Игорь Топорков – с десятком классных сюжетов. 

История о том, как русская дама слишком увлеклась демонстрацией сисек в Доминикане и умерла, известна уже всем. Пока все удивлялись и цокали языками, я испытывал нечто среднее между стыдом и ностальгией.

С января 2014 по январь 2015 года, задолго до «Спортфакта», я работал координатором страхового ассистанса. Звучит как унылая офисная должность с «Хедхантера», но как бы не так.

Координатор – это человек, помогающий русским туристам, которые заболели или травмировались за границей. Если турист умер – помогает с репатриацией. Именно на такого, как я, вы попадете, если позвоните по телефону, указанному на страховом полисе, который вы покупаете перед поездкой куда-нибудь в шенгенскую зону.


Что я делал

Моей задачей было отправить человека к врачу, если у него понос/простуда/насморк, успокоить клиента, пообщаться с врачом.

Если человек уже лежал в больнице под капельницей, то я решал вопрос оплаты лечения через страховую и транспортировки в Россию. Если кому-то не повезло умереть в путешествии, то я был посредником в репатриации тела.


Совсем лютая жесть случалась не каждый день, но и не очень редко. Например, одна женщина сломала себе позвоночник, промахнувшись мимо воды на горке в аквапарке. Другой гений позвонил из Франции и рассказал, что ему нужна помощь, так как он засунул себе в анальное отверстие футляр от очков, чтобы остановить кровотечение.

Случались вещи, от которых не по себе до сих пор. Где-то в Европе посреди трассы нашли мертвого русского мужчину за рулем автомобиля. В кармане были паспорт и полис. Сначала нашлась его сестра, потом бывшая жена. И, вместо того, чтобы помогать нам в бюрократии, связанной с репатриацией, они собачились за наследство.

Репатриация – это вообще отдельный жанр.


Один раз женщина упала со скалы в Грузии и разбилась. Стали организовывать ее перевозку на родину, связались с местным похоронщиком. А они ребята специфические. Сижу вечером на смене, жую бутерброд, а мне приходит письмо от агента с вложенным файлом и текстом: «Посмотрите фотку, труп совсем разложился». Со смайлом.

Вообще, когда занимаешься репатриациями, сразу видишь, кто герой, а кто чмо.

Общаться с убитыми горем родственниками тяжело, но это лучше, чем переступать через отвращение. Например, одна хорошая дочурка пыталась выяснить, как ей отправить тело ее матери из Австрии в Россию, хотя та была еще жива.

Какими бывают русские туристы

В основном, конечно, приходилось иметь дело с обычными людьми, которым слегка не подфартило. Русских туристов, схвативших за бугром болячку, можно разделить на следующие категории.

– Просто не свезло. Человеку стало плохо после похода на пляж или он съел что-то не то. Такие люди адекватны, хотят как можно скорее решить проблему и отдыхать дальше. Они покорно идут в ту больницу, куда ты их направляешь, и вообще ведут себя как лапочки. Если с ними случается что-то более серьезное, покорность никуда не пропадает. Никогда не забуду клиента с запором, который пошел к врачу, но по дороге пропал. Через три часа перезвонил и радостно проорал в трубку: «Спасибо, ребята, я просрался!»

– Хронические неудачники. Мужик год копил на отпуск, но в первый же день в Таиланде его сбила пьянь на мопеде. Дама поехала в Рим через Хельсинки, но в Финляндии схватила сердечный приступ. Еще больше ада: мужик поранил ногу в том же Таиланде, а на следующий день умер от сепсиса. Таких можно только пожалеть.

Мне, например, было очень жалко дядьку, который сломал плечо во Вьетнаме, позвонил нам, но со связью были проблемы. В итоге я его слышал, а он меня нет. Диалог получился таким.

Я: Назовите ваш населенный пункт, чтобы мы могли подобрать клинику.

Клиент: Алло, алло, не слышно!

Я повторяю фразу.

Клиент: Алло, ебучая Москва!!!

Я настолько обалдел, что поправил его фразой «Ебучий Санкт-Петербург».

– Любители лечиться. В моем понимании, в отпуске надо расслабляться и ни о чем не париться, но есть сорт людей, которые будут звонить даже тогда, когда у них порезан палец или мозоль на пятке. Одна девушка жила полгода вроде как в Швеции (точно не помню) и позвонила нам за это время четырнадцать раз. Поводы: заусенец, натерла ногу, небольшой насморк.

– Я же мать. Куда ж без них! «Куда я пойду, у меня ребенок болеет!!!» Одной особи, у которой дочь лежала в номере гостиницы с температурой 38,5, мы два часа объясняли, что в Европе врачи не ходят по домам, а «Скорая» – такси с мигалками, которое приедет за вами, только если вы реально не можете доползти до больнички, и отвезет туда. В итоге мы нашли какого-то врача, который пошел к ней за 200 баксов, но когда он постучался в дверь, маманя с дочкой ушли на обед.

Некоторые родители были экспонатами для палаты мер и весов. При звонке мы всегда должны были спросить симптомы. Не диагноз, его ставит врач, а именно симптомы: где болит, что беспокоит. Один папаша десять минут повторял мне, что его сын «теребит писю». Зачем он это делает, мы так и не выяснили.

– Персона вип. Тут понятно. «Да ты знаешь, с кем разговариваешь»/«зови начальника»/«я сейчас Путину позвоню». Самое смешное, что те, кто реально имел вип-статус, часто поражали своей вменяемостью. Но не всегда. Парадокс, но нередко випы наоборот пытались играть в героев. Один сломал два пальца на горнолыжном курорте, его помощница сразу связалась с нами, а он упорно продолжал твердить, что ему нормально.

К врачу пошел, только когда рука распухла, как самомнение Владимира Соловьева. Впрочем, дама с Рублевки, у которой заболел живот в штате Техас, обещала мне, что ее брат придет и «отымеет меня прямо из Америки».

Работа в ассистансе – дрянь?

Как и любая работа, в которой надо общаться по телефону в том числе с мудаками, ассистанс – это жесть, к тому же зарплаты невысокие.

Мудаки – это не только клиенты. К ним я старался относиться максимально терпимо, понимая, что они в дерьмовой ситуации. Но иногда истерику устраивали врачи, которые пытались натурально ограбить человека и угрожали ему. Особая каста – младшие сотрудники диппредставительств РФ за рубежом, с которыми иногда приходилось иметь дело по вопросам транспортировки тел.

Эти люди говорят с тобой как буфетчицы с Брайтон Бич или проводницы поезда Москва – Нижний Тагил. Но лично я извлек следующие ништяки:

1. Прокачал разговорный английский и немецкий. Общаться в баре с европейскими или американскими хипстерами – это прекрасно, но собачиться по телефону с бешеным врачом, который хочет выкинуть русского пациента на улицу, если не получит денег – совсем другой уровень тренировки скиллов.

2. Сгонял на халяву в Таиланд, чтобы сопроводить домой клиента со сломанными ребрами. Клиент оказался адекватный и веселый. Мне предстояло совершить перелет по маршруту Петербург – Дубай – Бангкок – Москва – Норильск – Петербург, но остановились на Москве. В Домодедово случайно встретили друзей клиента, которые сказали мне «не ссы, чувак, мы его проводим до Норильска».

А туристам совет простой. Сходите до поездки к стоматологу, вылечите старые болячки, не жрите всякую дрянь и не набухивайтесь как свиньи в отпуске. Тогда звонить по номеру с полиса не придется. А если позвонили – делайте всё, что вам говорят, и не спорьте.

Советы по выбору страховки и действиям «при пожаре», рассказы о том, как лечат туристов в разных странах и трэшовые истории – на моем телеграм-канале @neumirai.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.