Выходит продюсер. И всё портит. 

В хронологии большого артиста всегда крайне интересно примечать памятные чекпойнты — когда раз, и просто хороший артист становится значимым. Особенно интересно и забавно, когда это постсоветский продюсерский гёлзбенд. 

У «ВИА Гры» было два таких момента.

2003 год, январь. Группу вроде знают-любят, но как бы не всерьез, не по-настоящему (впрочем, а за что? За «Попытку номер пять»?). Но тут выходит «Не оставляй меня, любимый» с первым камео Веры Брежневой. Баллада — на разрыв аорты. Текст — куча символов, смыслов и трактовок: разбирай не хочу.


А клип и в 2018 году смотрится крайне конкурентоспособно и непошло. Стало понятно, что «ВИА Гра» — в общем-то, не только про звуковое обслуживание сисек.

Тот же 2003, июнь. Первая премия «МУЗ-ТВ»: на сцену врываются три украинских красотки, чтобы исполнить в целом проходной номер «Good morning, папа», и раздают такой огнедышащей энергетики, которую наша поп-сцена на концертах-солянках навряд ли знала.


Именно в тот вечер (не только, кстати, для меня) стало понятно, что «ВИА Гра» — это больше чем мимолетная группа с сиськами, а эмансипированная хит-машина.

Позднее тот состав «ВИА Гры» назовут золотым.

Я не знаю, как получилась эта химия: иначе как стечением обстоятельств это не объяснить — воедино сошлись лучшая композиторская форма Меладзе, личные харизмы сирены Седоковой, валькирии Брежневой и роковухи Грановской и зашкаливающий, но правдоподобный сексоцентризм.  


Показательный момент — Вера Брежнева, ставшая позже чуть ли не всенародным секс-символом, была тогда лишь «одной из»: и это не дизреспект Вере, а хвала Наде и Ане.   

Важно понимать, что у худрука Константина Меладзе дела шли лучше всех (сорри, Фадеев): на «ВИА Гру» не только смотрели, но еще и слушали, а брат Валерий поставлял хиты.

Год спустя из «ВИА Гры» ушла Седокова, и в группе пропала химия, а потом и хиты. Уже позже стало понятно, что ничего крупнее и значительнее в карьере Константина так и не наступило.

Почему?

Кумовство, протекционизм и дедовщина

Закат «ВИА Гры» имеет несколько причин. Одну из них зовут Альбина Джанабаева. До нее «вакансию рыжей» занимала Седокова и Лобода. У одной яркая карьера сложилась в «ВИА Гре». У второй — сильно позже.

У Джанабаевой она не то чтобы не случилась совсем, но даже мимолетная Лобода в «Биологии» как-то больше запомнилась, чем Альбина за все годы службы в группе. У Джанабаевой не было (сорри за лукизм, но фэктс) ни примечательной внешности, ни личной харизмы, ни яркого образа, что слишком сильно ударило по группе и разделило ее жизнь на «до» и «после». После ее ухода популярность группы пошла на убыль — упал чек на корпораты, хитов стало все меньше и меньше, а Джанабаева банально не потянула на роль фронтвумен.  

Однако именно она задержалась в группе дольше всех. Что характерно — до тихого и бесславного закрытия. Причина известна: Джанабаева — сперва бэк-вокалистка, потом любовница, а затем и жена Валерия Меладзе.

Есть версия, что Альбина появилась после того, как Лободу откровенно попросили из группы. Правда это или нет — неизвестно, но звучит убедительно.

К слову о привилегиях: по понятным причинам Альбина позволяла себе больше, чем остальные, и заголовки СМИ про дедовщину в группе стали явно погромче, чем собственно песни. 

В случае с Брежневой Константина обвинить именно в кумовстве трудно — она стала его женой уже после ухода из «ВИА Гры». Однако без неприятных эпизодов не обошлось и тут: Ольга Романовская («ЛМЛ», «Цветок и нож», а годы спустя «Ревизорро») рассказывала, что ее уже тогда жестко травили Джанабаева и Брежнева. Пока Вера с Альбиной роскошно жили и были в явном фаворе у Меладзе, она сама ютилась в трешке второго продюсера «ВИА Гры» Костюка.   

Понятно, что такая жесткая дедовщина и классовое расслоение не работало в плюс — о былой химии не могло иди и речи, новые вокалистки приходили, не раскрывались и уходили, а сама группа превратилась в типичный гелзбенд с сиськами.

Провальное возрождение «ВИА Гры»

В 2012 году Меладзе сделал с «ВИА Грой» то, что не смог Фадеев с Serebro – распустил. Правильно поступил — группа и так никому не была нужна.

Но не прошло и двух лет, как он сорвался и решил обновить проект, причем максимально пошлым образом: запустил реалити-шоу. Ради этого пришлось крупно поссориться с партнером Дмитрием Костюком (который, собственно «ВИА Гру» и придумал).

Экс-партнеры устроили клоунаду — пока один на НТВ замутил кастинг в новую группу, другой взял и создал свою новую «ВИА Гру». Оба параллельно умудрились судиться.

Костюку повезло меньше — у него отобрали все права на бренд, а «триумфальное возвращение» «ВИА Гры» в строй омрачилось душком отвратительной грызни двух бывших коллег.

В итоге новую группу все же собрали с неодобрительным гулом в духе «да вы кого вообще взяли». Эрика, Миша и Настя не сказать, чтобы выглядели провально — но начались неизбежные сравнения с «золотым составом». Понятно, в пользу кого. Особенно проигрышно смотрелись лайвы фрешгелз с теми песнями — самому становилось неловко, а их — как-то жалко.

Но надо сказать, что проект все-таки подоживился — «Перемирие», «Кислород» и «У меня появился другой» были вполне себе бэнгерами.

Однако новой «ВИА Гре» хватило всего пары лет: после «Так сильно» у группы вообще ничего не стреляло, через год ушла Романова, через два — Кожевникова, и сейчас ситуация у группы точь-в-точь как в коматозном 2012-м: девушки-ноунеймы и песни за пределами ротаций.

Вопрос — ради чего нужно было с такой помпой оживлять неизлечимо больного?

Потеря продюсерского интереса и проходные песни   

Не хочется делать генеральных выводов, но есть ощущение, что удельный вес хитов под авторством Меладзе напрямую зависит от его интереса к проекту: есть интерес — есть хиты, нет интереса — энтузиазм падает и пишется совсем уж проходной материал.

Это видно не только по «ВИА Гре». Группе «Бис» хватило три года (а по хитам — год). Меладзе позднее признался, что его не интересует этот бойзбенд и бойзбенды вообще. А потом с помощью реалити создал MBAND, из которых выгнал Влада Рамма и не сделал вообще ничего уровня «Она вернется». Все, что случилось после — вторичный и неконкурентоспособный меладзе-поп, который мог выйти у кого угодно из его подопечных в любое время.

По «ВИА Гре»: мало кто помнит, но первый распад «ВИА Гры» произошел не в 2012 году, а семью годами раньше. Константин будто бы чувствовал, что уход Седоковой — это точка невозврата.

Правда, общий спрос на группу тогда этой точки не почувствовал, корпоративы откатывались, а свежие «Бриллианты» были вполне хитом. Так что ресурс еще оставался — на былых мощах случились «Цветок и нож», «ЛМЛ» и «Поцелуи», а потом пошел совсем проходняк.

С новой «ВИА Грой» та же история. После двух лет хитов Меладзе будто бы расхотелось заниматься группой, и резко пошел отток хитового материала.

Правда, именно сейчас вырисовывается общая проблема всего творчества Меладзе — оно насколько узнаваемое, настолько уже и приевшееся. И первый альбом его брата Валерия, и что-то из MBAND не оставляют ощущения, что Константин использует одни и те же гаммы, инструменты, этнические мотивы и даже бэк-вокалисток.

В последний год, как я уже писал, случилась глобальная перестройка в русской поп-музыке — ее будто бы перестали двигать привычные механизмы шоу-бизнеса. Насколько живучими окажутся ее старые локомотивы, еще предстоит понять. Но с Меладзе остались лишь брат с женой, никому уже не нужное мальчиковое трио и старый бренд когда-то главного гелзбенда страны.   

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.