Даниил Беловодьев – о людях, на творчество которых не стоит тратить время. 

Истошные вопли интеллектуальной элиты (подписчиков «МХК») на тему того, что люди перестали читать книги, не должны вводить нас в заблуждение. Читают. Другой вопрос – что именно.

Проблема кроется в следующем: рынок завален тоннами дегенеративной литературы, спрос на нее чрезвычайно велик. «Самая читающая нация», ага. Безусловно, приятно, спустившись в подземку, видеть в вагоне минимум четыре-пять человек, уткнувшихся в книгу/читалку. Только вот их глаза сканируют не строчки из Гете или Данте, а штампованную макулатуру.


Не буду сражаться с ветряными мельницами. Разносить заведомо плохих авторов – занятие неблагодарное. Лучше обратим взор на писателей, прошедших проверку временем. Тех, кто считается классиками современности и до сих пор издаются огромными тиражами. Отдаю должное их заслугам, но сей субъективный («суди, дружок, не свыше сапога») фельетон направлен против раболепного преклонения перед авторитетом тиражей и мнений.

Рэй Бредбери

О мертвых либо хорошо, либо правду. Самый популярный автор в жанре sci-fi. Практически все начинают свое знакомство с жанром через Бредбери. Между тем, он самый слабый писатель в сфере научной фантастики среди когорты могикан (Лем, Дик, Шекли).

Его всемирная слава и обожание восторженных читателей объясняется простотой изложения и незамысловатой структурой. Одиннадцатиклассник, дорвавшись наконец до Бредбери после Тургенева и Толстого, восклицает: «Ого! И такое, оказывается, есть!»


Станислав Лем предлагает нам пропитанные глубоким психологизмом образы персонажей. Филипп Дик с легкой руки вырисовывает сложные по структуре, непредсказуемые сюжеты. Ничего подобного Бредбери в своих текстах не продуцирует. Шекли пропитан тонкой иронией настолько, что один его «Билет на планету Транай» на голову выше всех рассказов Бредбери вместе взятых.

Отдельно стоит отметить самую тиражируемую книгу писателя – «451° по Фаренгейту». Шедевральная цитата из книги, подхваченная массами: «Если спросят, сколько тебе лет, отвечай, что тебе семнадцать и что ты сумасшедшая».

Когда человек говорит, что это его любимая книга – он априорно опускается в моих глазах, переходя в касту недоразвитых. Худшая антиутопия, ничего не предсказавшая, написанная апостериори, после бесчинств нацистов. Даже шутливая антиутопия Войновича «Москва 2042», написанная в далеких 80-х, поведала нам, что страной рано или поздно будет править чекист.


Виктор Пелевин

Последний русский писатель, которого, пусть с натяжкой, можно назвать достойным представителем русской словесности. Сам о себе он говорит следующим образом: «главный писатель России — полковничья должность, а я лейтенант запаса».

Ранние работы Виктора Олеговича восхищают оригинальной манерой подачи и наблюдательностью. Чего только стоит его нетленка «Чапаев и Пустота», катехизис остроумия. Потенциал – во! Не сбавляй Пелевин темп, вошел бы в историю как шестой российский писатель, удостоенный Нобелевской премии. Но…

Пелевин решил стать популярным, а не великим. Регресс явно прослеживается начиная с «Книги оборотня». Дальше по наклонной. Штампуя по книге в год артелью с издателем, стрижет бабло с лохов. Последние книги автора напоминают симбиоз английского для начинающих и буддизма для чайников. Ранее облюбованный искушенными интеллигентами, отныне читаем унылыми говнарями и воннаби психонавтами. Теми, кто хочет марочек покушать, а стремно; кто Кастанеду не осилил, но возжелал бытового трансерфинга.

Чак Паланик

Перефразируя реплику Тёмы Лебедева про Двач: «Паланик – это прикольно, если тебе 13 лет». Небольшой реверанс: человек написал «Бойцовский клуб». Этой книгой его литературное творчество, к сожалению, исчерпывается. Заезженность сюжетов, дегенеративная лексика, свойственная Вовану из пятого «А» – всей прочей макулатурой авторства Паланика остается только подтираться. Что, кстати, коррелирует с направленностью его текстов – говноедством.

Низкоуровневые копрофаги из-за скудности интеллекта не способны воспринимать постмодернистский понос Сорокина. Чего уж говорить о недоступности творчества де Сада, непревзойденного мастера разного рода перверсий. Латентные гомосеки и спермотоксикозники обращаются к Паланику чтобы не запариваясь, по-быстрому удовлетворить свои девиантные наклонности.

Чарльз Буковски

Второсортный писатель второсортной литературы. Если вам мало рассказов друзей о том, как они трахали баб и замечательно бухнули вечером пятницы, пожалуйста. Читайте на здоровье. Но одной из загадок человечества для меня остается тот факт, что в книжных магазинах он делит одну полку с Достоевским, Гессе и прочими мастодонтами пера и мысли.

Такого рода литература может нравится только тем, кто сублимирует свою скучную жизнь, в которой нет места грудастым телкам и крепкому пойлу. Кого батя за ухо таскал. Или гопникам с претензией на интеллектуальность. Сам вечерком с пацанами пивасика хорошо попил, порыгал, слил в очередную кошелку. На следующий день можно причаститься к «высокой» литературе, прочитав ровно о том же самом, чем занимался намедни.

Айн Рэнд

Апологет капитализма, объект поклонения для либералов всех мастей. В попытке «задушить» идеологию Маркса, хитрые капиталисты из кожи вон лезли, чтобы раскрутить Айн Рэнд и Карла Поппера. Если «Открытое общество» Поппера еще можно назвать выстроенной системой взглядов, то творчество Рэнд не выдерживает никакой критики. В глаза сразу бросается отсутствие хоть какой-то формальной системы, что не позволяет назвать ее «рациональный эгоизм» – философской теорией.

Мне могут возразить, мол, это же проза, а не философский трактат. Тем хуже для автора. Сюжет того же «Атланта» проседает перманентно, особенно смехотворно смотрится любовная линия. Капиталисты показаны как энергичные, деятельные изобретатели. Что-то не замечаю сонма олигархов, которые продуцировали бы свой эгоизм на жизнь общества, делая ее лучше. Все верно. Государство, не мешай! Пусть рациональный эгоист платит ответственному по безопасности ТЦ шесть тысяч в месяц.

Адепты Айн Ренд представляют из себя наиболее неприятную массу, в отличие от поклонников авторов, упомянутых выше. Без пяти минут долларовые миллионеры, мечтающие покорить мир, стать вторым Илоном Маском. Ну а пока просиживающие штаны на тренингах Аяза. Или девицы, которые еще вчера делали обзоры на косметику, а теперь гадят в YouTube своим пониманием magnum opus Рэнд.


Комментарии