Супернасыщенный год в Нью-Йорке. 

Егору Крецану 30 лет. Он уже давно отвечает за медиа в «Зените», но в 2016 году временно покинул питерский клуб, чтобы поучиться в Колумбийском университете. «Свалившийся на меня объем информации я перевариваю до сих пор. На компьютере есть папка со всеми документами, накопленными за год. Каждый раз, когда захожу, нахожу что-то новое», – говорил Егор в интервью Sport-Connect.

В разговоре с «Палачом» Егор рассказал, кто платил за магистерскую программу, сколько стоит жилье в Нью-Йорке и какие американские стадионы самые крутые.

Учеба в США в 28 лет

У меня всегда был в голове пункт, что нужно попробовать себя в Штатах. В плане возраста меня ничего не удерживало: в университете оказалось много людей гораздо старше. Например, с нами учился мужчина, которому 60 с лишним. Он получал седьмую магистерскую степень, потому что ему приспичило открыть какой-то спортивный бизнес.


Не знаю, сколько у него миллионов долларов, но по количеству домов и машин можно сделать вывод, что у человека все давно в порядке. Первый раз он окончил Коламбию еще в семидесятых, и поэтому ходил по кампусу, рассказывая, как там построили ядерный реактор, чтобы сделать бомбу на тот случай, если Советский союз нападет на США.

Так вот, про возраст. Средний там был лет 28, мои ровесники. И никаких детей.


Деньги

Примерно 40% учебы оплачивал я, все остальное – «Зенит». Я не увольнялся из клуба, просто ушел в образовательный отпуск.

Надо сказать спасибо: в «Зените» приветствуют такие инициативы. Были примеры и до меня, когда ребята уезжали учиться, но никто — так далеко и, может быть, так надолго. Я поступил сразу на три программы, а потом мы вместе с клубом выбирали оптимальное решение. Без «Зенита» эта история конечно не состоялась бы.

Чтобы накопить оставшиеся 40%, мне пришлось расстаться с некоторым имуществом: продать квартиру в прекрасном районе Кудрово, купленную для инвестиций. Удалось скинуть ее за две недели до ключей, и впоследствии эти деньги очень помогли.


Какое-то внешнее финансирование для такого образования привлечь очень трудно. Грантов для россиян в Штатах не так много и совсем нет для моей специальности. Я пробовал подаваться на некую президентскую стипендию, но оказалось, что спортивный менеджмент им не особо интересен. Если бы я занимался сельским хозяйством и уезжал учиться делать пармезан, возможно, и были бы какие-то шансы. А так ответили: «Извини, но спорт — это нет».

Жизнь в США

Город Нью-Йорк абсолютно заслуженно входит в тройку самых дорогих в мире. Конечную сумму, ушедшую за год, вывести очень сложно, хотя у меня и была табличка в экселе, куда я вносил все основные доходы (их было немного) и расходы (они были постоянно). Это странное ощущение, когда у тебя есть сумма на входе и 365 дней впереди, а тебе нужно, чтобы в конце осталось хотя бы на кофе перед обратным рейсом. У меня получилось – я даже что-то умудрился привезти с собой.

Если говорить о конкретных деньгах, то самая большая часть расходов – недвижимость. Я жил в Гарлеме, это верхняя часть Манхэттена, рядом с Центральным парком. Чтобы снимать там квартиру, нужно обладать какими-то ощутимыми доходами, но даже комнаты начинаются от тысячи долларов в месяц плюс аналогичный залог и комиссия риэлтору.

Я жил за тысячу примерно в холодильнике, комнате в шесть квадратных метров. Хорошо, что в целом нам досталась довольно большая квартира — мы снимали ее вчетвером — поэтому в свою келью я уходил только спать. Внутри была кровать, шкаф в нише и окно, выходящее в стену в 40 сантиметрах от нее, то есть никакого солнечного света там было не получить даже в хороший день.

На словах все выглядит довольно грустно, но я на все эти жертвы согласился заранее. Решил так: «Лучше я сэкономлю на жилье, но лишний раз куда-нибудь съезжу». Это полезный опыт – после него не страшно жить где угодно. Мы с соседями иногда сидели и представляли, как вернемся в свои страны и начнем за те же деньги снимать, грубо говоря, какой-нибудь пентхаус.

Несколько раз ко мне приезжала будущая жена, и она большой молодец, что все это вытерпела. На то время, когда она была рядом, мы переселялись в холодильник побольше. Была такая ротация – менялись комнатами с соседом-индусом.

Студенческие лиги

Лига Плюща – объединение самых престижных вузов на северо-западе Америки. Коламбия туда входит наравне с Гарвардом, Йелем и другими университетами. В стране, где отцы маркетинга напилили все на разные категории, чтобы выгоднее продавать, эти объединения – очень качественный инструмент, чтобы выкачивать деньги из родителей детей, которые хотят там учиться. Это звучит немного цинично, но не значит, что такое образование хоть на цент переоценено. Просто оно стоит еще дороже из-за этого бренда.

Стереотипы о разгульной жизни в большей степени имеют отношение к тем, кто учится на бакалавриате всего в нескольких школах из 19, входящих в состав Коламбии. Туда довольно сложно поступить, попадают что-то около 6 человек на 100 заявок, но зато живут потом на территории кампуса, вступают во все эти бесконечные братства и соблюдают кучу традиций.

Я как-то сидел в библиотеке ночью, а у них, оказывается, есть известная традиция, о которой даже на Википедии написано: в ночь перед первым экзаменом по органической химии старшие студенты объединяются в духовой оркестр, ходят и пытаются отвлечь младших студентов от учебы.

И вот я сижу в библиотеке, а туда заваливает целый джаз-бэнд и начинает свое «Тудудуду». И я думаю: «Ну ладно, младшие студенты, но ведь тут есть те, кто готовится к другим экзаменам, а свою органическую химию давно сдал».

Шахматы

В Нью-Йорке и не только я сходил на кучу разных мероприятий, в том числе — на шахматы, когда Карлсен играл с Карякиным. Писал оттуда для нескольких российских изданий, поэтому получилось попасть внутрь с аккредитаций и рассмотреть все довольно детально.

В шахматах больше спортивной составляющей, чем нам может показаться: организаторы турниров приводят такие цифры, по которым понятно, что эта история может быть реально массовой. Там аудитория в миллионы человек.

В самом Нью-Йорке все было оформлено очень круто: площадку сделали в старом здании рыбного рынка, где еще 50 лет назад бегали итальянские гангстеры, а теперь расположили новый модный квартал. Смотреть за партиями, если не готов сильно погружаться в игру, конечно, утомительно — как правило, это просто очень долго. Но в день, когда я планировал провести там больше всего времени, все закончилось ничьей за 20 минут. Только сел на скамейку и приготовился следить за тем, как они двигают коней, как Карякин уже раздавал интервью.

Я ни за кого не болел. Шахматы – совершенно не мой вид спорта. К тому же в Нью-Йорке не чувствовалось то, что, как я понимаю, было в России на федеральных каналах: «Русский бьется с нерусским». Там это был просто очень приятный ивент без случайных людей, где все отлично проводили время. Но надо отдать должное и Сергею Карякину, и его прекрасному менеджеру Зангалису, английский которого там всех разрывал. Они выжали из этого мероприятия максимум.

Стадионы

Лучший стадион Нью-Йорка — как ни странно, Центральный парк. Там есть и бейсбольные поля, и просто лужайки, но главное — куча беговых дорожек. И все это в самом центре Манхэттена. Места для бега более удобного и культового в мире точно нет.

А если говорить про арены, где за вход платят деньги, то меня больше всего впечатлили стадионы в Миннесоте и Атланте. В Миннесоте арена открылась в сентябре 2016-го, и честно скажу, это первый стадион в моей жизни, который не выглядит так, как обычно выглядят стадионы. У нас ты идешь к Крестовскому или Лужникам, и они заметны уже за 3 километра. А там все настолько органично вписано в общий пейзаж, что поначалу сложно понять, что это вообще за сооружение.

Внутри там просто башню сносит. Вход находится выше уровня поля. Ты заходишь через огромные ворота и попадаешь на огромный балкон. Улица, встроенная в стадион, на которой ты при этом чувствуешь себя предельно близко к тому, что происходит на газоне. Каждый квадратный метр для чего-то используется. Все продумано. Но вообще, в США даже старые стадионы редко бывают плохими — там все окутано легендами и смыслами, которых российских аренам пока недостает.

В Атланте арена совсем свежая, туда я съездил уже после возвращения в Россию, и она тоже крута своей продуманностью, но еще больше — тем, что там европейский футбол собирает по 50-70 тысяч зрителей. Это в городе, где такого вида спорта еще 2 года назад не было в принципе. В 2026-м они будут принимать на ней чемпионат мира, если соберетесь — очень рекомендую доехать.

Я как-то пытался посчитать, сколько стадионов посетил за всю жизнь. Точно сказать тяжело, но не меньше 150, если не считать разные тренировочные комплексы, точно. «Санкт-Петербург» хорош всем, что происходит внутри, в чаше. Для петербургского зрителя это не просто переезд с «Петровского» на Крестовский – это переезд в другой вид спорта. Другое восприятие, другой экспириенс. Тут даже говорить не о чем.

Если поставить рядом «Санкт-Петербург» и стадион в Миннесоте, то US Bank возможно и выиграет, но наш стадион еще будет меняться. Мне правда понравилось на Крестовском. Говорю это не как сотрудник «Зенита» – я как зритель получаю там искреннее удовольствие. Конечно, можно прикопаться, например, к хот-догам, но тут я сильно предвзят: после американских хот-догов тебе будет невкусно нигде.

Эмиграция в США

Мысли остаться в США, наверное, возникают у всех, потому что там страна состоит из людей, которые приехали и так и остались. Или их родители приехали и остались, или дедушки — неважно. Но, когда я сам туда отправлялся, у меня абсолютно не было задачи зацепиться во что бы то ни стало.

У этого вопроса есть две стороны. С одной, надо искать, куда себя применить, а для человека, который работает в медиа, важным инструментом является владение языком. И оказаться в другой среде не так просто, как в случае, если ты занимаешься естественными науками или чем-то подобным. Хотя и это тоже наверняка нелегко.

Вторая сторона — формальная, она связана со всеми визовыми вещами. После окончания университета ты можешь остаться на один год, попытаться там обустроить свою жизнь, а потом, скорее всего, будешь участвовать в лотерее. Хорошо, если ты попал на условный Уолл-стрит, где компании охотно спонсируют очень талантливых студентов. Но это не моя специальность и соответственно не мой случай.

Очень конкретных зафиксированных предложений остаться в Штатах у меня не было, хотя были разговоры – я же успел там постажироваться. Но тут нужно учитывать третий момент. Если в России ты проработал в какой-то индустрии 10 лет, то уже не то чтобы состоялся, но скорее всего определился, чем занимаешься. А там все предыдущие заслуги можно смело умножать на ноль в первый же час и заново собирать карьеру.

Несмотря на то, что мне не 70 лет, я уже не очень хотел проходить все это по второму кругу. Хотя я понимаю тех, кто стремится за американской мечтой и в 35 лет уезжает начинать жизнь сначала. Целеустремленность заслуживает уважения, но я туда ехал с единственным планом – посмотреть, попытаться понять, как все обустроено, познакомиться с какими-то людьми, а потом вернуться в Россию и делать жизнь лучше уже здесь.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.