Роман Загребин хохочет над самым смешным шоу этой недели.

Издание The Bell взяло у Александра Жарова комментарий о том, насколько успешно исполняется решение суда о блокировке Telegram на территории Российской Федерации.

В ответ прозвучала гениальная фраза: «Деградация Telegram на настоящий момент составляет 30%».


Жаров добавил, что блокировки здоровенных подсетей практически не затрагивают законопослушные ресурсы, что аргументировал небольшим количеством жалоб.

Оба заявления — полная чушь. Но Жаров явно специально сводит все в максимальный абсурд.


Сначала про 30%.


Во-первых, Жаров не обладает вообще никакими средствами для замера аудитории российского телеграма. Если клиент будет пользоваться прокси или VPN, то он не обращается к серверам Telegram напрямую, и отследить его становится невозможно.

Так что 30% «деградации» — показатель, не основанный ни на каких данных.

Более того, эти данные явно не соответствуют действительности. Павел Дуров назвал снижение количества пользователей крайне незначительным, а Федор Скуратов (руководитель Combot) заявил о снижении в пределах 5%.


Совершенно очевидно, что в эти 5% входят лишь самые пассивные и ленивые пользователи.

Активная часть аудитории наоборот увеличилась. Все каналы продемонстрировали значительный рост количества подписчиков. “Палач” прибавил около 600 подписчиков, Mash — почти 10 тысяч. Один из создателей Mash написал целый пост об этом явлении, которое назвал «эффектом закрывающейся двери».

В нашем канале два дня после блокировки вообще стали рекордными по количеству просмотров.

Так что если Роскомнадзор чего и добился, то это лишь активизации и сплочения аудитории мессенджера.

Особенно жалкими заявления про 30% выглядят на фоне того, что на момент написания текста Telegram без всяких прокси и VPN работает на российских устройствах.

В общем, тотальный провал.

Теперь по второму пункту, про отсутствие жалоб на блокировки IP-адресов. Даже если ведомство действительно оперативно вносит ошибочно заблокированные сервисы в белый список (это далеко не так), сама практика блокировки целых подсетей для предотвращения доступа к одному сервису выглядит чудовищно нелепо.

Особенно, когда из этого ничего не выходит. На протяжении последних двух дней отказывались работать крупнейшие сервисы вроде Spotify, Dropbox, PSN, Evernote, Twitch и многие другие. Несколько часов понедельника оказались катастрофой для сети «Дикси», в которой кассовые аппараты были завязаны на сервера, попавшие под блокировку. Та же история коснулась школы английского языка SkyEng.

Количество необоснованно пострадавших превышает все разумные пределы. И к Жарову тут тяжело предъявлять претензии. Дядя лишь использует доступный ему инструментарий для выполнения явно спущенного на него решения во что бы то ни стало. Проблема тут в том, что Жарову вообще дали возможность вносить в реестр целые подсети. У ведомства явно не должно быть таких возможностей.

Представьте, если бы ФСИН для исполнения обеспечительных мер в отношении осужденных получил бы возможность брать людей под стражу целыми районами. Нарушения одних лиц не должны влечь за собой ограничения прав других. Это полный бред, так не может продолжаться вечно.

Лучше всего Жарову удалось справиться как раз не с блокировкой, а с демонстрацией бесполезности и вредности всей системы ограничения доступа к запрещенным ресурсам.

Необходимость изменений сейчас очевиднее чем когда-либо.

И тут есть два пути:

1. Отойти от практики моментальной блокировки ресурсов и порталов целиком. И это правильный путь. Толку от блокировок нет совершенно никакого. Террористы не прекратят деятельность из-за невозможности залогиниться в мессенджер без прокси, это просто смешно. Внесение материалов в реестр обычно лишь рождает дополнительный интерес к ним.

2. Сделать систему тотальной блокировки всех ресурсов, кроме разрешенных, и внедрить системы глубокого анализа пакетов. Подобная система действует в Китае.

Китай использует свой «файрволл» в первую очередь как инструмент для протекционизма. Никакие Baidu и Alibaba не появились бы, будь у китайцев доступ к Google, Facebook, Twitter и Amazon. У нас же это пока в первую очередь политический инструмент.

Любопытно, что уже сейчас РКН блокирует в 3 раза больше IP-адресов чем «великий китайский файрволл», в котором ограничивается доступ примерно к 6 миллионам ресурсов (правда, каждый из них внесён вручную, а не просто попал под горячую руку).

Формирование подобной системы в России позволит нормально заблокировать доступ к Telegram, а доступ к полноценному интернету сохранят лишь немногие энтузиасты, готовые использовать непопулярные VPN-сервисы.

Надеюсь, что весь этот бред закончится, и мы пойдем именно по первому пути.

Очень жаль, что вероятность такого исхода крайне мала. Буду рад оказаться неправ.