Роман Загребин – о том, в чем Россия точно круче остального мира.

Uber — прекрасный пример того, как удобный сервис может моментально покорить мир. Компания меньше чем за 10 лет стала доминирующим игроком на рынке перевозки пассажиров. 

Эффект «Убера» ощутил каждый из нас — больше не нужно запоминать номера телефонов такси, хранить визитки и носить с собой кэш. 


Заказывать такси через приложение оказалось и удобнее и дешевле альтернативных вариантов по всему миру. Смерть классических перевозчиков была лишь вопросом времени.

Таксисты в странах Европы быстро выкупили, что им приходит неминуемый писос. После этого они начали ныть, что Uber лишает их работы, пользуясь нечестными методами конкуренции (частично это правда). Затем распространялись десятки фейковых историй про водителей Uber, которые похищают пассажиров, превышают скорость, попадают в аварии и так далее.

Когда оказалось, что до нытья таксистов и их баек никому нет дела, водители перешли в насильственную стадию протеста. Тысячи водил выходили на улицы, били витрины, жгли автомобили, и требовали запретить компанию, отнимающую их хлеб.

Государства были вынуждены как-то реагировать. Во-первых, таксопарки в Европе и некоторых странах Азии — публичные организации, принадлежащие муниципалитетам или даже напрямую государству. Поэтому, в каком-то смысле, таксисты — бюджетные работники. Они работают за зарплату, не владеют машинами, на которых возят, и не влияют на тарифы.

Они привыкли не напрягаться, ведь у пассажира все равно нет никаких альтернатив. Приход Uber обозначил конец халявы. Правительства же с одной стороны чувствовали ответственность за таксистов, а с другой, просто их побаивались.

Эти страны оказались просто не готовы решать проблему рыночным путем, и вынуждены были прогнуться. Сейчас Uber запрещен или частично запрещен во Франции, Италии, Болгарии, Дании, Турции и Венгрии. Недоступно приложение и в Лондоне, где водители кэбов проявляли совершенно запредельный уровень агрессии при забастовках и массовых мероприятиях.

В России ситуация была совершенно иной. Во времена СССР у нас существовало государственное такси (хотя даже там очень любили вырубать счетчик), но в начале 90-х система публичных таксопарков сдохла даже быстрее, чем КПСС. Таксопарки трансформировались в частные компании, поэтому еще до прихода Uber в России был крайне здоровый и конкурентный рынок.

И частные компании, как им и положено, максимально адекватно отреагировали на приход нового игрока — они адаптировались. 

Кто-то, как Таксовичкофф, сделал свое приложение для заказа такси. Десятки других таксопарков понизили тарифы, после чего интегрировались с Яндекс.Такси и Gett, которые предлагали им хорошие условия на старте, а пользователям — аналогичное по удобству приложение. Вместо того, чтобы жечь машины, наши таксисты ассимилировались и использовали модель Uber для собственной выгоды.

Сейчас таксопарки-посредники пропадают, и таксисты все чаще работают с сервисами напрямую — в лизинг машину взять очень легко.

Минимальный уровень вмешательства государства пошел на пользу как таксистам, у которых море работы и очень низкий порог входа, так и пассажирам: наверняка вы замечали, насколько дешевое такси в России на фоне зарубежных стран. Особенно в провинции, где весь город порой можно проехать за сущие копейки.

Похожая история была сразу в нескольких регионах, которые объединяет одно: такси там исключительно частное и минимально регулируемое. 

В итоге Uber был вынужден пойти на сделку с Яндекс.Такси в России, а в Китае — продать региональное отделение перевозчику DiDi.

При этом никаких аварий, происшествий и дичи не происходит. Все просто работает. Таксисты даже готовы проходить процедуру лицензирования, которая скоро станет обязательной для водителей Яндекс.Такси по всей России, и уже сейчас обязательна в Москве. Стоит заметить, что даже там регулятор действовал максимально осторожно. 

Обязательность лицензии — результат соглашений перевозчиком с правительством Москвы, а не следствие очередного запретительного закона.

Российские таксисты — лучшие. А европейские страны, которые идут на поводу у агрессивных бичей, запретами проблему не решат. Ограничения в сторону Uber лишь откладывают решение проблемы, и точно не делают бесполезных таксистов вновь востребованными. Зато водители запомнили: если стало нечего жрать, то надо не работать лучше, а идти на улицы и требовать запретить что-то еще. Ждем продолжения этого бредового марафона в других странах. Идеи запретить Uber уже звучат в Австралии и Германии.


Главное по теме «Uber»
Раскрыть комментарии
Рекомендации