Николай Кубрак – о самом авторитарном кинобизнесе в мире.

Всего за неделю минкульт умудрился совершить две фатальные ошибки, указывающих на существование цензуры и полнейшее самоуправство. Речь о скандальном переносе фильма «Приключения Паддингтона 2» в угоду российским лентам и неожиданном отзыве прокатного удостоверения «Смерти Сталина».

С последним – история до истерики карикатурная. Картина, высмеивающая власть, пострадала от власти, над которой давно уже смеются сквозь слёзы. В экранизации сатирического комикса минкульт разглядел неуважение к истории и оскорбление чувств давно не существующей нации.

Самое интересное, что изначально фильм прошёл комиссию и получил удостоверение, но за день до премьеры начали поступать жалобы. Мединский мгновенно переобулся и, состроив недовольную мину, заявил: «У нас нет цензуры. Но есть нравственная граница между критическим анализом истории и глумлением над ней».


Может быть, в сравнении со сталинскими временами, сейчас цензуры и нет, но как иначе назвать абсурдные действия МК? Непонимание юмора и девиз «не смотрел, но осуждаю» превратились уже в привычные правила поведения власти, но у истории со смертью Сталина есть ещё один важный подтекст.

Если «Матильда» якобы оскорбляла святого мученика, то кого оскорбляет комедия Иануччи? Антисталинские настроение царили в стране полвека после предания его анафеме и построения образа кровавого диктатора. Но в последние годы ситуация кардинально изменилась.


Забавно, что результаты опроса ВЦИОМ о кумирах XX века вышли в тот же день, когда планировалась премьера «Смерти Сталина».

Главный итог опроса, который создавался к юбилею Высоцкого, оказался неожиданным – Сталин занял в нём четвёртое место, оказавшись популярнее Солженицына, Сахарова и Толстого. Поразительно, как в современной России умудряются с одинаковым фанатизмом любить последнего православного монарха и тирана-атеиста. Или всё дело в сакральности власти? Так или иначе, сегодня этот трек актуален как никогда:

Фильм, кстати, в России всё-таки можно увидеть. Кинотеатр «Пионер» осмелился незаконно показывать так же незаконно запрещённую ленту. Какие у этого будут последствия – неизвестно, но в минкульте уже намекнули, что планируют разобраться с ситуацией и напомнили о старательных проверках генпрокураторы. Пока всё печально – в кинотеатр уже пришли полицейские.


Но даже этот абсурд ужасает не так, как история с Паддингтоном. Насильственная отмена «Смерти Сталина» прямо перед премьерой – первый такой случай в истории России. И, вполне вероятно, останется единичным. А игры с прокатом семейного кино про милого медвежонка всё больше походят на тенденцию.

Как всё было?

22 декабря создатели «Паддингтона» подали заявление на прокатное удостоверение и успешно его получили – дата премьеры назначена на 18 января. Билеты продавались уже с конца декабря и к моменту премьеры разошлись на сумму порядка 850к рублей.

Что происходит дальше: за 7 часов до премьеры минкульт рассылает по кинотеатрам письмо: показ перенесён на 1 февраля. Деньги зрителям кинотеатры вынуждены возвращать из своего кармана. Вдобавок, за компанию переносят и сиквел популярного подросткового фэнтези «Бегущий в лабиринте».

В медиа поднимается волна заслуженного хейта в сторону Мединского. Он объясняет всё борьбой за российского производителя и упоминает о фильме, который якобы конкурирует с «Паддингтоном». Само название министр вслух не произносит. А в сеть просачивается интересный скриншот письма одной из сети кинотеатров:

Пока зрители грешили на «Скифа», реальный виновник суматохи становился всё более очевидным. Режиссёр «Скифа» тут же публично заявил, что ни о чём не просил минкульт, а фильм вообще 18+ и никак не пересекается с «Паддингтоном» по аудитории. Другое дело – семейная спортивная драма «Движение вверх». Впрочем, Мегердичев также отрицал связь с минкультом. Но Мединского, как известно, просить не надо – он сам знает лучше всех.

Пока в прессе бушует скандал о самоуправстве, а ассоциация владельцев кинотеатров громит Мединского в открытом письме, как бы фоном идут новости – до рекордных сборов в 2 миллиарда «Движению вверх» остаётся всего ничего. Как только сборы достигли этой отметки, «Приключения Паддингтона 2» моментально возвращаются в прокат. Подобного абсурда не было даже в традиционно авторитарном китайском кинобизнесе.

Но зачем помогать редкой российской картине, которая и так успешна в прокате? Хотя о чём речь, если «Движению» помогали с самого начала? Смотрите сами: рядовую, казалось бы, спортивную драму зачем-то поставили на новогодние праздники – самый прибыльный период проката. И этот самый период вдруг оказался слабейшим за все последние годы: средненький «Величайший шоумен», второсортная комедия «Праздничные переполох», да очередные «Ёлки» с «Богатырями». Конкурентов просто нет. А на праздники как-то принято ходить в кино, но кроме расхваленного на ТВ и в интернете «Движения вверх» больше не на что.

Вслед за первым успехом и хорошим сарафаном начинается агрессивная реклама в медиа. Спортивные и киношные сайты повально хвалят фильм, цепляясь лишь к исторической достоверности (но и этот «грешок» на деле используют как элемент маркетинга), на ТВ бомбардируют зрителей сюжетами в новостях и рекламой, Малахов снимает ток-шоу, а на федеральном канале выходит документалка о том самом матче. В какой-то момент казалось, что «Движение вверх» стало национальной идеей.

Нет, продюсеры, конечно, красавцы, да и фильм вполне качественный. Но его успех – абсолютно искусственный. Даже кассовый рекорд он взял не столько зрителями, сколько бешеными новогодними ценами. И на редкость успешную картину продолжают насильно впихивать нам в глотки четвёртую неделю подряд.

Причина проста: «Движение» – не просто нестыдный русский фильм и рекордсмен, но и, прежде всего, качественная агитка. Качественная, потому что не столь очевидная. Его даже тяжело назвать хорошим массовыми кино, потому что здесь речь не об искусстве, а о грамотно выстроенной манипуляции зрителем. Да, грамотно сделанное, но не очень хорошее в художественном смысле произведение.

Грязные приёмчики там повсюду: от откровенно стыдного и даже смешного (в своей избитости) приёма с неунывающим ребёнком-инвалидом до перебора с пафосными речами, музыкой и слоумо.

На редкость крутой визуально фильм сюжетно оказался пустышкой. История одного из главных героев выглядит примерно так: я хожу где-то на фоне, вдруг оказывается, что я близорукий, мне дают линзы, в финале я их драматично теряю. Всё! Вот и вся драма персонажа.

Фоном и только ради арки грузинских баскетболистов показан теракт. Мимо проходит иллюстрация реального тренерского вклада и новых элементов в подготовке. К примитиву и карикатуре сводятся линии всех второстепенных и некоторых основных персонажей. Зато на пирушку в Грузии и негров из подворотни хронометраж можно растянуть вдоволь.

И, кстати, что там у такого душевного и народного фильма с мотивацией? Чего хотела добиться команда, что она осознала в конце? Здесь тоже всё просто и идеально укладывается в политическую повестку.

Победить американцев – вот главная задача. Именно она озвучивается в фильме с невероятной частотой (серьёзно, посчитайте). Надо быть очень наивным, чтобы верить в рассказы о «душевности» фильма от людей, сосредоточенных на пропаганде и информационной войне. За тривиальной идеей о превозможении себя и самопожертвовании ради великой цели скрывается вполне бытовое желание «показать этим пиндосам».

Особенно это заметно на фоне зеркального примера – фильма «Чудо» о победе студентов-хоккеистов из США над сильнейший в истории командой СССР на ОИ-1980. Там нет избитого клише из «Движения вверх» о нарочито грязной игре нечестных соперников, нет высокомерного отношения со стороны сильнейших, а к иллюстрации образов советских хоккеистов подходят с невероятным уважением. И центральный мотив там не вмещается в слово «вопреки», а вполне конструктивен – воспитание команды-семьи и достойных американских патриотов. В этой не самой яркой и интригующей картине намного понятнее показывается, как и за счёт чего Давид победил Голиафа, и почему ему это было так важно.

История с прокатной чехардой вокруг больших российских премьер становится привычной: то же происходило с «Временем первых» и римейком «А зори здесь тихие». И наверняка то же случится с ещё рядом важных для государства картин этого года. Мединский, окутавшись королевской мантией, забывает, что прокат – дело кинотеатров, а они, в подавляющем большинстве, частные. Непослушание бравого «Пионера» во имя «Сталина» – лишь первый звоночек. Ещё пара подобных авторитарных жестов – и минкульт нарвётся на забастовки или более радикальную ответную реакцию.

Борьба Мединского с культурой успешно продолжается и лишь набирает обороты. Если ему удалось невольно очернить самый финансово успешный фильм в российской истории, то вряд ли для министра есть что-то невозможное.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.