Владимир Завьялов об ивенте, название которого даже упоминать стыдно и неловко.

Фестиваль «Нашествие» уже давно стал приметой безвременья и стагнации в руроке – считается, что там лет пятнадцать выступают одни и те же люди, а приезжает примерно одна и та же публика.

В этом году фест попытались радикально взбодрить – Монеточка, Гречка, «Пошлая Молли». Месседж простой – смотрите, мы тоже следим за повесткой.


Правда, примирить друг с другом две реальности – типичную вечеринку с бассейном и погремушки от Минобороны – не получилось. Монеточка, «Пошлая Молли», «Порнофильмы» и еще несколько групп взбесились от танков и пушек на фестивале и слились оттуда.

Бассейн увезли, танки остались – этот смысловой и зрительный ряд гораздо более привычный для «Нашествия».


Впрочем, когда-то все было не так. Ниже – печальная история «Нашего радио» и «Нашествия» в показательных эпизодах.


«Наше радио» запускали как вещатель самой свежей и актуальной музыки на русском

В 1998 году программный директор «Максимума» Михаил Козырев ушел с работы. Чтобы вы понимали, «Максимум» был самым прогрессивным большим радио в стране – текущее важное (с упором на рок) появлялось именно там.

Козырев хотел сделать то же самое, но только с русскоязычным контентом. На всю страну гремел «Мумий Тролль», только-только появилась Земфира – было ощущение, что именно в этот момент с русским роком происходит что-то крутое и важное.

Не хватало лишь одного – своего медиа, которое зафиксирует новую гитарную волну, станет ее рупором и откроет новые лица. Козырев уболтал Руперта Мердока и Бориса Березовского дать денег на эту затею – и радио запустилось.


Сейчас прозвучит удивительно, но изначально на «Нашем радио» не было ставки исключительно на рок. На первом сборнике от радио – том, что сейчас называют микстейпом, а тогда называли солянкой – засветились «Гости из будущего», Hi-Fi, Линда, «Амега» и Михей.

Одновременно с этим было запущено «Нашествие». Первый фест проходил в ДК Горбунова, а в лайнапе были одни лишь свежие группы. Их вы знаете – «Би-2», «Океан Эльзы» и другие.

Радио с фестивалем быстро скатились. Причина – потакание старому русскому року и его фанатам

Первые (и золотые) годы существования радио и фестиваля прошли в бою между музыкальным миссионерством и цифрами, которые приходилось приносить на ковер начальству и отчитываться.

Козырев понял, что одними фрешменами денег не заработаешь, и сделал самый большой промах, из-за которого радио с фестивалем были обречены стать тем, чем стали сейчас.

Во-первых, он начал обслуживать фанатов старорежимного русского рока – как вы понимаете, публики консервативнее в принципе не существует. Со временем свежих и передовых групп и неочевидного для «Нашего радио» звука становилось все меньше, а групп типа «Пикника» или «Калинова моста» – больше. Уже в 2001 году на сцену «Нашествия» вышли «ДДТ», «Чайф» и «Ария». Фестивалю можно было ставить памятник.

Во-вторых, Михаил в принципе стал меньше рисковать, что в некотором смысле подтолкнуло рокапопс к стагнации. «Сплин», «Би-2» и прочие задали четкий формат: как выглядеть, вести себя и звучать. На радио появлялись те, кто копировал (пусть и нелепо и неправдоподобно) не Боуи с Робертом Смитом, а сразу Самойловых, Шуру с Левой и Васильева.

Вместо интересных людей эфир наводнили эпигоны и эпигоны эпигонов. Естественно, это сказывалось на общем качестве. «Декабрь» смотрел на «Пилот» и играл так же. «Ангел НеБес» смотрел на «Декабрь» и играл так же – аналогия с той самой многоножкой очевидна и прямолинейна, но уместна.

Фестиваль же просто отзеркаливал ту картину, которая была на радио. Козырев ушел в 2005-ом – тогда же можно и зафиксировать смерть обновленного русского рока.

Больше он не обновлялся никогда. На «Нашем» вы и сейчас услышите «Сплин» и «Ночных Снайперов”. Или тех, кто на них зачем-то равняется в 2018-м.

Монеточки и «Пошлой Молли» не будет. И делать им там нечего

Гречка, Монеточка и «Пошлая Молли» в списке выступающих на «Нашествии» привели меня в недоумение. На фоне «Арии», «Алисы» и прочих мастонодонтов рурока и их фанатов они выглядели инородным телом – как ЧМ-2018 в Саранске.

Когда Монеточка с «Пошлой Молли» слились, уверен, всем стало легче. Артистам – от того, что им не надо выступать перед бывшими говнарями, разменявшими вечную «борьбу» с мифологической «системой» на пузо и кредитные авто. Зрителям – от того, что им подсунут «ненастоящий» рок и вообще не рок. Организаторам – от того, что они избавились от дилеммы насчет того, как помирить первых и вторых.

Орги «Нашествия», правда, и раньше занимались «косметическим ремонтом» – в 2000-е там выступали люди, под песни которых в 2007 году у многих случились первый глоток «Блейзера» и, предположительно, первый секс. Впрочем, концептуально обновления лайнапов ничего не меняли – «Нашествие» бронзовело и консервировалось.

«Наше радио» и «Нашествие» постарели синхронно вместе со своими слушателями

Те, кого удивляют пушки и танки, пусть имеют в виду, что верному слушателю «Нашего» (и ядерному электорату «Нашествия») сейчас около 35-40. Это те, кто вырос в 90-е, в юности вдохновились «Братом-2», в нулевые обросли работой, животом и деньгами, а в 10-е налепили на авто наклейку «На Берлин/Киев».

Поэтому здесь все справедливо. Непонятно только одно: что там могли забыть Монеточка с Кириллом Бледным? На их и наше счастье пришли пушки с танками и справедливо разложили все по своим местам.

Итог прост. «Нашествие» уже много лет существует как аттракцион по обслуге ностальгии – когда сорокалетний пузатый и лысый обладатель кредитного авто на три дня снова становится беззаботным борцом с мифической системой.

Как там говорилось? Да, раньше там открывали талант. Сейчас там срубают бабла.