Владимир Завьялов – о самой переоцененной певице 2018 года.


Пухлощекая 17-летняя девочка из Ленобласти сделала впечатляющий карьерный блицкриг. В конце декабря она была абсолютным ноунеймом и пульнула в ВК альбом из девяти песен. Не успел растаять снег, как она уже выступает у Урганта, и собирает вещи в первый тур.

Как так вышло?

Гречку на полном серьезе называют «новой Земфирой». Это совсем не так. Земфира – про иносказательную искренность на разрыв аорты и грубоватую харизму. Гречка – совсем о другом.

Не так давно ее попросили выбрать десять любимых треков. Там нет ни Земфиры, ни Янки Дягилевой, ни всех тех, кого записывали ей в ролевые модели. Зато есть группа «Пошлая Молли».

И это важнее любой реплики из любого ее интервью, которые читать и смотреть не надо – ну, что можно услышать от семнадцатилетки из Кингисеппа? Без успеха «Пошлой Молли» Гречка была бы еще одним человеком, на которого ходят за триста рублей в питерскую «Ионотеку», чтобы выпить блейзер и послушать солянку из мрачных людей с гитарами.


Кирилл Бледный первым не из рэперов понял, как можно мемоемкими строчками бить прямо наотмашь и особо не стесняться в выражениях, достать запылившуюся гитару и сыграть в рок-звезду так, чтобы поверили те, для кого рок – это сборник антикварных клише с приставкой «ЕЕЕ».


И тут выяснилось, чего же на самом деле не хватало (особенно в последние годы) року на русском: люди с гитарами разучились смеяться над действительностью и собой. А еще – переиграли и заигрались в вордплей и пошлые метафоры. Хип-хоп как явление в России случился во многом из-за смелости, способности и любви людей оттуда рубить словом с плеча.

Выяснилось, что это работает не только в хип-хопе. «Пошлая Молли» и Элджей – люди разного толка, но они сделали одно: заставили местный рок и поп называть вещи своими именами, говорить, о чем думаешь, и бить строкой не в сердце, а по голове.

Так при чем же здесь Гречка и что с ней не так?

Гречка рифмует «блевать» и «бухать», «дура тупая» и «шкура простая», неймдроппит гениальный напиток «Виноградный день», занимается подростковым бытописательством во всех его неприглядных проявлениях и не стесняется ни своей лексики, ни самой себя.


Тем же занимается и «Пошлая Молли». Только Кирилл – от лица школьной рок-звезды, которую все хотят. А Гречка – от лица заурядной девочки, которая поет под гитару на улице в Кингисеппе. Вторая и последняя генеральная разница – Кирилл внедрил и испытал эту технологию, а Гречка ее отрабатывает в своей узкой нише. Не сомневаюсь – вербальная смелость и мемоемкие бэнгеры докатятся даже до печальных мужских песен фальцетом под трепетную акустику: нужно лишь успеть занять нишу.

Еще одна важная деталь про Гречку. Однажды в английском шоу Britain’s got talent всех порвала безнадежная шотландская домохозяйка-неудачница Сьюзан Бойл. Вы ее, скорее всего, не помните – ее подписали на большой лейбл, сделали ей платиновый альбом, она словила звездняк и тронулась кукухой. Про нее быстро забыли, но выражение «эффект Сьюзан Бойл» пошло в народ. Суть в том, что необязательно выглядеть, как на обложке глянца – работает и обратное. Певица Адель в ранние годы яркий тому пример: внешность и фигура не модельные, зато поет-то как!

Иногда образы домохозяек и «девочек с соседнего двора» работают максимально беспроигрышно. Гречка – та самая «девочка с Кингисеппа», к которой слово «затрапезная» подходит лучше всего (прости, Никсель Пиксель, меня, лукиста грешного). Проблема в том, что в этом всем чувствуется подвох. У Урганта она как будто бы специально «неотретушированная» – без косметики, с неаккуратной стрижкой и в нелепой толстовке. В этом видится какая-то слишком образцовая и оттого намеренная органика. Учитывая то, как гармонично уживается этот образ с ее песнями-откровениями про «Виноградный день» и побочные эффекты от его злоупотребления, это жутко смущает.

Кстати, еще один штрих к портрету Гречки. В лайве на «Урганте» на басу у нее играет Александр Ионов. Это создатель той самой полулегендарной «Ионотеки», в которой с гитарной музыкой в последние пять лет происходит все самое важное. Человек создал бренд имени самого себя, чуть ли не лично виновен в «винишко-тян» как явлении, а теперь по факту является продюсером Гречки – во всех ипостасях этого слова. Очень легко сейчас броситься в популизм и назвать ее «продюсерским проектом», но влияние Ионова здесь и правда сложно переоценить.

И последнее: главный хит «Пошлой Молли» – переделанный «Нон стоп» группы «Рефлекс». Главный хит Гречки – ремикс «Люби меня, люби» «Отпетых мошенников».

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.