Владимир Завьялов – с очень злобной рецензией на свежее творчество Сергея Шнурова. 

Есть две группы «Ленинград». Первая появилась на излете 90-х. Разудалые и непечатные кричалки под гитары и духовые от дикого мужчины, алкоголика и придурка тогда эффектно оппонировали как слишком серьезному и вечно сердитому русскому року, так и слащавому прозападному рокапопсу.

Что было дальше – вы помните. Пиковая точка «того» Шнура – сборник лайвов «Ленинград уделывает Америку». И неважно, что это был всего лишь чес по эмигрантским кабакам. Важно, что на родине все уже были уделаны.

Со временем, правда, с хитами стало как-то туго, и Шнуров в конце нулевых распустил «Ленинград». Потом, правда, собрал снова – чтобы из алкоголика и придурка осознанно и расчетливо переродиться в самодовольную рожу с глянцевой обложки, чьи песни поют в караоке на корпоративах госкомпаний. Это была вторая группа «Ленинград».

И правда, «Лабутены» два года назад были больше и важнее, чем Оксимирон с «Антихайпом» вместе взятые. Шнуров превратился в инстаселебрити, его личка пухла от предложений, а сумма его чека за лечение зубов из разговора с Дудем – такое вообще не забывается.

Впрочем, о чем это я: на днях Шнуров совершенно скромно и как бы невзначай написал у себя в инстаграме о том, что у «Ленинграда» вышел новый альбом.

На бумаге – новость большая. Шнуров – важная медиафигура, новостей о которой ежедневно появляется сильно больше, чем об условном Оксимироне. Да и у самого «Ленинграда» не выходило ничего полноформатного уже четыре года. Правда, есть одно «но»: альбома Оксимирона только и ждут. А до альбома «Ленинграда» кому есть дело? Совсем скоро он вылетит из альбомной десятки iTunes, а в песенный чарт даже ничего оттуда и не войдет.

На самом деле, это очень важная картинка фиксации того, чем группа «Ленинград» на сегодняшний день является. Готов снять шляпу перед Шнуровым – он придумал, пожалуй, лучший ребрендинг в русском роке: осознанным и волевым решением отодвинул самого себя на задний план, заблаговременно сделал ставку на YouTube и начал экранизировать и озвучивать мемы.

Заслуга Шнурова наших дней заключается в том, что он очень точен в бытописании обывателей и обличении их пороков. Тем более обличает он их не по-прокурорски, а по-доброму и любя. Офисные секретарши чуть за тридцать с удовольствием смеялись над посетительницей выставки Ван Гога – как коротышки Цветочного Города над незнайкиными шаржами – и в упор отказывались видеть в ней себя.

Шнуров, так же, как и прочие сейчас, работает с мемами – но работает на аудиторию постарше, побольше и куда менее разборчивую. И мемы берет не мимолетные, а монолитные – стереотипы о женщинах, питерское пьянство и так далее. Отсюда и откровенно снобские, но справедливые претензии Оксимирона на тему того, что «нет проще и очевиднее мишени, чем ТП». В Питере – пить? Да ладно, охренеть, а мы не знали. Бабы долго собираются на свидание? Шок.

Другой вопрос, что за всеми Алисами Вокс (и токсичными скандалами вокруг них), фильмами и мемами почти не видно Шнурова именно как музыканта – не маркетолога, не диагностика настроений и не идеолога. В новом альбоме он все так же хрипит и сквернословит под залихватские дудки с вечным кабацким духом. Это он делал двадцать, десять и пять лет назад – тем же занимается он и сейчас. Поменялись лишь локации и люди – раньше это были питерские бары, давно стертые с невской карты и их обитатели (многие из которых навсегда остались там), а сейчас – инстаграм-красотки и «Барслона» (пафосное, но безвкусное заведение).

Когда-то Шнуров был «антихайпом» своего времени. Он, как и «Антихайп» настоящий, баламутил текущий порядок вещей, но в итоге очень комфортно в нем ужился. Шнуров всегда избегал по-настоящему острых углов и на вопросы, скажем, о политике, всегда отвечал омерзительно витиевато и всегда где-то рядом, а с повесткой работал максимально аккуратно.

Со временем Шнуров из бунтаря трансформировался в исследователя обывательской жизни и в итоге сам стал тем же обывателем, отдыхающим в отвратительном «Баре слона», который все так же ругается матом под духовые инструменты от лица постаревшего и выбившегося в люди алкоголика и придурка. Но кого этим можно удивить и очаровать в мире победившего Элджея?

За андеркатом и вещами из ДЛТ скрывается сегодняшний Шнуров, которому без клипов Найшуллера, красоток в припевах и обличительных мемов совсем нечего сказать.

Кроме того, что в Питере пили, пьют и будут пить. Но мы это и так знаем.

Комментарии