Арт-директор «Ионотеки», продюсер Гречки и организатор андеграундного фестиваля “Ионосфера” Александр Ионов рассказал о выступлении на «Кинотавре», холопах, рэперах, русском менталитете и «сраном Западе».

«Ионотека», алчность, 200 литров слюны

Как прошёл тур «Ионотеки»?

Тур «Ионотеки» по России – это была моя давняя мечта и совершенно сумасшедшая задумка. 5 групп с лейбла «Ionoff Music» забрались в микроавтобус и поехали по России – 14 человек. Мы отыграли в 15 городах и в процессе чуть не убили друг друга.

Любой тур – это колоссальный стресс, а тут я имел дело с очень молодыми ребятами, которые во многом были не готовы к таким нагрузкам. Но тут надо понимать особенности моего характера. Я обожаю ставить перед собой сложные задачи и ловить кайф, когда всё получается. В целом я считаю, что тур удался. В каждом городе мы собирали в среднем по 300 человек, что для среднестатистических городов России – хороший показатель.

В Саратове хозяева клуба до конца были уверены, что «Ионотека» – это форум айтишников, и очень удивились, когда услышали дикий грохот барабанов. В Екатеринбурге вокалиста группы «Бенгальские Подонки» увезли на скорой помощи с температурой 39,9, оказалось – пневмония. В Челябинске Максим из группы «Несогласие» пытался сбежать из тура на самолете, но, когда Гречка основательно обложила его матом, решил продолжить гастроли и вернулся в семью. Маша Блинова из группы «Ритуальные Услуги» в туре потолстела на 10 килограммов, потому что постоянно налегала на чипсы, не смотря на диарею. А её коллега Люба была единственным веганом в нашей компании и очень страдала, когда вокруг неё ели конскую колбасу и всякие беляши.


Осенью я планирую ещё один тур, в этот раз с более мрачными коллективами с нашего лейбла: «Црвених Цветова», «ДК Посторонних» и другие. Это будет осенний тур, посвященный депрессивному времени года со слоганом «Ионотека: мрак приходит в твой город».

«Ионотека» – одно из редких мест, где молодой малоизвестный артист может выступить бесплатно. Это же совсем не выгодно для бизнеса. Как ты пришёл к такой практике?


В большинстве своих проектов я всегда придерживался DIY-принципов, мне чужды сложные бизнес-схемы. В России достаточно промоутеров и продюсеров, занятых наживой в области музыки. Миллионные бюджеты крупных московских фестивалей тому пример.

Я сам музыкант и создавал свой клуб и лейбл для музыкантов, стараясь избежать каких-либо драконовских условий. А что выгодно, что не выгодно – это моё личное дело, я же не жалуюсь на недостаток внимания к своим проектам, значит всё хорошо.

Клуб всё время переезжает. Почему? Ведь, насколько я знаю, дело точно не в деньгах.


Нужно понимать, что никому не интересны большие сборища неформальной молодежи – это шумно, хлопотно, иногда даже опасно. В идеале для большого бизнеса – народ превращён в серую биомассу, ежедневно закупающую продукты и товары в больших торговых центрах. Любые проявления индивидуальности или самобытности для экономики по сути вредны.

Вот почему нас не очень любят наши коллеги, конкуренты и арендодатели. Хейтеры тоже. Наша уникальность добавляет нам проблем. Путина вон тоже многие ненавидят. Но ему это не мешает быть самой влиятельной в мире фигурой, как ни крути.

«Ионотека» – едва ли не единственный клуб в России, где можно курить и пить дешёвые напитки типа «Блейзера». Бывают из-за этого какие-то проблемы с законом?

Я не люблю болтать о проблемах. Я их решаю. И всё. А вот любители поныть о проблемах мне неинтересны. Этот такие болтуны – вечно что-то в воздух говорят и ничего не делают. Зачем вам знать о моих проблемах? Это такой сельский менталитет – у соседа корова сдохла, вот и славно.

А стоимость напитков определяется алчностью ценообразования, поезжайте в Москву, там и по 500 рублей за стопку водку найти можно. Русскому народу уже плюнули в лицо 40-граммовыми рюмками, это же чистой воды на***во. Мы очень инертные, но, надеюсь, «пушкинский» бунт не за горами и хитрожопость торговцев будет наказана. В «Ионотеке» порционный алкоголь отталкивается от старого доброго стандарта 100г, то есть стопка по прежнему 50г без всякого мозго***ва и ереси.

Сколько «Ионотека» лично тебе приносит денег в месяц?

По твоим вопросам можно понять, что ты какой-то провинциал или вообще деревенский. Неприлично такие вопросы задавать. Некрасиво, даже низменно.

Вот такие люди сидят дома и раздуваются от зависти и гнева, увидев золотые часы на руке патриарха. А знаете что? Мне вот радостно, что патриарх носит красивые часы. Если человеку от этого хорошо – почему не порадоваться? Кто-то марки собирает, кто-то часы. Я часов с 17 лет не ношу. Зато замечаю за людьми, как им чужие деньги покоя не дают. А лучше б вы свои зарабатывали, вместо того, чтоб чужие пересчитывать.

В питерской молодёжной тусовке есть ироничный мем, что в «Ионотеке» проще простого подцепить СПИД. Как к этому относишься и насколько это близко к реальности?

Зимой я общался с матерью 18-летней вокалистки группы «Ритуальные Услуги», с интересной профессией, она врач-инфекционист. Разговор зашёл о поцелуях и шансах заразиться СПИДом через слюну. По её словам, чтобы подхватить ВИЧ, нужно выпить целую ванну слюны инфицированного человека. 200 литров слюны – это реально яркий, запоминающийся образ, не находишь?

Про “Ионотеку” ходит куча баек, народная фантазия безгранична. Некоторые люди впервые очутившись у нас даже недоумевают: а где же обещанные трупы, крысы, кровь на танцполе?

В «Ионотеке» постоянно проблемы с водоснабжением, туалетами и санитарией. Это, конечно, стильно и лоуфайно, но очень сильно мешает посетителям, разве нет?

“Ионотека” – это место тусовки, это не пансионат для семейного отдыха, где туалеты сверкают манящей чистотой. Я в клубы хожу не на унитазе сидеть. Послушать музло, побухать или снять тёлку – зачем мне для этого туалетная бумага?

Кстати, за всеми этими вашими вопросами про туалеты кроется интереснейший парадокс. В России туалетная тема реально владеет умами людей. По туалетам судят о заведении, это как какая-то лакмусовая бумажка. А почему так? А потому что большинство россиян – это потомки обитателей деревень, где канализации практически и нет.

То есть состояние отхожего места для обитателей деревень всегда было вопросом актуальным и наболевшим. И вот теперь, потомки бывших крестьян, а до отмены крепостного права, вообще холопов, ходят в клубы и судят о русской культуре по состоянию санфаянса и кафеля. Холопы в «Ионотеке». Звучит очень круто. Я прямо возбудился.

Самая трэшовая история, которая происходила в стенах «Ионотеки» на твоей памяти.

Таких историй очень много и выделить одну единственную не получиться. Однажды к нам забрел сын казахстанского олигарха и заказал на баре 100 шотов «Боярского». Это было феерично. Пьяный поэт весом 48кг пытался ударить головой охранника почти втрое тяжелее его – это был такой «Рэмбо наоборот». На новогодних праздниках заблудшие офисные работники пытались танцевать стриптиз на столах, мы им, разумеется, не мешали.

Однажды я сам перебрал с алкоголем и решил закрыть вход в клуб практически всем, видно, меня всё очень достало. Наши сотрудники были вынуждены открыть черный вход и впускать людей там, в обход меня, неприступного. Это весело было, но я быстро сменил гнев на милость. В общем, всякое бывает, главное, чтоб не было серьезных жертв.

Ты говорил, что «RBL – не ионотечная тусовка, а тебе это выгодно чисто коммерчески». Ты не перевариваешь батлы?

Арт-директор не должен руководствоваться своими личными вкусами. Это как если бы повар в ресторане любил макароны с сыром и мучил посетителей этим своим личным вкусом и ничего другого. Абсурд. Если бы в клубе играла исключительно та музыка, которая мне нравится, мы бы давно разорились.

Как тогда проходили переговоры с Забэ в самом начале?

Особых переговоров с RBL и не было. Обратились ребята, сказали, давайте проведём батл. Я дал им дату в воскресенье, такое похмельное, ну кто пойдет в клуб в воскресенье?  Ну, пьют ребята пивко, из аппаратуры им нужна лишь пара микрофонов – проблем нет.

Мое личное отношение к батлам? Мне фиолетово, если честно. Там слишком много какой-то пацанской энергетики, где люди х***и мерятся, мне это не очень интересно. С другой стороны, мне интересно наблюдать как изящная словесность, поэзия, перерождается в такие современные формы.

Но я не люблю поэзию, я люблю всякие чудесатые звуки и шумы, я не люблю конкретный смысл. В этом и есть чудо музыки – звуки могут наполняться совершенно разными смыслами, и у тебя в голове остается полная свобода. Слова достаточно конкретны и несут смысл, а это уже оковы для мозга, цепи.

Чем поэтические батлы, которые регулярно проходят в «Иононетке» с её основания, лучше рэп-батлов?

Мы два года проводили поэтический батл «Bang Bang Poetry», сейчас это мероприятие приостановлено. Апогеем шоу была феерическая драка Давида из проекта GSPD и какого-то залётного московского поэта под воздействием веществ и алкоголя. Это была красивая драка: люди искусства вели себя, как настоящие гопники, показав свою истинную генетику.

Собственно мы получили то, чего хотели – изначально шоу было ориентировано на скандал: жюри демонстративно выпивало, ругалось матом, унижало поэтов, провоцировало. Мы давали шанс выйти на сцену откровенным бездарям, настоящему поэтическому мусору, с трудом научившемуся рифмовать «кровь-любовь». Иногда среди этой помойки сверкали и настоящие бриллианты – и это было, как волшебное чудо, но в большинстве своем шоу базировалось на трэш-факторе.

Последний год мы увеличили денежный приз до 10 тысяч рублей, и было очень интересно наблюдать, как отчаянно люди цепляются за возможность получить эти деньги. Все самые отвратительные качества – алчность, злоба, зависть – были как на ладони. Это очень впечатляюще, когда скромная поэтесса в очках начинает вгрызаться в горло своей коллеге, брызгая слюной. Но я, честно говоря, устал от этого шоу, и временно весь этот паноптикум приостановлен.

Ты говорил, что формат «Ионотеки» копирует Воронеж, Курск и другие города. Поступали ли предложения по созданию франшизы из разных городов?

Раньше я натыкался на какие-то попытки плагиата в онлайн-анонсах из других городов. Копировали стиль моих фирменных рекламных слоганов, что-то вроде «приди и умри», «отрывайся по полной» и так далее. Сейчас мне уже даже не нужны все эти слоганы, все и так знают, что «Ионотека» – лучшее место на планете для неформального отдыха.

Я ненавижу рекламу – это втюхивание людям всяческого дерьма. А то, что и так пи***то, втюхивать вообще не нужно, людям оно и так нравится. “Ионотека” – это чисто петербургское явление, оно завязано на метафизику нашего города, у нас город-кладбище, огромный погост, где царствуют потусторонние силы. Звучит, как какой-то романтический бред, но если вы представите, сколько жизней унесла стройка Петра Великого и все последующие проекты, вы поймете, что мы ежедневно ходим по костям.

Какие предложения могут поступать из других городов? Как срубить побольше бабла? Я им для этого не нужен. Мне не очень интересны жулики тут, а общаться с жуликами из Воронежа или Курска я подавно не хочу.

Я бесконечно уважаю всех ребят, которые не сбежали из своих городов и пытаются делать клубную движуху на местах. Я только что проехал 15 городов России и видел множество тому примеров. Им нелегко, им не хватает денег, народ тупит и прячется по родительским хатам, но в целом клубная тусовка на местах существует, и я всячески буду способствовать развитию этого бизнеса.

Гречка, рэп, сраный Запад

Ты выступал на «Кинотавре» с Гречкой. Как всё прошло?

Всё прошло хорошо, выступление Гречки завершало церемонию открытия фестиваля. Было интересно поработать с режиссером церемонии и всей креативной командой «Кинотавра», эти люди существенно отличаются от музыкальной тусовки, это совершенно другое тесто и другой замес.

А ещё я понял, что совершенно не хочу тусоваться со всякими знаменитостями. Я пил водку на фуршете, где присутствовали Кобзон, Ксения Собчак, Чубайс, Фёдор Бондарчук и другие селебрити, и понимал, что мне среди них совершенно нечего делать – это просто не моё и мне не интересно. Все эти знаменитости на самом деле глубоко несчастные люди, они не могут позволить себе нормальную жизнь, в магазин сходить или в кафе, их же постоянно фотографируют, дергают. Это накладывает отпечаток. Они искалечены своей популярностью.

Гречка в короткий срок из уличного музыканта выросла в популярнейшую певицу. Не замечал за ней симптомов звёздной болезни? Нет страха, что её подпишет какой-то крупный лейбл, уже ведь поступали предложения?

Симптомы – это скорее термин медицинский, а там, как известно, есть понятие врачебной тайны. Настя действительно изменилась с приходом популярности. У неё появилась уверенность в самой себе, возможность говорить то, что она думает, с авторитетом. Многих это раздражает.

Про крупный лейбл страха нет, есть моё понимание, что, раскрутившись, артисты уходят выше по карьерной лестнице – это совершенно нормально. У Насти есть полная свобода делать то, что она хочет, стиль моего лейбла – никаких договоров или мозго***ва. А таланту её величины понадобится очень серьезный менеджмент.

Вы думаете, я очень хочу сидеть и планировать тур Гречке на 75 городов с гостиницами и самолетами? Мне интересна креативная часть процесса, а не та бюрократия, которая приходит в момент, когда артист становится размером с Россию. Для этого и существуют огромные агентства и лейблы. Они обслуживают звёзд. А я никого не обслуживаю. Я помогаю молодым музыкантам. И в своё время помог Гречке раскрутиться. Но не нужно переоценивать мой вклад, ведь основная сила Насти – её талант. Я лишь направил всё в нужное русло.

В русской музыке сейчас переизбыток рэпа. Почему, на твой взгляд, так произошло?

Русские люди очень любят слова. Это еще один национальный парадокс. На Западе музыкант передает свои эмоции через звук, а слова – уже второстепенны. А у нас всё передается словами, причём слов много, и они неимоверно меня за***вают. Мне больше по душе западный вариант подхода к музыке – без дичайшей смысловой нагрузки.

Вот смотри. Выходит здоровый негр на сцену и начинает струны рвать, да так, что толпа с ума сходит, а к этой гитарной экспрессии добавляются совершенно легковесные слова: “О детка, ты такая крутая”. И вот тебе пожалуйста – Джимми Хендрикс, самый узнаваемый гитарист на планете. Вот когда имя Хаски будет на слуху, как имя Хендрикса, можно будет о чём-то говорить. А пока пусть всё будет, как есть, обсуждать нечего.

Что посоветуешь послушать из совсем малоизвестных имён, которые пока даже на «Боли» не светились?

На «Боли» не светилась куча хороших групп, я бы не стал использовать этот фест в качестве какого-то мерила.

Мне нравится группа «Стиральная Машина», например. Или группа «Продукты». У меня на лейбле: «Црвених Цветова» и «ДК Посторонних». В Петербурге ещё есть «Архитектурный Оркестр Благодетели» или «Рука Дочери», все эти группы незаслуженно обойдены вниманием крупных фестивалей.

Я не думаю, что эти коллективы занимаются каким-то массовым искусством, но мне нравится их творчество, и при возможности я им помогаю. Если вы следите за афишей «Ионотеки», рано или поздно вы увидите имена новых исполнителей.

Ты постепенно превращаешься в одного из самых узнаваемых продюсеров новой волны. Всё делается так же как и с Гречкой чисто по дружбе или же это приносит какой-то доход? Какие у тебя в дальнейшем планы в этой сфере?

Мне, конечно, лестно такое мнение, но я даже не считаю себя настоящим продюсером. В России продюсеров почти нет, за исключением Макса Фадеева. Я, скорее, некая одиозная личность, временно затесавшаяся на этой планете в сегменте indie music.

Да, я помогаю финансово и выпускаю альбомы, но для того, чтобы продюсировать грамотно, должен быть институт понимания, что такое продюсер. А у нас все хотят результатов, а делать что-либо хотят немногие или делают, но слушают исключительно только себя, удивляясь потом плачевным результатам.

Если мне нужно повторять что-то кому-то дважды – значит, человек просто необучаемый идиот, и мне уже с ним не интересно. Большинство артистов как раз и есть необучаемые идиоты, а попросту – выродки, в хорошем смысле этого слова.

Знаете, говорят «Бог дал – Бог взял». Так вот, если у человека талант, то почти стопроцентно он личность невыносимая по жизни, потому что кроме данных ему музыкальных способностей господь и забрал у него тоже не мало. Это для меня очевидный факт.

Чем твой «антилейбл» отличается от классического лейбла?

Все, кто хоть немножечко разбирается в музыкальном бизнесе, в принципе понимают, что концепция лейбла давным-давно устарела. Артисту, возможно, нужен менеджер, но издавать свои записи на цифровых носителях может кто угодно, для этого не нужен лейбл.

Поэтому для меня всё это работает, как содружество музыкантов, которым я помогаю, именно семья и именно неблагополучная – мы ссоримся, злимся, миримся и прощаем. Но в основном это просто продвижение онлайн, участие в каких-то мероприятиях и фестивалях.

Насколько сложнее организовывать концерты иностранных исполнителей вроде той же Molly Nilsson?

Я терпеть не могу иностранцев. Дело не в ксенофобии, я обожаю другие культуры, мне интересно, как люди отличаются друг от друга. Но я уехал из США именно потому, что я терпеть не могу поверхностных пустых людей на западно-европейский лад.

Мне нравится Molly Nilsson, её музыка волшебна, она меняет восприятие, действует на подсознание. Но знаешь, когда я спросил ее, почему она уехала из Швеции в Берлин, она зарядила мне совершенно безликую нудную телегу про Европу, совершенно ни о чем. Никакой яркости, ничего. Почему не рассказать мне, мол, слушай, влюбилась в тёлку БДСМ-щицу в клубе в Берлине, всё бросила переехала туда в одной паре мартинсов, записала альбом в сквоте с трансгендерами. Любую дичь. Живая жизнь. Или её жизнь скучна, как пакет из супермаркета? Не верю. Она же часть богемы, она не офисный работник. А ведет себя как продавец консультант из «Эльдорадо», только с меньшим задором. Сраный Запад. Все улыбаются и доброжелательны. Серая скучная Европа. невыносимая хрень.

Финны составляют исключение, они душевные пьяницы хотя бы, остатки викингов что ли. В меня в Хельсинки бутылкой бросили, прямо в голову. И дело тут не в алкоголе, просто я не люблю чопорность и формализм. Ещё мне сербы нравятся, единственные славяне, которые могут перерезать тебе глотку, потому что их турки трахали тысячелетиями – вот и получился такой убойный генетический компот. Я очень болею за Косово, надеюсь, они вышвырнут албанцев обратно на помойку.

Практически все более-менее популярные группы, вышедшие из андеграунда, выступали в «Ионотеке». Насколько, на твой взгляд, это важный элемент биографии для начинающего исполнителя?

Мы уже выяснили, что я предоставляю людям шанс выступить, даже если они не собирают толпы народа. Так что ничего особенного в таком пункте биографии я не вижу. Если мой клуб сыграл какую-то позитивную роль в развитии какой-то группы, я только рад.

США, православие, император андеграунда

Что тебе больше всего нравилось в США?

Мне нравилось культурное разнообразие. В основном в ресторанной сфере, я люблю пожрать. На одной улице можно найти и вьетнамские, и мексиканские, и китайские закусочные. У нас такое тоже появляется, но не так быстро и дёшево.

В остальном США – скучная страна. Всё, что вам показывают в кино – это выдумки. Почему американцы любят все эти боевики или ужастики – да потому что их жизнь обыденна и скучна, вот они и ищут острых ощущений. Те же американские горки. Нахера вот мне падать с высоты пятиэтажного дома на аттракционах? Чтобы почувствовать что-то? Я лучше закатом полюбуюсь, небо ведь такое прекрасное.

Но большинство людей развито не более, чем дождевые черви, им уже не до красот, они ипотеку взяли. Кстати, в США я бы всё ещё выплачивал кредиты, там средний срок ипотеки – 30 лет. Это ё****я кабала, жить в рабстве у банка.

«Я пять лет проработал в системе безопасности крупнейшего американского банка». Что это за банк?

Банк называется «Wells Fargo», и это название вам ничего не скажет. Это большая нудная корпорация. Местами ее структура напоминала мне СССР. Например, нас заставляли проходить ежегодные курсы и тренинги по искоренению расизма, за толерантность. В рабочее время мы сидели в лектории и слушали телеги о том, что негров нельзя обижать, и что делать комплименты женщинам – это сексизм. На этих лекциях даже бутерброды выдавали, чтобы как-то скрасить всю эту порнографию.

США – страна двойных моралей. Все боятся сказать что-то неполиткорректное, а на самом деле мужики спят и видят свалить в Мексику, нажраться текилы и безнаказанно трахать шлюх. Это общество подавленных инстинктов. Оно рождает закомплексованных монстров и серийных убийц. Или просто геймеров-задротов, что безопаснее, но практически одно и тоже.

В США работодатель проверяет твои «подвиги» в полиции – любые нарушения высвечиваются на распечатке личного дела. Там особо не погуляешь или можешь потерять всё, тебя просто уволят, как неблагонадежный элемент. Чем не совок? В СССР на работу сообщали, а в США работодатель просто проверяет с копами, что ты натворил.

Оруэлл просто предупреждал о будущем, он не писал о каком-то конкретном тоталитаризме. Электронная суть нашего общества уже подразумевает тотальный контроль и слежку, иначе нам придется отказаться от интернета, банковских карт, баз данных.

 

Ты принял православие уже в США во взрослом возрасте. Как пришёл к этому решению?

Я был крещен в возрасте 9 лет, это решение приняли мои родители, потому что я сильно хворал. Это отдельная история целая.

Мои родители рано расстались и очень мало занимались мною. В результате, я с 4 лет разъезжал по всяким детским лагерям, где мне было очень хреново и одиноко. Дополнительно я переболел эпидемическим паротитом: этот такое воспаление мозга, с осложнениями в виде психоза. Потом ещё были всякие гепатиты и куча всего детского. Я писать научился с опозданием на полтора года из-за постоянных скитаний по госпиталям. У меня вообще нету почерка, это интересно.

И вот ты постоянно лежишь на каких-то казенных койках, по совковым больницам и санаториям, отрезанный от мира месяцами и чувствуешь себя совершенно заброшенным и ничьим. И всё это – колоссальный стресс для ребенка. И начинается процесс перерождения личности, когда внутрь входит нечто совершенно иное, потустороннее, космическое, и ты уже не человек. Простыми словами – ё***ся с горя.

А потом родители спохватились, что я веду себя как-то не правильно, то школу пытаюсь поджечь, то кричу «Гитлер был хороший!» в троллейбусе, то бабушку стулом по голове убить пытаюсь. В 10 лет у меня была своя детская лаборатория с пробирками – я пытался создать яды для умерщвления своих близких родственников, плесень разноцветную выращивал. Вот и побежали родители по психиатрам, добежали и до церкви. Обычное дело. Но помогло увлечение музыкой, отвлекло меня от всякой дури.

Я вернулся в православие уже в США, когда мой психиатр отказался работать со мной, сославшись на то, что мне ничего уже не поможет, кроме как духовная практика. Я прочёл большое количество книг в этой области, но я бы не сказал, что мой лечащий врач был прав.

Православие – это всего лишь определенная философия, которая являлась ключевым аспектом развития национального характера и русской государственности. Сейчас мы живём в момент перерождения нашей страны в нечто совсем другое. Мы до сих пор пропитаны христианским гуманизмом: мы уважаем старших, мы считаем что убивать это плохо, отрицательно относимся к насилию. Но всё это происходит в силу генетической памяти, по инерции. В будущем ценности кардинально изменяться. С приходом генных технологий ценность человеческой жизни изменится.

Сейчас границы между андеграундом и мейнстрмом окончательно размыты. Что ты, как «король андеграунда», думаешь по этому поводу?

Я предпочитаю термин «Император». Королей в России не было и не будет.

Я считаю, что это круто, когда такие изначально андеграундные группы, как «Пошлая Молли» вдруг становятся мэйнстримом. Всё переворачивается с ног на голову и вызывает шок. А шок – это толчок к развитию. Это ещё и надежда, ведь мэйнстрим – это серая баланда для усредненного потребителя. Это скучно, тупо и обыденно.

Как ты сам оцениваешь своё влияние на современную молодёжную культуру России?

Молодежь варится в своем собственном котле, я при всём желании не могу на что-то влиять. Мне достаточно того, что мои вечеринки будут помнить целые поколения людей, и я был частью саундтрека их молодости, создавал какую-то атмосферу. Это круто, и мне это нравится.

Фото: Рамиль Закиров, паблик «Ионотеки», личная страница Александра Ионова ВК.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.