Сначала расскажу о том, что не понравилось, чтобы в конце все-таки осталось желание пойти на кино, если вы это планировали.

Во-первых, слабый сюжет. Фильм непозволительно затянут, хотя весь хронометраж охватывает несколько дней ноября 1971 года. Монотонные диалоги, долгие планы, бесконечные сцены. От основной канвы сюжет постоянно ныряет в то в одну, то в другую историю. «Довлатов» наполнен рефлексией людей, которых зритель не знает, а режиссер – не раскрывает до конца. Они, конечно, повлияли на Сергея Донатовича в реальной жизни, но режиссер это не показывает.

Смотреть фильм скучно. Каждый день – как день сурка: Довлатов встает, мается по редакциям газет и журналов, пытаясь пристроить свои рукописи, ищет для дочери немецкую куклу, пьет, спорит с женой, думает о России и литературе, шляется по ленинградским улицам. Единственная сцена, которая может разбудить зрителя, связана не с Довлатовым.

Диалоги в фильме прописаны очень шаблонно, словно сценарист открывал книги писателя и копипастил оттуда целыми предложениями. «Довлатов» не сбалансирован: удивляет, что фильм, который строится на диалогах, мешает нормально слушать разговор главного героя с собеседником. То в кадр влезает какой-нибудь собутыльник, то вдруг речь становится почти неслышной из-за песен на заднем фоне. Такое ощущение, что звукорежиссером был первокурсник ВГИКа или глухой диджей.

Во-вторых, операторская работа. Я помню только один полнометражный фильм, который был снят, так же плохо, как «Довлатов» – «Дубровский». Если мне скажут, что кино записывали на портретный режим iPhone X, я не удивлюсь. В каждом кадре столько мыла, словно мы оказались в женской бане. Эффект боке добрался до кино – это печально.

Оператор постоянно стреляет крупными планами, словно стоит с актерами вплотную. За весь фильм я раз десять протирал глаза – кадр то размывали, то резко наводили фокус и врубали яркий свет. Спасибо, теперь надо сходить к окулисту.

В-третьих, Данила Козловский. В «Матильде» этот персонаж присутствовал для громкой афиши, здесь всё то же самое. От персонажа великого русского актера десятых годов сюжет потеряет столько же, сколько слово «телеграмм», если из него убрать одну букву «м». Серьезно.

Козловский играет несчастного художника, который, как и главный герой, остался на обочине культуры и жизни. Если мне скажут, что после его появления Довлатов надумал свалить в Эстонию, я рассмеюсь. Не верю! Зато с его героем связан, наверное, самый яркий момент всего фильма – когда его забирает кровавая гэбня.

Ну ладно, теперь о хорошем.

Во-первых, подбор актеров. Актер, исполнивший главную роль, чрезвычайно похож на Довлатова – юмором, повадками, внешностью, словом. Кажется, что он таким и был – талантливым и добрым, но глубоко несчастным и неприкаянным писателем. Отлично показан его характер – слишком свободного и откровенного человека, которому не посчастливилось жить, писать и творить в эпоху застоя.

Отдельного респекта заслуживает актер, исполнивший роль Бродского. Черт возьми, по-моему он показан именно таким, каким я видел его через творчество и описания современников. Упрямый, напористый, гениальный, но слишком слабый и привязанный к русскому языку, чтобы сразу же свалить в иммиграцию. Сцена, где Иосиф отдаляется от главного героя и повторяет слова «Нет, не уеду, не уеду», пожалуй, одна из лучших в фильме.

Иосиф Бродский

Образы коллег Довлатова, других писателей, поэтов и художников, тоже переданы очень реалистично. В основном, это умные и творческие личности, которые стали лишними людьми и оказались слишком слабы. Такие либо валят из страны, либо спиваются, либо вскрывают вены.

Во-вторых, дух эпохи. Бэкграунд фильма состоит из двух частей – тотальной нищеты, серости и безысходности и идиотизма медленно помирающего советского государства. Обшарпанные редакции бесполезных газет, прикрепленных к заводам, грязный город с одинаково одетыми жителями, прокуренные кухни с диссидентами, ушлые фарцовщики и тупоголовые чиновники – сомнений, что на дворе 70-е, нет никаких.

Отдельно доставляют редакторы изданий и мелкие бюрократы, которые либо из-за  непонимания творчества, либо из-за того, что сильно ссут потерять свои ничтожные должности, отвергают рукописи писателя.

Однако они готовы пойти герою навстречу, если Довлатов сделает хорошую, «искреннюю» статью о съемках фильма, или сочинит пропагандистское стихотворение, или напишет греческий роман совместно с литератором-урологом (да, в фильме есть и такое). Писатель пытается переломить себя, пойти на компромисс, но дело заканчивается либо троллингом начальства, либо очередной пьянкой, либо «да иди ты в жопу»

В общем, на «Довлатова» вполне можно потратить свои полтысячи и посмотреть крепкий фильм о 70-х, в котором режиссер покажет кризис советского общества, проблему лишних людей, крах идеологии, мучения интеллигенции, но почти не расскажет о Довлатове.

Главное по теме «Довлатов»
Комментарии