Владимир Завьялов – о том, как Земфира превращается в Лозу.

Молчащая обычно по поводу плюс-минус всего, что происходит в последние десять лет, Земфира неожиданно жестко проехалась по главным певицам текущего момента. Спойлер – Гречка некрасивая, у Монеточки все хорошо, но мерзкий голос.

Ниже – три причины, почему она сделала это зря.


Земфира легитимизировала сравнения Гречки и Монеточки с ней. И, возможно, их побоялась

Как я уже отмечал, эти сравнения абсолютно беспочвенны. Гречка с Монеточкой – пока что героини момента, и им еще предстоит вывезти длинную дистанцию.

Кроме того, все три – концептуально о разном. Если Гречка и пытается освоиться в поп-звуке не без оглядки на ту же Монеточку, то они обе равноудалены от Земфиры – разные эпохи, разная этика, разный слог и разный контекст.


Земфира, высказавшись на их счет – неважно, как – (учитывая, что Талгатовна вообще крайне редко что-то говорит) – это не только нотариальная печать на полотнах текстов мужчин средних лет о «новых земфирах», но и конкурентное признание обеих.


Популистские высказывания о том, что она и правда «побоялась давления снизу», все же небеспочвенны – за последние лет как минимум пять я не припомню года, в который у нас бы выстрелили сразу два женских имени.

Земфира давно облюбовала для себя порфироносный трон главной певицы страны и привыкла к тому, что его никто особо не трогает. Отсюда и молчание – имеется в виду творческое. Просто представьте – когда Земфира выпустила последний альбом, только появился Versus, Оксимирон еще не совершил «переворот игры», в рурэпе все еще правили люди вроде Рем Дигги и The Chemodan Clan, а какой-нибудь Трилл Пилл еще ходил в шестой класс.

Пять лет по нынешним меркам – очень много. Рано или поздно под троном Земфиры должно было хорошенько тряхнуть – в смысле, должен был сформироваться запрос на новых больших местных певиц. Я даже удивлен, что это произошло только сейчас.


Земфира спровоцировала конфликт поколений

Не удивлен, если госпоже Рамазановой приходится прямо в эту секунду чистить личку от тонн критики в свой адрес.

Вряд ли это большая проблема – хотя, если она жаловалась на весь фейсбук на назойливых фанов, наивно думать, что самый большой хейт в ее адрес за всю, наверное, ее карьеру (а он будет) не доставит ей вообще никакого дискомфорта.

Впрочем, проблема тут в другом – Талгатовна зачем-то расчертила поколенческую границу. Расхожее в рэперской среде слово «Нарния» здесь к Земфире более чем применимо – с такими же претензиями к «новой школе» выступает Влад Валов – во многом именно огульная и довольно нелепая критика происходящего сейчас сделала его не почетным патриархом рурэпа, а поехавшим стариком.

Если Земфира продолжит критиковать в таких же категориях – в глазах совсем молодых точно преобразится во Влада Валова – то есть старую брюзгу. В эпоху сетевых скандалов нельзя так растрачиваться собственной репутацией.

Земфира десакрализировала свой же образ

У артиста с большим именем и иконическим статусом может произойти момент более-менее глобального разуверения в его нимбе. Так произошло с группой Radiohead в 2011 году, когда вышел The King of Limbs – оказалось, что Том Йорк – больше не главный инноватор, а подсматривает за Four Tet. Брать масштабы поменьше – Оксимирон, которому после «Аргентины-Ямайки» и прочих «злых голубей» поломали павлиний хвост.

Земфире хватило одного поста. Надо понимать, что Земфира – намеренно или нет – годами выстраивала (и выстроила) аскетичный образ.

Понимаю, почему: была очень показательная передача Малахова 2005 года, посвященная Земфире – собрались придворные потешные критики вроде Гаспаряна или Капитолины Деловой (читатель «Палача» не помнит этих имен – и хорошо), поп-певцы и другие фрики – они задавали ей тупые вопросы и пели заштампованные и пошловатые осанны. Земфира смотрелась там инородным телом – она только что выпустила дико экспериментальный по меркам рокапопса альбом «Вендетта». Тогда стало понятно, что Рамазанова – это монументально и очень надолго.

С 2005 года вышло всего два альбома – «Спасибо» и «Жить в твоей голове», не в пример остальным очень камерные и очень личные.

А еще Земфира резко прекратила общаться с прессой.

Из-за редких высказываний и еще более редкой новой музыки у Земфиры сложился образ крайне закрытой и, простите, таинственной драматичной (и мудрой) интеллектуалки, который – будем честны – больше додумывают.

Один пост дал понять, что Земфира – это человек, который выпал из контекста, судит людей по внешности, для описания и оценки музыки использует архаичные и примитивные критерии, да еще и не дружит с орфографией и пунктуацией. Было – таинственный гений. Стало – сварливая старая душная и, простите, не выкупающая тетка, которая выставила себя хабалкой.

Чем больше человек молчит, высказываясь лишь за счет музыки (и редчайших и совсем не показательных интервью) и чем больше его молчание становится краеугольным камнем его образа, тем более золотым становится это молчание.

Но Земфира пренебрегла очевидным правилом и порушила свой образ интеллектуалки.

Чем это чревато?

Во-первых, к ней с некоторых пор прекратят обращаться за успокоением юные драматичные особы. Когда-то это должно было произойти – Земфира давно не пишет ничего нового. А теперь она еще и грубо высказалась о главных теперешних певицах и расчертила поколенческую границу. И, возможно, отсекла от себя важную часть молодой аудитории.

Семнадцатилетним не нужно небо Лондона и рифмосплетения, которые необходимо додумать. А прямые строчки без двойного дна – это не про Земфиру. И не про ее поколение.

Во-вторых, подобные высказывания просто непозволительны для образованного человека статуса Земфиры. На нее совершенно заслуженно наехали за лукизм, первобытные критерии оценки, откровенное невежество и хамство.

Земфира Талгатовна, остановитесь. Вы откровенно недооцениваете институт репутации – если продолжите поливать помоями молодых, превратитесь во Влада Валова. Или Юрия Лозу.

Не думаю, что вы этого заслуживаете.