Очень гиковый разговор. 

Константин Говорун (он же Врен) делал тексты про игры, когда большинство его нынешней аудитории еще даже не родилось. Он поднимал, хоронил и возрождал «Страну Игр», помогал случиться рекордным продажам Nintendo Switch в России, а сейчас активно продвигает варианты бюджетных путешествий по Японии.

Ниже – большое интервью про игры, приставки и японский туризм.

– Специалист по Японии, геймер, журналист – как ты сейчас представляешься незнакомым людям?

– Я называю себя журналистом, иногда – блогером о Японии. У меня сейчас есть несколько проектов. Во-первых, реализовал свою идею фикс и оживил «Страну Игр» – как минимум в качестве архива того самого журнала, который все любили. Во-вторых, занимаюсь пиаром в области видеоигр, журналистикой. А еще блогерство о Японии, которое приносит деньги и окупается на уровне хобби.


– Как ты зарабатываешь на интересе и поездках в Японию?

– У меня есть самый большой в России телеграм-канал о Японии и сайт, где я выкладываю гиды, как прикольно и дешево съездить в эту страну. Канал монетизируется рекламой, а сайт – реферальными ссылками на гостиницы и билеты. Естественно, я не рекомендую никакой ерунды.


– Ты еще считаешь количество поездок в Японию?

– Нет, для этого вопроса придумал формулировку «Больше 20». Я сам теряюсь иногда, пытаясь посчитать точное число. Потому что некоторые поездки были короткие, буквально на пару дней, и я про них забываю. Еще я посчитал, что суммарно за все поездки я был в Японии больше 6 месяцев.

– Максимум за год сколько раз гонял туда?


– Обычно я бываю там 1-2 раза в год, начиная с 2005 года. Одна поездка происходит осенью, на «Tokyo Game Show», второй раз в какой-то другой период.

– Какой была первая поездка?

– Как раз на Tokyo Game Show-2005, и она была очень похожа на то, как многие люди ездят на E3. То есть, приезжаешь в город и почти все время тратишь на выставку.

Смотришь игры, делаешь интервью. Оставшееся время тратишь на то, что носишься по городу и покупаешь что-то такое, чего нет в России. Лично я большую часть времени провел на Акихабаре. Ощущал себя как советский человек, который на Западе в магазине видел 10 сортов колбасы. Только здесь сортов было 1000, и не колбасы, а сисястых фигур анимэшных героинь. На бесполезные покупки я спустил все деньги.

– Что было дальше?

– В какой-то момент я понял, что не хочу просто тусить в Токио, а хочу ездить по стране. И самый крутой опыт, не связанный с играми, был в поездке на остров Кюсю. Приехал в маленькую деревню, нашел там каменный горячий источник. Купался в нем под дождем. Рядом шумел бамбук, прыгали обезьяны, внизу шумела горная речка. В этот момент я понял, что счастлив и хочу жить так всегда.

– Главный российский стереотип о Японии, над которым ты угараешь?

– Ну, конечно, что саке – это водка, которую пьют горячей. Вообще смешно все, что связано с японской едой. Но про саке особенно, потому что люди спорят со мной и не верят, что это не рисовая водка. Говоришь им, что в саке 12 градусов крепости, а они не верят – настолько въелось в подкорку знание о рисовой горячей водке.

– Все варианты бюджетных поездок, которые ты предлагаешь – это личный опыт?

– Да, на 90%. Либо чужой опыт, который я интерпретирую с учетом своих знаний. Кстати, еще один невероятный миф о Японии – что это дорогая страна, а Токио – один из самых дорогих городов мира.

Для меня было шоком, когда я во время работы в Nintendo общался с коллегами из европейских офисов, британского, итальянского, французского, и никто из них не был в Японии. Люди по 20 лет работали в японской компании, но ни разу не были в этой стране! Все были уверены, что не могут себе это позволить.

«Боже, мы никогда не накопим на поездку в эту дорогую страну», – классический аргумент. Я пытался объяснять, что они едят спагетти за 25 евро, а в Японии отличная лапша обойдется в 7 евро. Но нет, продолжали верить, что Япония – дорогая.

– Почему так происходит?

– Потому что все верят рейтингам дорогих стран и дорогих городов. Но эти рейтинги составляются по одинаковым стандартам. Например, там учитывают цену на стейк, стоимость поездки на такси или других вещей, которые в Японии действительно дорогие. Но дело в том, что в Японии не надо есть стейки или ездить на такси, и все будет нормально. Если питаться и жить как местные, то все будет на хорошем уровне, но при этом недорого.

Что касается конкретно России, то у нас пользуются стереотипом о дорогой стране. Турфирмы просто завышают цены на тур в Японию в 3-4 раза. Например, поездка стоимостью 100 тысяч рублей продается ими за 500 тысяч. А я рассказываю, как поехать в Японию недорого. Причем, не предлагаю жить в хостеле и питаться на помойке.

– Не было мыслей в такой ситуации открыть свою фирму по организации поездок в Японию?

– Я об этом думал и чуть было не организовал подобную поездку осенью. Но в процессе понял одну вещь: я не хочу отвечать за других людей за границей. Для друзей поездки в Японию организовать – не проблема. Но ехать с незнакомцами, которые могут нажраться, заблевать номер или вообще потеряться – некомфортно. Не хочу отвечать за людей в таких ситуациях, не хочу спасать идиотов. Хочу давать советы.

– Ты постоянно постишь бюджетные поездки, а сколько стоила самая дорогая?

– Она буквально в октябре была – 300 тысяч рублей на двоих. Но перемещения по стране стоят довольно дорого. В этот раз мы с женой ездили на самый-самый юг Японии, остров Якусима. Там находятся совершенно древние леса, с которых рисовали анимэ «Принцесса Мононоке». Никогда в жизни не видел ничего подобного. Чтобы туда добраться, нужно перемещаться на поезде, потом на катере. Все это стоит денег.

Еще вариант круто потратить деньги в Японии – отдых в традиционных японских гостиницах с горячими источниками. Тоже мое любимое развлечение, которое обходится в несколько раз дороже стандартного отеля – 500 долларов/сутки. Но я минимум ночь провожу в такой гостинице в каждый приезд.

– Были варианты пожить в Японии?

– Думал об этом, но есть сложности. Вариант пожить – языковая школа. Приезжаешь, учишься и живешь. Но не очень понятно, как зарабатывать в такой ситуации деньги. А еще непонятно, к чему это приведет. Чтобы жить в Японии, нужно там работать. Я склонен к гуманитарным вещам: журналистике, пиару. А в Японии нужны не такие люди, там нужны русские программисты. Им переехать очень просто – даже язык поначалу не обязательно учить, достаточно английского.

И еще момент – я не уверен, что мне понравится долго жить в Японии. Потому что мне нравится жить и зарабатывать деньги в России. И нравится ездить в Японию туристом. Это отличный способ разгрузить мозги в 2 недели побыть в обстановке, когда вокруг все очень хорошо. Вдобавок японцы очень хорошо относятся к туристам. Но отношение сразу поменяется, если ты будешь постоянно там жить и работать. Не уверен, что я выдержал бы это.

– Особенность японского менталитета, которая тебя раздражает?

– Японцы невероятно сложно ведут переговоры. Они не умеют говорить «нет», и нужно разбираться, что скрывается за их «да». Прям как некоторые девушки в России. Еще японцы очень долго тебя «обнюхивают» на предмет того, можно ли с тобой общаться. Европейцы в этом плане более прямые: да – да, нет – нет.

– Можешь за пару минут доказать, что не вся Азия одинаковая, и страны реально отличаются?

– Ну, с китайцами все понятно: их ты отличишь от японцев даже в Японии. По ним это видно за 50 метров. Они шумят и создают хаос. Японцы этого не любят: у них всегда идеальный порядок во всем. У них нет того бардака с дорожным движением, как во многих других странах Азии. Япония в плане любви к порядку вообще скорее на Германию похожа, чем на любую другую азиатскую страну.

Южная Корея – это деревенский косплей Японии. Там есть красивые небоскребы и классное метро, но люди на улицах одеты плохо, а атмосфера напоминает Россию 90-х. Сказывается и то, что во время японской оккупации в Южной Корее было построено очень многое. И пусть в этой стране японцев не любят, но непроизвольно идет копирование практически во всем. При этом Южная Корея от Японии отстает лет на 30, и Сеул грязнее и беднее самой захудалой японской деревни.

***

– Первая игра, про которую ты сделал что-то по работе?

– Uncharted Waters 2 для Sega Mega Drive. Про нее я написал текст, который отправил на конкурс читателей журнала «Великий Дракон».

К письму я даже на всякий случай приложил кассету с записью геймплея. Мне тогда было 16 лет. Года через 3 этот текст напечатали.

– Оперативно.

– Слушай, ну у них таких писем были мешки. И до моего очередь дошла через 3 года. Зато я сразу занял какое-то место в этом конкурсе, написал еще несколько текстов как читатель. А дальше меня взяли туда автором.

– В 90-е можно было получить по лицу примерно за все. Ты получал за то, что был гиком?

– Ну я все-таки жил в Питере, и там была немного другая атмосфера. Про гопников я читал только в книжках. Хотя, стоп, нет. Пару раз у меня пытались отнять деньги, когда я шел в Детский мир за игрой.

Один раз я отбился цитатой из Анекдот.ру

– Что?

– Да, я просто сказал чуваку: «Что ты на меня батон крошишь?» Он испугался и ушел. Я просто процитировал какой-то анекдот о нападении гопников, и от меня отстал реальный гопник.

Второй раз я рассматривал игры, ко мне подошел какой-то парень и сказал: «Чо, деньги есть? Отдавай». Я просто на весь магазин сказал: «Я тебе деньги не отдам». И он тоже, испугавшись, ушел.

– Кайф.

– Но это все истории. Когда я поступил в университет и уже писал об играх, никто не считал, что это нечто плохое и инфантильное. Наоборот, говорили, что молодец – печатаешься в журнале, далеко пойдешь. С преподавателем по высшей алгебре мы вообще обсуждали StarCraft. На экзамене я ответил ему пару вопросов, после чего он сказал: «Ладно, фигня эти билеты, давай про StarCraft». И пока все готовились, мы обсуждали тактику игры за протоссов.

– В плане зарплаты ты был успешнее одногруппников?

– Тут тоже забавно получилось. Закончив университет, я мог идти работать программистом. Но везде предлагали смешную зарплату – где-то 100 долларов в месяц. При этом был потенциал со временем зарабатывать до 300 долларов, а это по тем временам много. Но в журналистике мне сразу предложили 500 долларов. Выбор очевиден. В итоге я зарабатывал в среднем больше программистов до середины нулевых.

– Максимум, который давала тогда игровая журналистика?

– На пике доход был где-то 5 тысяч долларов. 5000 долларов – это включая зарплату, гонорары и процент от превышения плана по прибыли издания. Где-то 3 из них уходило на жизнь. Сейчас такие зарплаты в игровой журналистика абсолютно невозможны. Гонорары меньше даже в рублях, не говоря уже про доллары. Приходится крутиться и уходить в геймдев.

Сколько денег выходит сейчас – расскажу лет через 10.

– Кто тогда финансировал игровую прессу?

– Ха, как ни странно, это были читатели. Тот же «Великий дракон» целиком окупался на деньги читателей – там почти не было рекламы. «Страна Игр», «Игромания» – зарабатывали и на рекламе тоже, но основной доход шел от продаж. Так что зарплату мне платили те геймеры, которые покупали журнал. И когда таких стало меньше, жить стало сложнее.  

– Тебе важно, что про тебя писали и пишут в интернете?

– В начале нулевых в интернете была совершенно другая обстановка. Люди общались друг с другом и реально пытались понять мысли друг друга, найти правду в дискуссиях.

Но уже где-то в 2008 году появились первые интернет-тролли. Они просто хотели сделать что-то just for lulz. И человек писал: «Врен – ты гей». А я не понимал и искренне пытался объяснить, что это не так. Потратил на такие диалоги не меньше полугода, пока не понял, что людям плевать на мои ответы. После этого мне тоже стало нормально. Но вот тот период с попытками объяснений получился очень неприятный.  

***

– Как ты относишься к сайтам только об играх в 2018 году?

– Мне кажется, что журналистика вообще находится в кризисе. Не только игровая и не только в России. Старые модели перестали работать – печатная пресса активно погибает. У онлайн-изданий тоже проблемы, потому что они зарабатывают на рекламе, которая постоянно дешевеет. Трафик уходит в социальные сети или на говносайты с торрентами, бложики, но только не в нормальные медиа. Поэтому эти самые медиа в России чувствуют себя не очень.

«Страна Игр» была одним из первых изданий, которое писало об играх, кино, комиксах и вообще всем, что связано с гик-культурой. Так что в целом такой подход нормальный. Проблема игровых сайтов не в распылении, а в сокращении числа больших и сложных статей в пользу кликбейтовской ерунды. И я даже не представляю, как этого можно избежать.

– Потому что выбора у этих сайтов нет?

– Естественно. Простая математика: можно заказать большую и крутую статью, потратив на нее 20 тысяч рублей. Она соберет 10 тысяч просмотров. А можно на эти же деньги заказть 20 новостей и 5 колоночек в духе «Пять фактов о трусах Пикачу», собрав миллион просмотров. И с точки зрения бизнеса это выгоднее.

Любые большие и качественные тексты, если они появляются на сайтах в России, это скорее благотворительность и работа на имидж. Которая не очень окупается.

– Работа в Nintendo: как это было и почему закончилось?

– В 2015 году меня Яша Хаддажи из Nintendo позвал на работу, чтобы запускать в России Nintendo NX – кодовое название Nintendo Switch на тот момент. Компания в России находилась в непростой ситуации: был офис, выходили игры, но их, как и консоль, просто не замечали. В мире какие-то их консоли были популярны больше, какие-то меньше. У нас они не шли вообще никак. Было 2-3 года работы на то, чтобы изменить это отношение и мощно запустить новую консоль.

Когда этот цикл прошел, я задумался над тем, что делать дальше. До запуска новой приставки нужно было ждать 5-6 лет. Просто раздавать коды и отправлять консоли с играми все это время я не хотел – это скучно. Заниматься журналистикой я не мог по контракту с Nintendo. Поэтому я решил вернуться к идее воскрешения «Страны Игр».

– Насколько тяжело пиарить то, что привыкли пиратить?

– С пиратами работать невозможно. Невозможно убедить человека платить деньги, если он вообще этого не хочет. Он либо готов к этому, либо нет. Единственный вариант – вынудить их тратить деньги, сделав пиратство невозможным.

Как было с PlayStation 3, которую несколько лет не могли взломать. Кучу людей просто вынудили купить и приставку, и игры на нее. В итоге эти геймеры привыкли платить за контент. Мы работали уже с этой аудиторией. Нужно было просто убедить ее платить не только за игры на PS или Xbox, но и за Switch.

– Как?

– Притащить за шкирку на мероприятия журналиста и заставить его играть в The Legend of Zelda. Им в итоге нравилось, но нужно было заставить попробовать каждого. Как только достаточное количество журналистов и геймеров увидели продукт, вопросы у них отпали – просто пошли покупать консоль и игру.  

– В какой момент ты понял, что продажи Nintendo Switch в России будут выше любых ожиданий?

– После первой презентации прессе, в январе-2017. Консоль понравилась практически всем. А я понимал, что у нас есть все ресурсы для дальнейшего продвижения. Плюс у нас была идеальная игра для продвижения на старте. Будь это Mario Bros., пришлось бы намного сложнее. Zelda подходила идеально для убеждения российской аудитории.

В итоге уже по заказам сетей на старте продаж в России стало понятно – все будет хорошо. Ведь там тоже сидят не идиоты, они заказывают столько, сколько планируют реализовать. В первые же месяцы по продажам Switch в России обошел Wii U за всю историю. Мы понимали, что довольно быстро обгоним по стране пользовательскую базу Xbox One – сейчас это уже произошло.

– Когда консоль вышла, ролики с ней были у всех ютуберов страны. Скольких из них вы купили?

– Несколько ютуберов стали послами бренда и продвигали консоль за деньги. Не скажу, кто конкретно, но это легко понять, если откатиться и посмотреть на нашу рекламную кампанию. Ролики у них требовались, чтобы сформировать конкретный месседж и объяснить кое-что о Switch. Что это такое, почему она столько стоит, чем отличается от PlayStation.

Плюс почти всем мы присылали консоль. Другое дело, что прошлые версии консолей никто не просил. А в случае со Switch ютуберы сами захотели делать про нее видео, бесплатно. В том числе потому, что они увидели, как контент про это может собирать 2-4 миллиона просмотров. Отдельные видео попадали в мировые тренды. Мне звонили из офиса в Японии и спрашивали, что это за видосы, в которых фигурирует консоль.

– Расскажи, как вы разошлись с Хаддажи?

– На момент ухода мы были в рабочих отношениях. В последний рабочий день пожали руки, я его поблагодарил за доверие во время старта Nintendo Switch. Он меня поблагодарил за успешный старт. Мы также согласовали официальную позицию по поводу ухода – то, что я опубликовал на darkwren.ru. Обнялись с ним на прощание.

Последний раз мы виделись с ним на Игромире, он спрашивал у меня, как так же классно ездить в Японию, и я обещал ему помочь советами, как только он сам соберется.

Что касается текста на Gameguru, то не могу давать никакие комментарии. Лучше обратиться к другим сотрудникам Nintendo.

***

– Твой максимум по количеству часов подряд за игрой?

– Наверное, как раз вот Uncharted Waters 2. В нее мог 14 часов подряд отыграть, потому что в ней не работал сэйв. Чтобы пройти игру до конца, выключать приставку было нельзя.

Сейчас могу часов 8 подряд отыграть. В Detroit новый я как раз примерно столько в первый заход и отыграл. Там постоянно идет развитие сюжета, история не заканчивается. До середины я точно отыграл без пауз.

– Три игры, которые всем нравятся, а тебя от них тошнит?

– GTA. Это очень вредная игра, как и российские фильмы, романтизирующие бандитизм. Грабить банки, угонять машины, убивать людей – все это подается как нечто веселое и хорошее. Мне такие игры неприятны, и мне кажется, что они существовать не должны. Но нет, я не предлагаю их запретить.

Еще Gone Home и вообще большинство симуляторов ходьбы. Я купил Gone Home за 600 рублей и до сих пор считаю, что это самые бездарно потраченные 600 рублей в моей жизни. Полная ерунда, которая маскировалась под арт-хаус.

С третьей игрой сложнее, потому что даже в самом плохом продукте я стараюсь находить что-то привлекательное. Или как с BioShock Infinite, который я ругаю за геймплей, но его за это многие ругают.  

– У тебя горит, когда из телека слышишь, что шутеры пропагандируют насилие?

– Конечно, да! Потому что на мой взгляд как раз шутеры насилие предотвращают. Люди в них сбрасывают агрессию, это раз. И два – есть возрастные рейтинги. Если ребенок играет в жестокий шутер рейтинга 18+, то это автоматически значит, что виноваты родители. И если он переиграл в GTA, а потом одноклассников поубивал, то виновата не игра, а родители. Я не знаю, может ли влиять GTA на то, что ребенок едет кукухой. Пусть разбираются психологи. Но я знаю, что родители обязаны за ребенком следить.

– Ты коллекционируешь какие-то вещи, связанные с играми, анимэ или комиксами?

– Довольно долго покупал фигурки, пока для них не кончилось место. Еще люблю покупать ретро-игры. Меня будоражит и волнует сам факт покупки такой игрушки.

Из ценных артефактов у меня есть световой гранатомет для Super Nintendo вместе с игрой, в которую с его помощью надо играть. Я его купил еще в 90-е годы на рынке, и с того времени везде за собой таскаю. Причем во всех переездах его транспортировать довольно сложно – громоздкий. Как и жутко странную штуку, приставку Virtual Boy от Nintendo. Эти две вещи для меня ценные, потому что хрупкие.

– Самый дорогой предмет в коллекции?

– Нераспакованная коллекционная версия самой первой World of Warcraft, которая на eBay сейчас стоит в районе 10 тысяч долларов. Но ее я не покупал, мне ее в свое время подарили. Если не будет хватать денег на Японию, просто продам эту коллекционку и пару раз смогу съездить, ха-ха.

– Если бы тебе пришлось до конца жизни играть только в одну игру, что это было?

– Soul Calibur – в него можно играть бесконечно, и там мне нравятся все персонажи. Без разницы, рубиться с компьютером или живым человек. Могу дизайнить там себе кавайных девочек пока не надоест. Так что Soul Calibur. Либо новый, шестой. Либо Soul Calibur II – тоже вполне устроит.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.