Телевизионный критик Данил Тармасинов – с некрологом искреннему телевидению.

На этой неделе Первый канал кинул горсть земли на могилу программы «Жди меня». Это было логично – рейтинги главной кнопки страны падают, ведущие мигрируют на «Россию 1» с частотой чаек осенью, поэтому нужно выжимать из всех передач максимальные цифры.

Всё, что не дает рейтингов, отправляется на свалку. Иногда даже на свалку истории.


«Жди меня» началась как народная и какая-то типично русская программа – помочь человеку всем миром. В ней ведь искали не только пропавших отцов, мужей и дедов, но и парней из курортных романов, которых молодые леди знали пару часов. Всё то, с чем сейчас влёгкую справляются паблики во «ВКонтакте» типа «Подслушано», в начале века показывали по ТВ.

Безусловно, «Жди меня» проиграла интернету в этой гонке за помощью – зачем привлекать целую армию помощников из телевизора, если можно набрать нужную фамилию в соцсети?

Но программа приходила и к тем, кто не мог найти человека в интернете. Всё равно необходимо помнить: телевидение – это далеко не про молодых, и старикам на Руси помогают не социальные службы, а вот такие волонтеры. С их болью от расставания с близкими справлялась только «Жди меня» – ни одна мэрия перед выборами так не радовала пожилых избирателей.


«Жди меня» – наверное, предпредпоследняя из советских передач на русском телевидении. Она не выходила при Брежневе или Горбачеве, но четко стерегла дух того времени. Сейчас об СССР на экране напоминают язык новостных выпусков, а ещё КВН и «Что? Где? Когда?»

Хотя и у Маслякова, и у волчка со знатоками уже не осталось ничего от корней – они полностью превратились в современные и актуальные шоу. Программа про поиск людей же казалась чем-то нездешним, чем-то почти забытым. В ней не было ничего от коммерции, «Жди меня» помогала людям, потому что так надо, а не потому что так выгодно. Конечно, передача, как и все сейчас, была одновременно сайтом, серией книг и сильным брендом, но без этого ей было бы не выжить.

Просто удивительно, как, по сути, благотворительная организация столько лет держалась в пятничном эфире Первого. Долгое время программа вообще выходила в предпрайм, после вечерних новостей в 18:30 – дальше только «Пусть говорят» и топовые музыкальные форматы. Это абсолютно типичная история про большой general-канал – на Первом за три часа перескакивали от поиска людей до «Фабрики звёзд».


При всей благотворительности и бескорыстности передача была грамотно выстроена по драматургии. Создатели прекрасно знали, когда окунуть героя в уныние, грусть и переживание, а когда вытащить из него слёзы радости и счастье от воссоединения с любимыми. Да, это кажется циничным, но это законы телевидения. Даже в таких светлых и добрых программах очень важен сценарий, по которому развивается действие.

И, конечно, ведущие. Очень важно было подобрать тех людей, которые действительно умеют сострадать. Поэтому в кадре были так органичны Чулпан Хаматова и Ксения Алфёрова – женщины, которые сами помогают различным фондам. Для них слёзы простого человека были такими же понятными и близкими, как и их собственные, и оттого зритель верил им обеим. Их эмпатия была не показной, а настоящей, как и у тех людей, которые смотрели их в этот момент на телеэкране.

Очень символично, что именно отсутствие нужного ведущего стало причиной закрытия. У «Жди меня» были нормальные для дневного слота рейтинги, но сейчас Первый и компания «ВИД» так и не нашли человека, которые переживал бы те чувства, которые испытывают обычные люди от расставания с близкими. Самым удачным в этом плане был и остается Игорь Кваша, скончавшийся в 2012-м, но после смерти актёра создатели так и не нашли ему ту замену, которая расчувствовала бы зрителя.

В отличие от Тимура Кизякова и Андрея Малахова, «Жди меня», конечно, не поменяет канал, а просто тихо скончается. Сейчас их сайт сообщает, что для поиска подали 2,6 миллиона заявок, при этом нашлись чуть больше 200 тысяч человек. Получается, что в русском мире всё ещё ищут почти 2,5 миллиона душ, о которых кто-то помнит и по которым кто-то скучает.

Да, «Жди меня» давало наивную надежду на хэппи-энд, но без еженедельного плацебо у людей не будет даже иллюзий.


Комментарии