыкальная студия Александра Гудкова» женит онлайн-кумиров с шоу-бизнесом. «Ургант» стал форточкой, откуда в ТВ еще сквозит нормальная жизнь, и на Новый год окно распахнули максимально.

Это одновременно и стеб над затхлыми «Голубыми огоньками», и способ показать молодым, что будет, если вдруг не станет эстрадных пенсионеров. Тогда вроде и хлынут новые лица, но широкой аудитории они ничего не скажут. Показательна реакция, которую ретвитнул аккаунт шоу: «Раньше я сидела на НГ с мыслями «Кто все эти люди», а теперь родители». Это ровно та же функция – подмигнуть 18-летним, что в телике еще осталась жизнь, ведь только для них еще не придумали телевизионный язык.


Да, «Голубой Ургант» растянулся как гигантский 48-минутный скетч. Если сократить хронометраж в три раза, было бы лучше – третья одинаковая подводка с нарочито несмешными шутками уже не заходит, все всё про этот юмор поняли, не надо дальше, спасибо.


Да, отлично передана атмосфера искусственности – фальшивый смех, фальшивые слова, фальшивые аплодисменты, фальшивое раскачивание не в такт музыки, наверняка фальшивое шампанское, фальшивая работа монтажеров и сценаристов. Даже поздравления с Новым годом, которые в оригинальных «Огоньках» записывают в начале декабря, ненастоящие, и все зрители за столами с белой скатертью это понимают.

https://www.youtube.com/watch?v=jTEocmzNba8

Авторская команда «Урганта» выкрутила скрипты до уровня «Так плохо, что даже хорошо» и наверняка от души повеселилась на съемках. Но парадокс в том, что сам Иван с Аллой Михеевой уже в новогоднюю ночь будут читать те же шутки и подводки, которые высмеивали в своей передаче, а Монеточка споет под фонограмму «Каждый раз» где-то между Ваенгой и Антоновым. И можно сколько угодно говорить, какой же крутой Гудков, но любой попавший в телевизор превращается в человека, при монтаже аплодирующего своему же номеру.

Но вместе с тем «Голубой Ургант» показал нам, как обманчива проблема отцов и детей. Все, что слушали перцы и чувихи в 90-х, спокойно перепевают идолы 10-х, и в этом нет никакого диссонанса. Зрители считали в Соболеве и Поперечном аллюзии на комиков из «Аншлага» и, вероятно, не поняли, что новые и как бы модные интернет-юмористы читали монологи Арлазорова и Задорнова. Разницы между ними уже не видно, и конец тут похож на финал первого «Горько!» – сколько от родителей ни беги, всё всё равно закончится совместным пением Лепса.


На любую молодежную вечеринку по любому придет Филипп Киркоров и споет «Зайка моя, я твой зайчик». Вопрос лишь в том, будете вы его слушать или разберете декорацию. Иван Ургант подыграл аудитории, которая не хочет больше песен про баньку и тазик. Но остальные зрители уже так устали, что даже не обращают внимание. Они и так знают, что Киркоров всегда приходит.

Твиттер Данила Тармасинова для подписок и проклятий

Главное по теме «Голубой Ургант»
Раскрыть комментарии
Рекомендации