Владимир Завьялов о том, как не надо переобуваться на ходу.

Сразу дисклеймер: без упоминания Земфиры здесь не обойдется.

Так уж сложилось исторически, что любую новую выстрелившую певицу меряют по госпоже Рамазановой – женщины важнее в русской музыке пока еще не появлялось. Поэтому если начиналось хоть малейшее давление на земфироносный трон – неразборчивые критики сразу же называли эту виновницу «новой Земфирой». Кто только там не был – все куда-то сгинули. Татьяна Зыкина, например.


Короче, «новая Земфира» — это в переводе с языка тех, кому нельзя никогда писать о музыке, на человеческий русский – «лучшая местная певица на сегодняшний день».

Певица Гречка побыла «новой Земфирой» полгода. В декабре она дропнула дебютный альбом. В марте выступила у Урганта. В конце мая сказка кончилась: Монеточка выпустила «Раскраски для взрослых» и порешала в этом году вообще всех: насколько важный это альбом, мы поймем явно не сейчас.


О Гречке не то, чтобы все забыли – но опинионмейкеры, которые выискивают инфоповоды с земфирами и вообще очень редко и плохо пишут о музыке, резко сбросили с нее хайлайт.


Упустившая золотую чашку с надписью «новая Земфира» Гречка спешно выпустила ипишку.

Главное: «Недокасаемость» слишком явно выглядит как попытка отыграться у Монеточки.

Во-первых, Настю и Лизу будут постоянно сталкивать лбами и выдумывать соперничество, хотят они этого или нет. Это просто можно констатировать как факт.


Во-вторых, на «Недокасаемости» Настя сделала все, чтобы эти сравнения только усилились. Первый альбом – неотесаные гитары, нарочито неопрятный продакшен и прямолобые строчки, абсолютно буквально описывающие подростковый досуг.

На ипишке вдруг начинает пульсировать синтезатор, вместо расстроенной акустики трепетно звучит укулеле, а среди прочих строчек – вдруг высказывания о «счастье в красоте» и «красоте в простом».

Никого не напоминает?

В-третьих, эти сравнения явно не в пользу Насти. Важным слагаемым успеха Монеточки стал БЦХ, сделавший ей образцовый и передовой поп-звук. Продюсированием Гречки занимается Ионов, сделавший андергрундную Ионотеку с угрюмыми (и веселыми людьми), которые играют шершавый и колючий рок.

Собственно, EP Гречки и звучит как поп-музыка по замыслу, но реализованная Ионовым со всеми вытекающими. Дешевые синтезаторы звучат в худшем смысле допотопно и кустарно и заглушают вокал — то, что работает для замогильного постпанка, не работает с поп-музыкой. Если это большая поп-музыка по замыслу, то и подход к ней ожидается более масштабный – а получился кустарный.

Если «Раскраски для взрослых» — это поп-музыка текущего момента, то «Недокасаемость» — грошовый электроклэш середины 00-х, пытающийся изо всех сил звучать актуально, но нет.

Тексты тоже не в пользу Гречки. Вот она пытается формулировать по-шабутдиновски пошловатые псевдотерапевтические простые истины (счастье в красоте и красота в простом, если ты не видишь этого, надо только присмотреться). Вот (как бы) духоподъемный летний гимн — «Наступает летняя пора, и все теплые свитера сменяем на футболки, солнце светит и ярче, чем вчера»

Въедливо всматриваться в строчки и выискивать там укоризну, конечно, дело неблагодарное и глуповатое — но тут проблема в другом.

Выяснилось, что ни банальные истины, ни летние гимны с приподнятным настроением Гречке совершенно не идут.

Она в некотором смысле заложница своего же собственного образа и мироустройства. Падики, дешевое бухло, затрапезные подружки, гитара, Кингисепп — такой зрительный и смысловой ряд был естественным для Насти.

Гречке пора перестать играть в Монеточку — этот год уже точно за Лизой — и прекратить писать не идущие ей никак песни про лето и счастье в красоте. Полюбили Настю за диаметрально противоположные вещи — в своей стихии она выглядит куда органичнее. Там ей и стоит продолжать.

 

Главное по теме «Гречка»
Раскрыть комментарии
Рекомендации