Анонимная подписчица «Палача» поделилась личной историей.

Возраст – студенческий. Семья – полная, без разводов. Поступление на бюджет в другой город. Хороший стаж художника. Разбитых сердец не было, сейчас в отношениях, жалоб нет. Смерти близких не зафиксированы.

Вы только что прочли краткую сводку жизни человека, который уже больше четырех лет болен депрессией.


***

Психические расстройства стигматизированы даже сейчас, когда ушла карательная психиатрия. Людям с настоящей депрессией, а не хандрой и усталостью от нелюбимой работы, хорошо знакомы «очень действенные» советы от сочувствующих: заняться спортом, развлечься, взять отпуск, побольше улыбаться и двигаться.

Только если бы это работало так просто, в мире не было бы столь огромного количества людей с депрессией.

Мой диагноз – F33.1, что значит «реккурентное депрессивное расстройство с текущим эпизодом средней степени тяжести».

Другими словами – всю жизнь с некой периодичностью я буду переживать депрессивные эпизоды и каждый раз при этом придется оформляться в больнице с сопутствующим лечением: от выдачи рецепта до N дней в стационаре.

У меня последние зафиксированные эпизоды случаются примерно раз в год; у кого-то реже, у кого-то и раз в полгода. Это значит, что человек серьезно выпадает из рабочей, социальной, а бывает, что и из личной жизни на время длительности эпизода. Бывают герои, которые при этом в силах вести нормальную жизнедеятельность, но под правило они не попадают.

Депрессия у каждого проявляется по-разному: перечень признаков гуглится без труда, как и степени тяжести эпизода. В телеграме немало каналов от людей с различными заболеваниями, в том числе и о депрессии; информации достаточно.

Но при этом чуть ли не каждый второй человек воспринимает сообщение о том, что кто-то болен депрессией, как накручивание: «А, у всех депрессия», «Ты витамины-то попей», «Выходи из дома почаще, как рукой все снимет». Ни справка о лечении в стационаре, ни сообщение о том, что не первый год наблюдаешься у психиатра, не отрезвляют головы таких советчиков.

Один из моих эпизодов проходил примерно так: около полутора месяцев я почти не выходила из дома (почти – это 1-3 раза), плакала чаще, чем ела; любые минимальные события выводили из строя на несколько часов.

Можно было легко уйти в запойное смотрение в стену от видео с щенятами, которые отбирают игрушку у кота. Дойти до душа – целое приключение, на которое могло не хватать сил неделями. Казалось бы, встал да пошел, помылся, готово. Но в реальности это разбивалось на пару десятков подпунктов с попытками себя подбодрить за каждый выполненный шаг и уговорить сделать следующий, обманывая себя, что он последний.

Очень тяжело было объяснить кому-то заинтересованному, что нет, ничего не случилось, никто не умер, никто не обижал, просто вот так паршиво я себя чувствую: зацикленность между истязанием себя за непонятные самому себе грехи и провалами сознания на несколько часов в процессе разглядывания узора на стене. Бывают моменты просветления, которые я трачу на пару сообщений с уведомлением, что еще шевелюсь, спасибо за беспокойство.

При всем при этом я еще числилась в ВУЗе, и количество невыполненных работ тоже давило: старое не делалось, новое копилось. Было тяжело думать. Примерно как двигаться в густом сиропе до какой-то вещи, еще и не будучи уверенным, нужная ли это вещь. Один раз я полчаса искренне недоумевала, почему не включается ноутбук, и уже позже до меня дошло, что тыкала я не на кнопку включения, а на динамик.

Конечно, общение в подобные выпады из жизни резко урезается до необходимых контактов. Бывает тяжело и с близким человеком: нужно суметь объяснить, что он не виноват в моем паршивом настроении и пониженном либидо, да и я не виновата.

Эпизодические знакомые привыкли, что я пропадаю из соцсетей и не отвечаю на сообщения. В такие моменты стыд пробирает, что вот, кидаю людей, срываю планы – это неотъемлемая часть жизни.

Бывает страшно просто предупредить, что не придешь куда-то или не сделаешь что-то: а вдруг расспросы? а если честно скажу, вдруг опять полезут эти советы?

Каждый эпизод, или незадолго до его прихода (конечно, я не по таймеру высчитываю, просто чувствую, что становится хуже), я фиксирую походом к психиатру. Лечение всегда должно проходить под контролем специалиста, который индивидуально подбирает препараты с учетом особенностей отдельно взятого человека. Это так же важно, как адекватный специалист. Неадекватный мне посоветовал, например, родить, чтобы не было повода лежать на диванчике и ничего не делать.

От антидепрессантов может быть дичайший букет побочек, начиная от тошноты, заканчивая суицидальными мыслями с тенденцией к их реализации.

Цель визитов – подобрать таблетки так, чтобы профита от них было больше, чем вреда. За пару недель препарат может не подействовать, так что курс пьется от месяца. Стоит отметить, что на некоторые антидепрессанты просто конский ценник (до 5000 рублей), и кто-то видит выход в том, чтобы лечь в стационар, забывая, что после выпуска оттуда тоже нужно поддерживающее лечение.

Так было у меня, например, в прошлом году, когда после ночной истерики абсолютно без повода (пожелала спокойной ночи, легла, укуталась в одеялко, через минуту уже трясусь в рыданиях, пытаясь съежится так, чтобы сосед не заметил, что со мной, и через полчаса отпаиваясь чаем с ромом) я собрала остатки силы воли и пошла сдаваться.

С некоторой возней, но меня направили в дневной стационар, куда я отходила полтора месяца, после чего мне назначили таблетки на полгода с довольно адским для безработного студента ценником. Из кризиса, конечно, выйти помогло, но в дальнейшем снова понадобилась терапия.

В идеале она должна быть комплексной: таблетки плюс психотерапевт. К сожалению, не всем на это хватает средств – психотерапевты берут немало, да и хорошего найти довольно проблематично.

Кто-то скажет, что это излишнее драматизирование: вот сколько людей болеют и почему-то нормально работают/учатся.

Безгранично рада за этих людей, рада, что они могут продолжать нормальное функционирование в период болезни. Получается это далеко не у всех. Обесценивать проявление болезни просто абсурдно. Советы, которые применимы к здоровому человеку, который загрустил (что абсолютно нормально для психики), полностью нивелируются применимо к человеку с депрессией.

Да, свежий воздух и витамины могут помочь, но не могут быть основным лечением. Это как предложить пойти поиграть в футбол человеку с ногой в гипсе.

Депрессия – это болезнь, и лечится она настоящими таблетками у настоящего врача. Не добивайте больных ребят предложением выкинуть все из головы – лучше по дому помочь или выслушать, а в иных случаях и к врачу отвести.


Главное по теме «Депрессия»
Андрей Ставицкий
03 Авг '20
5 133 
«Никому нет до меня дела». У комика Александра Долгополова проблемы с деньгами и головой
Где деньги, Саша?
Андрей Ставицкий
19 Авг '19
3 692 
Flow – наушники для лечения депрессии. Как работает этот гаджет и сколько он стоит?
Нужно всего лишь три раза в неделю надевать...
Редакция «Палача»
06 Янв '19
7 592 
«Труп не вывозили до полудня понедельника». Чудовищные истории из русской психушки
Инсайды из психбольницы от Ксюши с канала "Время охерительных историй".
Андрей Ставицкий
19 Сен '18
4 481 
Как узнать, что у вас депрессия? Три главных признака и жуткая статистика
Все еще хуже, чем ты думаешь.
Павел Городницкий
23 Мар '17
3 652 
Почему я не верю в типичную депрессию
Мне было 12-13 лет, когда в Россию ворвалась мода на эмо. Естественно, я общался в основном с ровесницами, а они были ужасными позершами: красили челку...
Комментарии