У либеральной тусовочки бомбит.


Дмитрий Киселев посвятил очередной сюжет эфира «Вести недели» журналу Time и его премии «Человек года», которую коллективно вручили журналистам, гонимым за свои взгляды и поиск правды. Таймкод – 1:09:00.

Сначала Киселев усомнился, что инсценировавший собственное убийство Аркадий Бабченко достоин премии.

«На одну доску в группе «Стражи» журнал Time ставит, с одной стороны, жестоко убитого и расчлененного, искупавшегося в собственной крови саудовского журналиста Хашогги, а с другой – Аркадия Бабченко, того самого, что на Украине уложили в лужу свиной крови ради инсценировки нападения на него с целью обвинить потом в преступлении, хоть и не совершенном, Россию.

До лужи свиной крови Аркадий Бабченко был мало кому известен – так, пописывал в социальных сетях, да болтался по мелким антироссийским сходкам», – вкратце рассказал о том, кто такой Бабченко, Киселев.


Потом ведущий высказал недоумение из-за того, что лауреатом премии наравне с пятью журналистами газеты Capital Gazette в Мэриленде стала Татьяна Фельгенгауэр из «Эха Москвы», на которую совершил покушение Борис Гриц. Кстати, в русской «Википедии» ни Фельгенгауэр, ни Бабченко нет в списке лауреатов, а в английской – есть.


Русская версия.

Английская версия. Совпадение?

Что сказал Киселев про Фельгенгауэр?


«Если дальше по списку журналистов, то, с одной стороны, там упомянуты 5 сотрудников редакции газеты Capital в штате Мэриленд, которых некий рассерженный читатель-мститель застрелил на месте прямо в отделе новостей – реальный случай в США в этом году. А с другой на одну доску ставят случай с радиоведущей Татьяной Фельгенгауэр. 

Год назад из Израиля приехал в Москву психически больной маньяк по имени Борис Гриц, набросился на журналистку с ножом, порезав ее кожу на шее. Слава богу, все обошлось. Татьяна Фельгенгауэр в порядке, а Борис Гриц по решению Пресненского суда Москвы – на принудительном психиатрическом лечении.

Но для журнала Time и расстрел американских журналистов, и нападение маньяка на Татьяну Фельгенгауэр просто как на невыносимо привлекательную для него женщину – одно и то же».

Теперь к делу. Во-первых, непонятно, почему человек, который застрелил из дробовика пятерых людей, – рассерженный читатель-мститель, а перец, который пырнул ножом Татьяну – маньяк. По мнению Киселева, массовое убийство не признак неуравновешенности и психического отклонения. Ну, или об этом не надо говорить.

Во-вторых, Киселев однозначно неправ, когда утверждает, что случаи неравнозначны: почему-то он вообще не рассказывает о причинах нападения человека с дробовиком на американскую редакцию. Для тех, кто не в курсе – перцу не понравилось, как про него написали в газете, он долгое время угрожал, и в итоге расстрелял сотрудников из шотгана.

Очевидно, что Киселев освещает события в мире с одной стороны. Очевидно, что он – клоун-пропагандист, но, видимо, в курсе еще не все. У либеральной тусы пригорело.

Алексей Венедиктов лаконичен: «Кого-то удивляет, что Дмитрий Киселев – вонючая мразь?»

Александр Плющев чуть более многословен: «Я не знаю, кого хотел задеть Дмитрий Киселев, когда сознательно врал, что моей подельнице Тане Фельгенгауэр всего лишь «порезали кожу на шее». Таню он хотел задеть или журнал Time, не знаю. Но, если кого он и задел, то это московских медиков – «Скорой Помощи» и НИИ Склифосовского, которые оказывали первую помощь, везли, спасали, оперировали, сшивали-зашивали, восстанавливали и выхаживали. Вы, господа врачи, оказывается, не жизнь спасли, а всего лишь порез кожи зашили. По телевизору сказали, а по телевизору врать ведь не будут.

Никакому врагу, никакой гниде, включая Дмитрия Киселева, не пожелаю я такого пореза кожи».

Плющев прав: Фельгенгауэр нанесли чуть более серьезную травму, чем порез кожи, она могла умереть. Но что может быть наивнее и глупее, чем гневно реагировать на реплики Дмитрия Киселева?

Хотя ведущий «Вестей недели» внезапно кое в чем логичен: абсолютно непонятно, по каким критериям выбирались лауреаты коллективной премии журнала Time. Одно дело – давать премию посмертно тем, кто погиб или тяжело пострадал вследствие работы в медиа, или награждать людей, рисковавших жизнью в горячих точках. Другое – давать премию всем пострадавшим журналистам, кого вспомнят. Вспомнили очень немногих. И плевать, что не у всех травмы и смерти связаны напрямую с их работой.

Я не считаю, что Татьяна Фельгенгауэр достойна этой премии. Вручать ее за мучения и боль человека, а не за работу – странный шаг: в моем понимании, для того, чтобы заслужить подобную награду, нужно что-то сделать, совершить подвиг, написать серию отличных текстов. Фельгенгауэр работала на «Эхе» продуктивно и качественно. Как и год, и два года назад. Единственный достойный и крутой поступок, который совершила Татьяна – очень быстро поправилась и продолжила работу, респект.

А господину Плющеву и господину Венедиктову желаю не тратить нервы на Дмитрия Киселева – с ним все давно ясно.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.