Игорь Зеленицын был главным редактором Eurosport.ru в 2013-2016 годах, а потом переехал в Новую Зеландию и устроился на фабрику по производству окон. Вот его история успеха.

Я всегда мечтал работать на стекольном комбинате где-нибудь на краю света – чем дальше от остального мира, тем лучше.

Это практически правда: я родился и вырос в Москве, и тема проторчать в одном городе всю жизнь выглядела слишком скучной. До определенного момента идея пожить где-то еще была скорее мечтой, застрявшей на периферии сознания, но в начале десятых она стала приобретать все более явные формы. К тому моменту «я» превратилось в «мы» – и появилась задача вписать в эту авантюру семью, которая к такой встряске не особенно стремилась.

Аргументы дошли до цели в конце 2015-го, через пару месяцев созрел план – и еще через полтора года мы приехали в Новую Зеландию: жена и ребенок – учиться, я – ну как получится. Очевидно, что десять лет опыта в русскоязычном сторителлинге не особенно востребованы на новозеландском рынке труда, поэтому нужен был новый способ зарабатывать деньги – я расценил это как шанс по кайфу вписаться в приключенческий роман с неизвестным концом, в котором можно как качественно выиграть, так и все просрать.

Через полгода после переезда мы оба работаем (я на том самом стекольном заводе, жена в ивенте), вышли в ноль и по-прежнему не знаем, чем все это закончится. Избранное в конце прошлого года правительство заколачивает щели, через которые в страну ползут малообразованные индусы и русскоязычные гуманитарии – с точки зрения визовых перспектив все. очень. сложно.

Как обустроиться

Сложности начинаются с первого дня, когда ты оказываешься перед необходимостью найти жилье на постоянку. Во-первых, спрос на хаты в Окленде мочит предложение, как Роскомнадзор – здравый смысл, поэтому цены дикие, а за все нормальные варианты крепкая конкуренция. Во-вторых, жилье сдается, как правило, пустым, и нужно время, чтобы сделать его пригодным для существования – раздобыть мебель, купить кухонный стафф, разобраться с провайдерами электричества и интернета.

Тот же интернет – в Балашихе мы в свое время провели его за два дня (звонок + визит мастеров и настройка), но в стране первого мира все куда веселее.

Интернет в Окленде устроен следующим образом: все линии от adsl до кабеля прокладывает одна контора, потом ее сетью пользуются операторы и сражаются за пользователя. К нашему дому подходили четыре провода на три квартиры. Чтобы подключить контракт, провайдеру нужно было сперва отрубить предыдущих жильцов, но они боялись перекрыть не то соединение, а чтобы перекрыть то, им было нужно, чтобы я сам провел какие-то тесты.

Тесты требовали наличия модема и стационарного телефона – ни то, ни другое я из России почему-то не привез. По условиям тарифа провайдер должен был подогнать модем – казалось бы, раз я все равно буду юзать ваш модем, пришлите чувака с ним, мы все протыкаем и прозвоним, и вы все увидите, что вам там нужно; но нет.

Попытки образумить врага продолжались неделю и закончились поражением. Я стрельнул модем у русских ребят, которые живут неподалеку, врубил, набрал провайдеру – все готово, че вам еще надо. Провайдер – нам еще надо, чтобы ты позвонил со стационарного телефона по указанным в письме номерам, мы тогда все поймем и отключим кого надо, а не кого не надо.

Я отдал модем, с трудом вырубил мод «я из России, у меня все соседи мудаки» и пошел к соседям – бедная тетка там аж какие-то шкафы двигала, чтобы выдрать базу и отдать мне. Принес телефон, воткнул в розетку, набрал номера – короткие гудки. Звоню провайдеру, тот – а, ок, норм, мы все поняли.

На следующее утро приходят два письма: от провайдера (мы разобрались и отправили тебе модем, скоро все будет) и от тех, кто заведует сетями (к вам придет  мужик, проведет работы). Приходит мужик – усатый китаез, обвешанный проводами, один в один Мегавольт – и говорит: я тут проверю все у вас, вы отдыхайте пока.

Ушел, смотрю – на кухне к телефонной розетке прикручена какая-то новая штука (что очень стремно – по условиям договора аренды мы даже посрать мимо толчка можем только с письменного разрешения хозяев).

Следующий шаг должен был сделать провайдер, и в один прекрасный день он прислал два роутера. Написал им – вы как там, здоровы? зачем два роутера? Они – о, слушай, а давай мы тебе дошлем специальную сумку для роутера, отправь его обратно плизки ^__^

Сумка пришла с аннотацией, что если не отдашь роутер, мы тебя депортируем обратно в Балашиху прямым рейсом, так что я быстренько все запечатал и отнес на почту. В итоге танцы вместо двух дней заняли две с половиной недели.

Как найти работу

Найти первую, не особо квалифицированную работу в Окленде непросто, но и не невозможно, даже если ты не технарь или айтишник – нужно более-менее уверенно болтать на английском, оставить дома розовые очки и не сдаваться, потому что отказов будет много.

Вакансии официанта, бармена или сборщика фруктов вспыхивают постоянно, но если английский около нуля, то это жопа – знакомая девочка, которая поначалу говорила слабо, не прошла испытательный на официантку в стриптизе.

Я первую полноценную работу выцепил под пивко – мы с футбольной командой обмывали серебро короткого трехмесячного сезона, я спросил, есть ли у чуваков какие темы, и один товарищ вдруг ответил, что есть. Так я оказался на стекольном заводе.

Три главных достижения за первые месяцы выглядят так:

1. Работяги понимают, когда нужно говорить «мудило», а когда – «сука».

2. Работяги знают, что правильно писать не BYLAD, а BLYAD.

3. На туалете появилась надпись на русском языке – теперь там не только toilet, но и «туалет».

Английский у работяг (это в основном либо маори, либо пасифики – выходцы с тихоокеанских островов) отличается от всего, что я встречал раньше – он быстрее в миллион раз плюс куча фразовых глаголов и сленга, поэтому понимать, когда деятели трещат друг с другом, тяжеловато.

Если вопрос типа «кого бы ты отпекал, Анджелину Джоли или Селену Гомес» еще можно выловить в этом потоке, то ответ и дальнейший диалог со всеми деталями процесса вскрывают мозг почище монологов Владимира Соловьева.

Как относиться к работе

На первой же неделе в рамках программы «Каждому стекольному комбинату Новой Зеландии по главному редактору» я пробил дополнительную смену в выходные. Накануне вечером мы сгоняли на Foo Fighters и домой добрались за полночь, смена стартовала в 5 утра – я немного проспал, конечно, но все равно ехал плюс-минус вовремя.

Убер сообщал, что мы будем на месте в 5:05, и я слегка даже переживал, что опаздываю, но зря – в 5 утра воскресенья парковка была пустой, как колонки Николая Яременко. Я подумал на секунду, что работяги качественно травят новичка, нагнав ему про смену, которой нет и не будет, как вдруг откуда-то вывалилось еще одно тело, с которым мы принялись усердно ждать.

Тело делилось мудростями типа «че ты вообще хотел в 5 утра воскресенья» и «нам все равно заплатят, чо ты». К шести часам на парковке набралось четверо Профессиональных Работяг, Готовых На Все – плюс я. Приехал старший смены, посмотрел на нас такой – ну че, пойдем жечь или народ подождем? Сам себе ответил – ну нахер, подождем – и ушел в тачку спать.

В 7:30 приехал еще один, вроде можно было кое-как запустить смену, но тут выяснилось, что никто не знает пароль от печи, где закаливают стекло – а те, кто знает, в 8 утра воскресенья не брали трубку; в итоге всех распустили по домам.

Я спросил у работяг, что будет с теми, кто вписался, но не пришел – ну, им не заплатят. И все? И все, а что ты еще хотел. Я вспомнил, как вломил редактору, который всего-то проспал начало смены по уважительной причине (пил пивко до 6 утра), и ничего не понимая поплелся домой.

При этом я буквально на второй день попал на общее собрание комбината, где биг босс вещал что-то типа «парни, вы лучшие, но у нас какое-то говно творится. Не, парни, вы меня не поймите неправильно – вы лучшие, вы красавцы. Но давайте все вместе подумаем, как нам добавить рабочей этики грамм триста, а то говно. Я тут сам недавно и не особо пока в теме, но вы, парни, лучшие. Но говно. Но лучшие».

Как бухать

Работяги мощнейше заливают каждую вторую неделю (и это только после смен, так-то они еще прибухивают по выходным плюс еще каждый вечер рубятся в Fortnite до 4-5 утра – тоже под пивко).

Один ящик, другой, третий – когда я уже сбился со счету, сколько выпил, чувак, который живет неподалеку и подрядился меня подвезти, засобирался домой. Все к тому моменту уже были не особо ок, но явно оставались продолжать.

Спросил потом у одного из активистов – вы че в итоге, до каких. Я не помню, говорит, все пережрались, а потом еще дунули, я хз как домой добрался – часа в три, наверное. Вел ли он сам, я забыл спросить – но такой вариант не исключен: местные могут позволить себе кататься без прав и херачить по ночам на красный свет; за бухенькими, правда, в основном приезжают их бро из гетто («Иго, у вас в России крипс есть?» – «Не, эт че такое?» – «Ты че, это банда такая, вот видишь, у меня синий цвет на дужках – значит, я из крипс»).

Постепенно появляется и крепнет подозрение, что русские и маори братья навек – чуваки мощнейше бухают, точно так же увиливают от начальства и работы, при этом могут собраться и раскидать хвосты с невероятной скоростью.

Неразлучная троица бро как-то объявила на весь комбинат, что они бросают страдать херней и будут ходить в зал каждый вечер – но на следующий же день неожиданно случилась пятница, в понедельник тоже что-то не срослось, ну и в итоге они забили.

Как расти по карьерной лестнице

В цеху на смене трудятся 12 человек плюс 2 стажера – в один прекрасный день не вышли на работу пятеро из них включая супервайзера всей смены, тим-лидера нашей линии и оператора самой грязной машины на этой линии. В общем, я получил возможность почувствовать себя в роли немножко главного на своем участке – хотя еще даже двух месяцев с начала работы не прошло.

Ну и естественно обе мои машины тут же резко поехали кукухой – на первой стала вылезать ошибка, которую я никогда не видел и на которую угрохал пару часов; на второй слетело давление газа (тим-лидер видел эту ошибку в пятницу, но забил, потому что пятница же, в понедельник утренняя смена починит, а то она и так нихера не делает; ну и она, конечно, не починила ничего).

Я метался между этими двумя машинами как ссаный веник, параллельно наблюдая, как на первой еще и заканчивается какой-то злостный химикат, который я в жизни не видел, и готовясь к концу всего, как вдруг на принтере, который лепит на стекло этикетки, закончилась лента.

Мы реально час разбирались, как ставить новую, потому что там наглухо упоротая система плюс этот принтер отчего-то жестко лупил меня током при каждом касании. Звонили тим-лидеру, он говорил, что по телефону это все не объяснишь, и ржал. Когда мы забили на этого друга и почти прикрутили новую ленту, кто-то обнаружил, что она вообще-то от другого принтера, а где лента от нашего – хер его знает: должна быть вот в шкафу, но че-то ее нет, наверное, лежит в соседнем шкафу, который заперт, или вообще в офисе, а ключи от всех щелей – у супервайзера.

Планирую податься на только что открытую вакансию тим-лидера вечерней смены (старый уходит в утро) – двух месяцев опыта должно хватить.

Как узнать, что чувак гей

Коменданту институтского общежития за 50, при разговоре он изредка складывает руки на груди или манерно ими взмахивает в самые эмоциональные моменты. Помощником по хозяйству у него трудится молодой и крепкий мулат из Бразилии – сначала мы думали, что тот приходит и уходит, а не живет в общаге, но потом научились просыпаться рано утром и заметили, что мужчины в общем-то выходят из одной двери.

Начали появляться подозрения.

Первым не выдержал Вова – 11-летний ребенок ни разу не видел геев вживую, и ему было очень важно докопаться до сути. Вова разработал план и напал на коменданта:

– Найджел, у тебя жена есть?

– Нет.

– А дети у тебя есть?

– Нет.

– Найджел, ты гей?

– Да, а что в этом такого?

Вова тут же улетел к нам в комнату, с ноги открыл дверь и заорал на всю общагу: «Найджел – гей!»

Но здесь в этом и впрямь нет ничего такого – в Окленде спокойно проводят гей-парады и прайд-парады (это где разные важные заведения, от банков и университетов до полиции и пожарных, выражают респект сексуальным меньшинствам) и вполне могут раскрасить велодорожку на окраине в радужные цвета – потому что могут.

Нашего друга за полгода пытались склеить дважды, плюс еще один гей всячески передавал ему приветы через мою жену, с которой учился. На входе в один из ведущих институтов города стоит стойка с гей-журналом – но внутри все достаточно культурно, к сожалению.

Как учиться в школе

В школе дети приняли Вову отлично – через неделю встречали его громким poshel nahui и добрым смехом. Ребенок ответил на вызов и сейчас четко рубит в ответ тонганским матом.

Школьная программа и школьная жизнь капитально отличаются от русской – в седьмом классе они проходят то, что Вова учил в четвертом, и почти не задают домашку, зато в рамках общего просвещения могут целый урок рассказывать за татуировки; в одной из старших школ недавно учили детей, как лучше употреблять мет. Все вещи, включая хромбук (у каждого ученика должен быть свой комп), хранятся в школьном шкафчике без дверцы – ребенок носит с собой только физкультурную форму и вратарские перчатки: в середине дня у них часовая перемена, на которой пацаны рубят в футбик.

По сравнению с русской школой стало больше самостоятельности – детей учат делать презентации, выступать перед аудиторией, готовить и вообще думать своей головой: вовины одноклассники печатают фигурки на 3D-принтерах, раскрашивают и продают на местном авито за 5 баксов. С девчонками, правда, 12-летним героям обниматься нельзя – это, наверное, главный облом: когда школота ездила в палаточный лагерь на несколько дней, учителя ночами напролет палили, чтобы никто никуда не заполз.

Как путешествовать

Я пока не особо умею в локальные языки, но три важных слова уже нашел:

– hui – собрание на языке маори (есть даже прога с таким названием на местном тв);

– huia – птица, которая жила на Северном острове до начала XX века (в русском варианте она проходит как гуйя);

– pohuehue – новозеландское растение-эндемик.

Географические названия – того же уровня красоты: на севере от Окленда есть местечко Pohuehue, на юго-западе – городок Huia, а в центре Северного острова – городок Kakahi (и там же – водопад Kakahi Falls). На новогодние каникулы мы решили дичайше выбраться в одно из этих трех мест, выбор пал на Хуйю. В Какахи и Похуехуе не поехали в основном потому, что как новый год встретишь, так его и проведешь – и по Хуйе вопросов возникло меньше, чем по двум остальным.

Накануне проверили погоду – вроде обещают дождь; ну, дождь и дождь, что теперь, мы же путешественники, в Химки путешествовали и в Реутов. Забросились на автобусе поближе к Хуйе и пошли (до самой Хуйи общественный транспорт не ездит, туда либо на тачке, либо идти – прав у нас нет, поэтому предполагалось, что мы максимально доедем на басе, а потом часа два будем идти вдоль дороги. Ну и вообще тема пойти на Хуйю как бы норм).

Пока шли, остановился местный дед и предложил подбросить – парни, вы погоду смотрели вообще? будет жопа; мы гордо отказались, т.к. русские же, дед, езжай. Моросилово постепенно перешло в дождь, но мы укутались в шмот, который пережил аж Непал, и поэтому даже не чесались в ответ. Пхах, дождь.

Сама Хуйя довольно милая и камерная – кафе, набережная, музей первых поселенцев (ну то есть музей тех, кто первым пришел в Хуйю) и внушительное водохранилище Lower Huia. От водохранилища я решил обратно срезать через лес – так вроде получалось быстрее.

Ну и надо ли уточнять, что как только мы зашли на лесной трек, дождь перешел в библейский ливень, под которым мы оперативно промокли, извалялись в лесной грязи и получили кучу удовольствия (я еще впервые увидел, как выглядит паутина в виде туннеля, отчего с шага в какой-то момент перешел на бег). Плюс тропинка предложила нам за два часа вскарабкаться на громадный холм, потом спуститься к речке, потом снова вскарабкаться на громадный холм, потом снова спуститься.

На открытом пространстве библейский ливень перетек обратно в дождь, под которым мы кое-как слезли с холмов к следующему водохранилищу, помыли руки и смыли грязь в общественном туалете (они тут везде – даже в самой глуши), благодаря чему у нас из-под носа уехал автобус – единственный там, ходит раз в час и непонятно, будет ли еще, потому что новозеландский транспорт умеет. Под надзором дико синего мужика, который безуспешно пытался с нами поговорить, поссал прям на дороге и ушел на Хуйю, мы сняли булькающие ботинки, дождались своего автобуса и уехали домой, хэппи-энд.

Как не просрать все бабло сразу же

Никак.

Бабло – самая скверная тема во всем этом предприятии: Новая Зеландия – дорогая страна, привезенные с собой деньги заканчиваются очень быстро. Если ехать по студенческой визе, иммиграционное законодательство требует показать на счету 15к местных долларов на год для самого студента + 4,2к на каждого последующего члена семьи (то есть, в нашем случае нужно было показать 23,4 тысячи НЗД вдобавок к стоимости обучения, которая в самых понтовых универах тянет на 30+ тысяч НЗД). НЗ доллар в начале мая идет по 44,30 рублей.

Снять комнату на одного в получасе езды на автобусе от центра – 800 долларов в месяц и выше без учета коммуналки (типа 800 баксов – 35к+ рублей). Хата на одного-двух в центре или около потянет на 1900 в месяц (84к рублей). Двухспаленный юнит (это как квартира, только в доме таких квартир штуки три, и у каждой отдельный вход) – те же 1900 в месяц, если где-то в получасе.

Трехспаленный дом минутах в 40 на поезде – 2200 в месяц (97к). Плюс к этим расходам – залог стоимостью от двух недель до месяца проживания, налог, иногда – комиссия агентству величиной в недельную плату.

Следующий шаг – обставить свое новое (и пустое) жилье. Траты тут зависят от изворотливости и брезгливости. Какие-то темы типа диванов или кресел можно подобрать за копейки в магазинах «Армии спасения» или вовсе на улице (здесь это в порядке вещей – ненужную мебель вытаскивают к дороге или отдают бесплатно или за символическое бабло в районных фейсбучных группах).

Какие-то – найти на местном авито (например, подержанный холодос нормального качества можно выцепить за $200-250 – против $2000 за новый в магазе). Если снимать комнату в уже заселенном доме, то стиралки-микроволновки в нем будут – но если закупать все с нуля на целую хату, включая такие важные атрибуты, как газонокосилка (за травой обязательно нужно ухаживать) и осушитель воздуха (чтобы не росла плесень), то вполне можно устроиться на полмиллиона рублей.

Дальше – коммуналка и всякие обязательные платежи. Свет зависит от потребления: за двухспаленный юнит, где ребенок постоянно воюет в фифу, а женщина мерзнет ночами и врубает обогреватель, может уходить $120 летом и под $300 зимой (5-13к); за трехспаленный дом, где живут три экономные взрослые семьи без детей –  $150 летом. Где-то через полгода после переезда начинаешь задумываться о том, чтобы стирать по ночам (дешевле), а днем вырубать бойлер. Вода – примерно $20-25 на человека в месяц (1к+).

Интернет – от 80 долларов в месяц (3,5к). Телефон – 16 баксов за относительно адекватный тариф (если не чекать инсту в дороге; если же смотреть видосы, то можно отдавать до $50/месяц – от 700 до 2200 рублей соответственно).

Проезд на транспорте считается по зонам – если работать в перди, можешь сливать за день 18 баксов только на дорогу (а это почти 800 рублей). Если есть русские или какие-нибудь белорусские права, по ним можно кататься год, а можно получить на их основе местные – нужно будет сдать теорию и вождение, встанет это суммарно баксов в 600 (26к). После теории дают ученические права, с ними можно гонять на скутере (можно найти в районе косаря за подержанный). На бензин будет уходить плюс-минус 150 долларов в месяц – если ездить, условно, на работу – с работы, в зальчик и раз-два выбираться на выходные куда-нибудь за город.

Еда – от 300 в месяц на одного и до 1000 на семью из трех. Если жестить со стритфудом и бухлом, будет уходить еще больше – за один поход в паб вполне можно оставить $150 на двоих с едой. Дома пить дешевле: ящик «короны» на 12 бутылок 0,33 тянет на 28 баксов, какое-нибудь местное пивко можно вполне выцепить за $15/ящик, крафт в магазе стоит $7-12 за бутылку. Очень приличное и недорогое вино – в пределах 15 баксов можно найти крутейшие экземпляры (еще можно сгонять на виноградник, которых в округе полно, и надегустироваться там, но это будет дороже).

Трава – $20 за чуть больше, чем грамм. Сигареты – $20+ за пачку, лучше бросить. Еще из важного – цифровая подписка на beIN SPORTS, чтобы смотреть европейский футбик: за удовольствие целый год просыпаться в 4:30 ради АПЛ предстоит выложить $200. Кроссфит – плюс-минус как в Москве: 140 в месяц, если ходить трижды в неделю, обычный зал можно найти за 60.

Официальная минимальная зарплата в Новой Зеландии – $15,75 в час, на низкоквалифицированных работах можно поднимать в районе $20 в час (700 и 880 рублей соответственно). При такой зп 17,5% уйдет на налоги – оставшегося хватит на жилье, коммуналку и, возможно, еду, но это не факт – существует вероятность, что есть тоже нужно будет бросить. 

Главное по теме «Новая Зеландия»
Комментарии