Новый выпуск «вДудя» – один из лучших за всю историю программы. Последние 20 минут были настолько мощными и трогательными, что на грани слёз оказался сам Юрий. Но даже при всей откровенности и афористичности выпуска в нём легко заметить немало проблем, которые изрядно мешали просмотру.

Дудь адекватно относится к критике, о чём даже рассказал в рекламном ролике этого выпуска (кстати, он второй человек после Да Нила, рекламу на канале которого я не проматываю). Каминг-аут в неграмотности и необразованности Юра уже сделал, так поможем же ему признать и огрехи в подготовке.

Итак, 7 претензий к выпуску «вДудя» с Алексеем Серебрковым.

1. «В начале этого года я посмотрел фильм «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом престарелых». Чёрт возьми, Юра, прошло всего 15 секунд и уже ошибка! Инвалидов! В дом инвалидов!


Нет, я не докапываюсь. Подобная оговорка полностью меняет смысл фильма – те, кто смотрел внимательно, поймут. А когда фоном под фразу появляется постер с настоящим названием, становится совсем некомфортно. Пересняли бы дубль что ли.

2. «Показалось, что это кино будто бы ещё и про то, что 90-ые возвращаются». Классный вопрос, если бы Дудь вместил в него ещё пару смыслов, а не только гоповскую жизнь провинции, о которой и так все знают.


«Витька Чеснок» действительно обыгрывает тему 90-ых и является примером «вечного возвращения» стиля того десятилетия. В середине «десятых» вернулась мода на 60-ые – вспомните причёски в стиле «битлов» и триумф групп вроде Arctic Monkeys. Через пару-тройку лет то же случилось с трендами семидесятых, а совсем недавно пошла на спад мода на элементы восьмидесятых типа ретровейва, синтипопа и референсов к культовому кино тех времён («Очень странные дела» так вообще целая энциклопедия в этом смысле). А совсем недавно в культуру вернулись 90-ые – Гоша Рубчинский и рейв-группы сейчас на коне.

В России это заметно особенно сильно. Даже довольно посредственная музыка вроде Гречки становится популярной за счёт звучания в стиле 90-ых. На ТВ возвращаются культовые программы и герои тех лет, общество обуревает реальная ностальгия.

И заметь, Юра, не по блатной жизни, а именно по мейнстриму той эпохи. Александр Хант вовсе не случайно поставил на финальные титры практически пародийную (на эстраду 90-ых) группу «Не твоё дело». Стоило копнуть чуть глубже, и Серебряков помимо очевидной и справедливой критики российского общества мог бы впасть в ностальгию по яркому времени начала его карьеры.


3. «Национальной идеей является сила, наглость и хамство» – самая сильная фраза Серебрякова за весь выпуск. Можно было бы вытащить из неё более развёрнутую трактовку, чем вполне рядовую историю про ГАИшника.

4. «В американском референсе «Левиафана» герой взял бульдозер и пошёл сминать город, в котором он жил. Почему наш оказался таким слабаком?» – совершенно дурацкий вопрос в духе BadComedian’a. Его задавали десятки раз всем причастным к созданию “Левиафана” людям. Один только Звягинцев на каждой творческой встрече и в каждом интервью уже задолбался рассказывать всем историю, как на «Каннском кинофестивале» к небу подходили журналисты из Мексики и говорили, что это универсальная история – поменяй водку на текилу и берёзы на кактусы, будет чистая Мексика. А после он обычно добавляет, что всё же русские реалии всё равно соблюдены, в частности – в характере персонажа.

Дудь спросил и услышал ответ в точности такой же по смыслу, как реплики Роднянского и Звягинцева. Зачем?

5. И за этим (как и за многими другими смежными) вопросом не последовало логичного дополнения: «Почему вас так часто зовут играть пьяниц и ублюдков?» Вместо этого образы Серебрякова Дудь обозначил как «вы играете настоящего русского мужика».

Да, понятно, что в бытовом контексте. Но отрицательная харизма Серебрякова всегда ведёт к ролям негодяев. Помимо трёх комедий можно было бы поговорить о неожиданных ролях, которые он так не сыграл или же просто поинтересоваться, как добрейший семьянин переживает постоянное погружение в образ мрази.

6. Примерно половину хронометража занимают пессимистичные разговоры о России. Это как раз замечательно, но есть одна проблема. На 13-й минуте Серебряков даёт понять, что он не русофоб и после повторяет это примерно трижды в ходе разговора. А на 17-й минуте Дудь наконец-то признаётся в «обострённом отношении ко всему советскому», о котором я уже как-то писал. И что происходит дальше – интервью реально превращается в разговор советофоба с русофобом.

Сколько бы герои ни сторонились своего имиджа, но Серебрякова всё время клонит в критику не только политики, но и менталитета, а Дудь с фирменным оптимизмом утверждает, что надежда есть, уезжать не надо и свобод больше, мол, не как в совке. Да, второй корень «фоб» зачастую наделяет слово отрицательными коннотациями. Поэтому говорить о русофобии здесь действительно глупо. Но даже такие панчи по фактам, как ответы про «закон Димы Яковлева» и метафора про забор будет воспринята патриотами, как явная русофобия. Ага, один, значит, из Канады кричит, как в России херово, а другой хейтит СССР в каждом втором своём материале, уничтожает Грудинина и якшается с оппозиционерами.

Хотя бы на монтаже, но такую атмосферу вполне можно было бы разрядить другими темами. В итоге же критика российского государства разных эпох здесь занимает огромнейший кусок в середине интервью – как раз том фрагменте, который зритель всегда воспринимает внимательно.

7. Историю про образ русского мужика Дудь логично продолжил вопросом, как такой символ может эмигрировать и как народ может это нормально воспринять. А после первых же двух предложений Серебрякова Юра поплыл.

И это очень странно, потому что в этих высказываниях актёр сравнил себя с врачом, который едет в Сомали и с работником завода Hyundai. Вместо того, чтобы прогнуться под мощными репликами, можно было бы в фирменном наглом стиле ответить: «Но вы же не врач и не работник завода, вы не спасаете жизни и не делаете уникальные авто, в том числе, для российского покупателя, вы – просто актёр». Но Дудь зачем-то ушёл в частности, следуя тому пути, куда его повёл Серебряков.

А самое главное – Юра не воспользовался возможностью зацепить собеседника за реально больную для него тему. Серебряков уехал на Запад, но продолжает (за очень редким исключением) сниматься в России. О каких сравнениях с другими эмигрантами может быть речь, если даже после успеха «Левиафана» он так и не начал полноценную зарубежную карьеру. Вместо этого мы услышали пусть и сильную, но тираду о судьбах русской эмиграции.

***

Да, все эти претензии перебивает хотя бы шикарный блок про усыновлённых детей и «закон подлецов». Но поработай над такими помарками – и интервью станет потрясающим часовым экспириенсом, лучшим выпуском на канале.

Увы, этого не случилось.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.